АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

Этот метод дал возможность вскрыть ряд клеточных закономерностей антителогенеза, обнаружить молекулярные медиаторы межклеточных взаимодействий и т. д

Прочитайте:
  1. A- Ручной метод
  2. Cовременные методы лечения миомы матки
  3. I. Иммунология. Определение, задачи, методы. История развитии иммунологии.
  4. I. Методические указания по составлению акта (заключения) судебно-психиатрической экспертизы
  5. I. Науково-методичне обгрунтування теми
  6. I. Научно-методическое обоснование темы
  7. I. Научно-методическое обоснование темы.
  8. I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ МЕТОДИКИ ОБСЛЕДОВАНИЯ БОЛЬНОГО
  9. I. ОРГАНИЗАЦИОННО – МЕТОДИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ
  10. II) Методы исследования и симптомы поражения III, IV, VI пары ЧН

Однако проблему наработки больших количеств антител этот метод не решил. Во-первых, потому что лимфоидные клетки не могут длительно культивироваться и после нескольких делений гибнут.

Во-вторых, потому что среди популяции лимфоидных, например селезеночных, клеток содержатся представители самых различных клонов лимфоцитов, предтерминированных (предопределенных. — М. Ж.) к синтезу самых различных по специфичности антител. Вот почему после иммунизации даже монодетерминированным антигеном в пуле иммуноглобулинов, синтезируемых совокупностью клеток, помимо искомых антител, содержатся сотни или тысячи антител иных специфичностей.

Для получения антител одной специфичности (моноклональных) необходимо культивировать моноклон, т. е. культуру антителопродуцентов, происходящих из одного лимфоцита. Создание бесконечно живущей культуры моноклона решает одновременно две задачи — получение моноспецифических моноклональных антител и наработку их в неограниченном количестве. Это казалось невозможным, так как только раковые клетки обладают способностью к неограниченному культивированию in vitro.

Hopмальные клетки после серий делений погибают (эффект Хейфлика). Вместе с тем примеры существования моноклональных антител хорошо известны. Выше упоминалось о плазмоцитомах — лимфоидных опухолях, при которых в организме разрастается один клон антителопродуцентов и синтезируемые им миеломные иммуноглобулины представляют собой моноклональные антитела против какой-то найденной или не найденной антигенной детерминанты. При этом плазмоцитомные клетки обладают способностью бесконечно культивироваться in vitro.

В 1975 г. Г. Келер и К. Мильштейн разработали методику получения клеточных гибридов — гибридОм от слияния нормальных лимфоцитов иммунизированных животных с культивируемыми в питательной среде клетками миеломных штаммов. Были использованы такие штаммы, которые не содержат фермента гипоксантинфосфорибозилтрансферазы, вследствие чего погибают в селективной питательной среде, содержащей гипоксантин, аминопротеин и тимидин (ГАТ).

Лимфоциты в этой среде не гибнут. Слияние лимфоцитов с миеломными клетками осуществляется с помощью полиэтиленгликоля. Слившиеся гибридОмные клетки получают от лимфоцита способность синтезировать определенное антитело и способность выживать в среде с ГАТ. От миеломного партнера они получают способность бесконечно размножаться in vitro. Накопившийся гибридОмный клон может быть размножен. Синтезируемые им моноклональные антитела могут быть получены в неограниченном количестве.

По всем параметрам антитела, вырабатываемые одним клоном, идентичны — по классу молекулы, по ее типу и по специфичности. Она взаимодействует только с одним антигеном. Таким образом полученный в пробирке, во флаконе или в клеточном реакторе препарат может служить идеальным по специфичности реагентом на ту или иную органическую субстанцию, идеальным диагностическим или лечебным средством. Набор специфических реагентов, который может быть получен, неограничен. Это могут быть антитела против белков крови и тканей, против специфических антигенов органов, раковых и нормальных клеток, против вирусов, бактерий, против ряда химических соединений и др.

За несколько лет проблема изучения и практического использования гибридОм проделала взрывоподобное развитие. Сотни исследователей в различных странах подключились к ее разработке. Ближайшее будущее обещает создание фирм или фабрик по наработке моноклональных антител в качестве уникальных реагентов, диагностических и лечебных препаратов.

Конечно, получение лимфоцитарных гибридОм дело не простое. Оно включает в себя несколько этапов: а) получение миеломной линии; б) получение селезеночных клеток от иммунизированного организма; в) создание в культуре условий для того, чтобы хотя бы некоторые клетки одной и другой популяций могли осуществить слияние; г) выделение слившихся клеток и накопление их клонов; д) отбор интересующего клона, его накопление и использование. Накопление клона осуществляют in vitro или путем введения животным. При этом на всех этапах образцы клеток необходимо консервировать в жидком азоте, чтобы в любое время можно было вернуться к любому этапу и сохранить на будущее нужные клоны. В качестве миеломных клеток чаще всего используют мышиные или крысиные клеточные линии.



С помощью моноклональных антител уже внесен огромный вклад в науку. Проанализирована структура и генетика иммуноглобулинов, открыты и исследованы рецепторы лимфоцитов, получены реагенты на субпопуляции лимфоцитов и опухолевых клеток, проведены эксперименты по лечению рака крови, приготовлены моноклональные антитела против ряда микроорганизмов и др.

ГибридОмы создаются не только на основе В-лимфоцитов, обеспечивающих возникновение культур, синтезирующих моноклональные антитела, но и на основе Т-лимфоцитов. Уже созданы культуры Т-гибридОм, синтезирующие те или иные лимфокины".

Для полноты картины приведём сведения, относящиеся к миеломе, заимствованные у того же автора:

"Миелома — род злокачественной опухоли, когда... разрастается клон плазматических клеток, синтезирующих строго одинаковые молекулы гамма-глобулина ...Патология заключается не в аномалии белка, а в том, что плазматические клетки синтезируют один вариант белка вместо условных 10 000, как бывает в норме. При этом у каждого больного свой вариант белка — один из 10 000 нормальных.

...Патологическое разрастание одного клона приводит к развитию одной из форм моноклональных иммунопатий" (Р. В. Петров, 1987).

Для понимания вопросов, связанных с гибридОмами и моноклональными антителами, полезны пояснения, которые дает А. И. Гнатышак (1988):

"Один стволовый лимфобласт и его потомство могут продуцировать только один иммуноглобулин, но характер рекомбинации генов и разнообразие процессинга позволяют считать, что лимфоциты человеческого организма могут продуцировать около миллиарда различных антител, в чем и проявляется феноменальная особенность живой клетки.

Если мыши или крысе пересадить раковые клетки человека, содержащие РЭА, то лимфоциты животного начнут вырабатывать против этого антигена иммуноглобулин... Для того чтобы данный иммуноглобулин продуцировался в большом количестве, определенный лимфоцит соединяют с клеткой злокачественной опухоли (плазмоцитомы), т. е. с клеткой, также происходящей от лимфоцита. Таким образом, получают гибрид двух клеток (продуцирующей lg и имеющей свойство беспредельно размножаться) — гибридОму...

Это очень нелегкая процедура, и лишь одна-две клетки из тысячи действительно ведут себя так, что от их потомства можно получать более значительные количества иммуноглобулина. Однако такой иммуноглобулин, сохраняя свою видовую специфичность (мышь, крыса), не лишен антигенных свойств в отношении организма человека. Поэтому возникла необходимость создать гибридОму из двух человеческих клеток: сенсибилизированного антигеном лимфоцита, продуцирующего lg, и клетки плазмоцитомы... Таким образом получены моноклональные антитела против РЭА, альфа ФП, хорионического гонадотропина, мембран клеток, остеосарком, жировых глобул человеческого молока, простатической кислой фосфатазы и др.".

Мы познакомили читателя с гимном моноклональным антителам и гибридОмам, написанным их восторженным поклонником академиком Р. В. Петровым. Если человечество до сих пор не избавлено от рака с помощью моноклональных антител, то это, по мнению академика Р. В. Петрова и его многочисленных единомышленников, просто досадная задержка.

Но так ли это на самом деле? Не хотелось бы портить бочку меда большим количеством дегтя, но придется. Лечение раковых заболеваний с помощью моноклональных антител, по нашему мнению, всего лишь очередной миф иммунологии.

Попробуем обосновать свою точку зрения, возможно, пока единственную в мире медицины. Но только пока.

Сколько же потребуется различных моноклональных антител для борьбы с раковыми заболеваниями? Если бы каждый нуклеотид генома человека мог изменяться спонтанно одним-единственным способом и, таким образом, порождать из здоровых клеток опухолевые только одного типа, то и тогда потребовалось бы примерно 3 млрд различных моноклональных антител, так как столько нуклеотидов содержится в геноме каждойклетки человеческого организма.

Но каждый нуклеотид может изменяться не единственным способом, да и может изменяться не один нуклеотид, а сразу два и более разных нуклеотида, причем в самых разных комбинациях. К тому же геном каждого человека имеет свои отличия. Банк моноклональных антител должен содержать многие миллиарды их разновидностей только на случай спонтанного перерождения клеток человеческого организма в опухолевые. И это, разумеется, из области фантастики. Иммунология считает возможным создание в организме человека только примерно 10 тыс. разновидностей антител.

Фантастична также задача подбора подходящего типа моноклональных антител из многих миллиардов их, которым надлежит находиться в гипотетическом банке, к конкретному варианту рака. Да и какой больной выдержит подобный подбор? Хорошо, если больному повезет и его вариант окажется хотя бы в первой сотне подбираемых вариантов, а не в десятой тысяче или в сотом миллионе их.

Гораздо проще иметь банк моноклональных антител против опухолей, вызываемых онкогенными вирусами. Этих вирусов не так много, и они вызывают одинаковые типы опухолей. Однако такие опухоли редки в общем количестве раковых заболеваний. Да и не так просто бывает определить по опухоли, каким канцерогеном она вызвана.

Складывается любопытное положение: реальные наблюдения и теоретические выводы на их основе доказывают, что подлинную противоопухолевую защиту в организме человека могут осуществлять главным образом защитные элементы и системы неспецифического действия.

Иммунология же, вопреки наблюдениям, с чрезвычайным упорством стремится развивать все более специфические элементы противоопухолевой защиты затемняя их практическую неэффективность очередными мифами и некорректной рекламой на высоком научном уровне.

Теперь представим себе абсолютно нереальный случай: удалось сразу точно определить необходимый больному тип моноклональных антител и эти антитела имеются в неограниченном количестве. Что будет дальше, после их применения? А дальше придется вспомнить, что применение моноклональных антител есть пассивная иммунизация организма, самое обычное введение лечебной сыворотки.

Всякая сыворотка действует две-три недели, и вводить ее для получения лечебного эффекта необходимо в достаточном количестве. Введение значительного количества антител против раковых клеток заставляет вспомнить концепцию блокирующих антител — одно из последних достижений иммунологии, как и открытие моноклональных антител.

Об этой концепции мы подробно говорили выше. Моноклональные антитела заблокируют рецепторы опухолевых клеток и рецепторы иммунных лимфоцитов, обеспечивая опухоли спокойное существование и развитие. Теперь напомним мнение тех же специалистов, которые с похвалой отзывались о лечебных противораковых возможностях моноклональных антител, забыв, что это всего лишь вариант пассивной иммунизации, которую они же считают непригодной для применения в клинической практике.

VII. Новые средства лечения раковых заболеваний 9 7

"Пассивная... иммунотерапия, предполагающая перенесение плазмы излеченного от рака донора с целью лечения больного раком, себя не оправдала и поэтому не нашла применения в клинике" (А. И. Гнатышак, 1988).

"При пассивной иммунотерапии больному вводят антитела (например, гамма-глобулин), переливают кровь или проводят пересадку костного мозга. Однако вмешательствам такого рода ставит ограничения сам подвергающийся лечению организм. Ведь нередко он отторгает чужие клетки, что сопровождается острой реакцией на воздействие" (А. Балаж, 1987).

"В клинической практике решение проблемы затруднено антигенной гетерогенностью и индивидуальностью каждого человека. Вот почему найти донора, от которого можно было бы получить антисыворотку и тем более лимфоциты, неактивные против нормальных антигенов опухоленосителя, практически невозможно" (Р. В. Петров, 1987).

Применение моноклональных антител в лечебной практике неизбежно будет приносить существенный вред организму больного. Примером является рассмотренный выше метод С. Розенберга (США), предусматривающий стимулирование Т-киллеров введением интерлейкина-2. Интерлейкин-2 и есть продукт Т-гибридОм, аналогичный моноклональным антителам от В-гибридОм. Тяжелые осложнения вплоть до смертельного исхода — таков результат введения интерлейкина-2 в организм в необходимых для лечения больших количествах, при слабом противоопухолевом эффекте.

Хотя эксперименты С. Розенберга и предусматривают противораковое применение моноклонального типа продукта Т-гибридОм интерлейкина-2, однако научный уровень этих экспериментов значительно выше попыток применения моноклональных антител. Розенберг не стремился к особой специфичности Т-киллеров по образцу моноклональных антител и не увеличивал у больного количества антител, блокирующих противораковые действия иммунной системы. С. Розенберг фактически положил конец рассуждениям о противораковых возможностях моноклональных антител.

Мы считаем моноклональные антитела отличным иммунологическим научным инструментом, не имеющим применения в лечебной противораковой практике.

Поэтому фабрик противоопухолевых моноклональных антител, надо полагать, не будет. Человечеству не нужны нереальные уверения иммунологии, порождающие неосуществимые надежды, а затем горькое разочарование. Мифу иммунологии о чудодейственных противораковых возможностях моноклональных антител должна быть дана подлинно научная оценка. Иммунологии давно необходим постулат, прекращающий бесконечное порождение подобных мифов. Мифы остаются мифами.

К числу новых средств лечения раковых заболеваний относится и гипертермия.

А. И. Гнатышак (1988):

"Согласно закону Вант-Гоффа, биологические реакции ускоряются при повышении температуры... Клиницисты давно наблюдали уменьшение и даже исчезновение опухолей в условиях высоких температур тела, под влиянием различных инфекционных процессов, в частности рожистого воспаления".

К сожалению, А. И. Гнатышак рекомендует совершенно недопустимое — местную и общую гипертермию для усиления "некробиотического действия ионизирующей радиации на опухоль", т. е. кислородизацию опухоли с гипертермией. Среди многочисленных попыток противоракового применения гипертермии, обычно неудачных, особое место занимает вариант гипертермии, описанный в газете "Труд" от 6 июня 1992 г. (В. Головачев, Ю. Дмитриев, "289 подаренных жизней").

Авторы метода: изобретатель и ученый В. Ф. Гудов, директор Научно-исследовательского института диагностики и хирургии профессор В. П. Харченко, главный онколог Нижегородской области профессор Н. Е. Яхонтов и ряд других специалистов.

Официальное название метода — "Способ лечения злокачественных новообразований с помощью ферромагнитной гипертермии». Цитируем сообщение:

"Известно, что раковые клетки полностью погибают при температуре 43,5 градуса в течение двух часов. Здоровые клетки остаются жизнеспособными при нагревании до температуры 45,5 градуса".

Но разогреть тело до 43,5 °С и поддерживать такую температуру два часа невозможно. Общее нагревание всего организма до температуры 43,5 °С чаще всего ведет к гибели больного. Равномерное прогревание всего тела практически неосуществимо. Так, жировой подкожный слой разогревается в 17 раз быстрее, чем мышечный. Гибнут здоровые клетки. Прямое нагревание тела оказалось тупиковым направлением.

Авторы нового метода пошли по пути нагревания только того места, где находятся раковые клетки. Это и раньше пытались делать, применяя сверхвысокочастотное поле. Но ткани прогревались на глубину полтора-два сантиметра, дальше температура постепенно падала до 41-38 °С. Получалось только хуже, так как при температуре 38-40 °С рост раковых клеток, наоборот, ускоряется. Авторы нашли выход из этого положения.

"Они вводят в опухоль микрочастицы железа, которые концентрируются на поверхности раковых клеток. И уже нагревая эти частички железа с помощью высокочастотного поля, можно равномерно поднять температуру в том месте, где находится злокачественное новообразование. Результат оказался сенсационным: в зоне введения ферромагнетиков погибают при нагревании до ста процентов раковых клеток.


Дата добавления: 2015-02-06 | Просмотры: 216 | Нарушение авторских прав



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 |



При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.093 сек.)