АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

Центральная аналгезия

Прочитайте:
  1. IV. Центральная нервная система, эстезиология
  2. А. Центральная стимуляция
  3. В) Центральная рвота
  4. Г. нейро-лепто-аналгезия, ИВЛ, скелетное вытяжение за грудину 3 недели
  5. Головной мозг и центральная нервная система
  6. Дифференциальная центральная блокада и блокада плечевого сплетения
  7. ІІ. Центральная регуляция системы кровообращения
  8. Моноаналгезия опиоидами
  9. Нейролептаналгезия
  10. Нейролептаналгезия

 

В основу комплекса методик анестезии, объединенных общим термином «центральная аналгезия», положена концепция многокомпонентности общей анестезии. Отличием является придание такому компоненту, как аналгезия, доминирующего значения, в то время как воспроизведение всех остальных компонентов (угнетение сознания, нейровегетативное торможение, миорелаксация) подчинено усилению антиноцицептивного эффекта больших доз центральных анальгетиков (морфин, дипидолор, фентанил, промедол и т.д.).

С нейрофармакологической точки зрения центральная аналгезия представляет собой такое воздействие на ЦНС, при котором фармакологически подавляется функциональная активность главным образом структурных образований, ответственных за проведение, интеграцию сигналов болевой рецепции и за формирование генерализованной реакции на травматическое воздействие. При этом за счет выраженной аналгезии выключаются или становятся менее выраженными соматические и вегетативные реакции на боль без наступления наркотического эффекта. Однако применение центральных анальгетиков в больших дозах, как правило, ведет к глубокому угнетению дыхания. Поэтому одним из обязательных условий при анестезии данного вида является возможность ИВЛ не только во время вмешательства, но и в ближайшем послеоперационном периоде.

Морфин является наиболее известным и подробно изученным препаратом, применяемым для анестезии. Другие наркотические анальгетики значительно отличаются от него по силе и длительности эффекта [Sebel P. S., Воvil J. Y., 1987].

В отличие от анестетиков, которые вызывают дозозависимую генерализованную депрессию ЦНС, наркотические анальгетики оказывают более избирательное воздействие. У здоровых людей глубокая аналгезия и угнетение дыхания без потери сознания могут быть достигнуты путем введения морфина в сравнительно больших дозах при условии поддержания вентиляции легких на адекватном уровне с помощью ИВЛ. Ни амнезия, ни релаксация мышц не возникают. Отмечается только депрессия рефлекторной активности. Именно поэтому считают неправильным относить данную группу препаратов к анестетикам. Это положение диктует необходимость сочетать введение морфина для анестезии с другими препаратами, которые способны вызывать амнезию и угнетение сознания. Чаще всего для сочетанного применения используют диазепам. Детям внутримышечно вводят кетамин (6 мг/кг).

Ориентировочная методика центральной аналгезии морфином состоит в следующем. Индукцию начинают с внутривенного введения диазепама в дозе 0,1—0,15 мг/кг на фоне ингаляции смеси закиси азота с кислородом (1:1). После того как появляются признаки потери сознания, дробно внутривенно вводят морфин по 5—7 мг. Введение 5 мг диазепама можно чередовать с введением 5 мг морфина через 3—4 мин, повторяя это сочетание 3—4 раза. Возможно также капельное введение морфина после диазепама. С этой целью морфин (3 мг/кг) разводят в 500 мл 5% раствора глюкозы и до интубации начинают ин-фузию этого раствора со скоростью 5—10 капель в минуту. Обычно до интубации вводят 100—150 мл раствора. Затем вводят дитилин и осуществляют интубацию. До кожного разреза вводят 1,5—2 мг/кг морфина. Оставшуюся часть раствора вводят во время операции медленно, в течение 1 —2 ч операции для поддержания аналгезии. Методика центральной аналгезии с помощью морфина получила распространение главным образом при операциях на сердце, у больных с тяжелыми формами сердечной недостаточности, низким сердечным выбросом, тяжелыми формами ишемической болезни сердца [Bovill J. G. et al., 1984].

Следует отметить, что в сравнительно больших дозах морфин оказывает действие, которое следует учитывать при проведении анестезии. Если морфин используют для общей анестезии, то применение релаксантов необходимо не только для выполнения интубации и подавления двигательной активности во время операции. Известно, что наркотические анальгетики вызывают мышечную ригидность, особенно если их вводят в больших дозах, сравнительно быстро и на фоне ингаляции закиси азота [Freund M. et al., 1973; Qergis S. D. et al., 1971; Sokoll M. et al., 1972]. Особенно характерна ригидность грудных мышц, межреберных и мышц брюшного пресса, сопровождающаяся резким снижением податливости грудной клетки, что может отражаться на гемодинамических показателях. Такая ригидность устраняется с помощью небольших доз дитилина (0,1 — 0,3 мг/кг) или недеполяризующих релаксантов. Резкую ригидность можно предупредить и путем углубления депрессии ЦНС анестетиками. Это свидетельствует о том, что ригидность мышц объясняется центральным эффектом наркотических анальгетиков [Freund M. et al., 1973]



Морфин и морфинные анальгетики вызывают депрессию дыхания, рефлексов с дыхательных путей, тонуса и подвижности диафрагмы, что весьма выгодно во время операции, но требует пролонгированной ИВЛ в послеоперационном периоде.

Внутривенное введение морфина в сравнительно большой дозе (1 мг/кг) незначительно влияет на гемодинамику [Lowenstein R. et al., 1969]. Именно это явилось основанием для широкого применения морфинной анестезии в сердечной хирургии. Однако для поддержания стабильности гемодинамики следует учитывать ряд эффектов морфина. После введения его может наблюдаться гипотензия, механизм возникновения которой обусловлен появлением брадикардии, освобождением гистамина и депрессией симпатической нервной системы. Брадикардию можно корригировать с помощью атропина. Отмечено также, что ги-потензия возникает главным образом при быстром введении морфина Доста-тчно уменьшить скорость внутривенного введения до 5 мг/мин, чтобы выражен носгь гипотензии в большинстве случаев стала минимальной. Повышение уровня гистамина в крови и снижение симпатической активности проявляются снижением венозного тонуса и депонированием крови в массивном бассейне венозного коллектора сосудистой системы. Следовательно, гипотония после введения морфина может объясняться возникновением относительной гиповолемии и корригируется введением жидкости.

При центральной аналгезии можно применять и другие анальгетики. Достаточно выраженная аналгезия может быть достигнута с помощью инфузии пиритрамида (дипидолор) или промедола.

Пиритрамид вводят фракционно внутривенно по 0,1—0,2 мг/кг с интервалом 3—5 мин. До интубации вводят 0,5—0,7 мг/кг в сочетании с 10—20 мг диазепама, перед кожным разрезом — аналогичную дозу. В дальнейшем с целью поддержания анестезии пиритрамид вводят дробно, подбирая фракционную дозу препарата в зависимости от этапа операции и реакции больного на препарат. В среднем на торакальную операцию длительностью 4—6 ч требуется примерно 3 мг/кг пиритрамида. Во время операции дыхание осуществляется с использованием смеси закиси азота и кислорода (50 : 50). Сознание восстанавливается несколько медленнее, через 30—60 мин после прекращения подачи закиси азота. Еще дольше (4—6 ч) сохраняется депрессия дыхания после операции. Глубокое обезболивание отмечается в среднем 10—12 ч после операции. Такой вариант анестезии можно применять при обширных длительных вмешательствах, когда в ближайшем послеоперационном периоде необходимость продленной ИВЛ диктуется обширностью операционной травмы или тяжелым состоянием больного.

Промедол. Аналогичным способом можно осуществить центральную аналгезию, используя в качестве основного компонента промедол. Его вводят в дозе 2—3 мг/кг перед тем, как делать кожный разрез. Общая доза препарата на 3—4 ч операции составляет примерно 4—5 мг/кг. В этом случае самостоятельное адекватное дыхание восстанавливается несколько раньше, через 1,5— 3 ч после окончания операции. Аналгезия сохраняется в течение 6—8 ч после операции.

Анестезию, основанную на использовании глубокой центральной аналгезии, нельзя в полной мере отнести к методам рутинного применения в клинической практике. Использование ее должно четко соответствовать конкретным клиническим ситуациям, чтобы положительные свойства центральных анальгетиков доминировали над рядом недостатков методик. Из преимуществ следует отметить более глубокий и надежный анальгетический эффект с минимальными нарушениями механизмов гомеостаза, легкое стимулирующее влияние на сократимость миокарда, отсутствие гистотоксического эффекта, длительное послеоперационное обезболивание. Одним из главных недостатков метода является замедленное восстановление мышечной активности и адекватного самостоятельного дыхания, что требует длительной ИВЛ легких в послеоперационном периоде Отсюда следует, что основным противопоказанием к использованию методик центральной аналгезии является отсутствие возможности проведения ИВЛ в послеоперационном периоде в условиях квалифицированного, качественного наблюдения и ухода за больным.


Дата добавления: 2015-02-05 | Просмотры: 261 | Нарушение авторских прав



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 |



При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.003 сек.)