АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

Глава восемнадцатая. ЕСЛИ СМОТРЕТЬ ВПЕРЕД НЕ ОГЛЯДЫВАЯСЬ

 

Сколько прошло времени, Момо не знала. Порой на башне били часы, но Момо их едва слышала. Тепло медленно возвращалось к ней. Она чувствовала себя парализованной и не могла принять решения.

Вернуться в старый амфитеатр и лечь спать? Сейчас, когда всякая надежда – для нее и ее друзей – раз и навсегда потеряна? Она теперь твердо знала, что никогда уже не будет так хорошо, как раньше... никогда...

Еще она боялась за Кассиопею. Что, если Серые господа найдут ее? Момо горько раскаивалась, что упомянула о черепахе.

«Может быть, Кассиопея давно у Мастера Хора, – утешала себя Момо. – Надеюсь, она меня больше не ищет. Это было бы счастьем – и для меня и для нее...»

В этот момент что-то нежно коснулось ее босой ноги. Момо испугалась, потом медленно нагнулась.

Перед ней сидела черепаха! В темноте засветились слова: «Я ОПЯТЬ ЗДЕСЬ!»

Момо бессознательно схватила черепаху и засунула ее под пиджак. Потом она встала, вглядываясь в темноту. Она боялась, что Серые господа еще здесь.

Но все было тихо.

Кассиопея шевельнулась под пиджаком, пытаясь высвободиться. Момо крепко прижала ее к себе, заглядывая под пиджак:

– Сиди, пожалуйста, тихо!

«ЧТО ЗА ГЛУПЫЕ ШУТКИ?» – засветилось на панцире.

– Нельзя, чтоб тебя видели, – шепнула ей Момо.

«НЕУЖЕЛИ ТЫ НЕ РАДУЕШЬСЯ?» – засветилось на панцире.

– Радуюсь! – сказала Момо, чуть но плача. – Радуюсь, Кассиопея, и еще как! – И она несколько раз поцеловала черепаху в нос.

Слова на панцире черепахи явственно покраснели, когда она ответила: «НУ ЗНАЕШЬ ЛИ!»

Момо улыбнулась.

– Ты все это время искала меня?

«КОНЕЧНО».

– А почему ты нашла меня именно сейчас и здесь?

«ЗНАЛА ЗАРАНЕЕ».

Значит, черепаха все это время искала ее, хотя знала, что не сразу найдет? Но тогда зачем было искать? Еще одна загадка Кассиопеи! Но сейчас, во всяком случае, не время искать отгадку.

Момо шепотом рассказала черепахе обо всем происшедшем за это время.

– Что нам теперь делать? – спросила она под конец.

Кассиопея внимательно слушала. На ее панцире появились слова: «ПОЙДЕМ К МАСТЕРУ ХОРА».

– Сейчас?! – в отчаянии крикнула Момо. – Но они же тебя везде ищут! Только здесь их нет! Не лучше ли нам остаться?

Но на панцире засветилось только: «Я ЗНАЮ, ИДЕМ».

– Прямо к ним в лапы? – в ужасе воскликнула Момо.

«МЫ НИКОГО НЕ ВСТРЕТИМ!» – ответила Кассиопея.

Если она так уверена, то можно на нее положиться, подумала Момо. Она опустила Кассиопею на землю. Но тут же вспомнила весь долгий мучительный путь, по которому они шли в прошлый раз, и вдруг почувствовала, что у нее не хватит на это сил.

– Иди одна, Кассиопея, – сказала она тихо, – я не могу больше. Иди одна и передай привет Мастеру Хора.

«ЭТО СОВСЕМ БЛИЗКО!» – стояло на спине Кассиопеи.

Прочитав ответ, Момо удивленно оглянулась. Мало-помалу она смутно осознала, что этот убогий и словно вымерший уголок города именно тот самый, из которого они вышли к белоснежным домам – на улицу со странным освещением. Если это так, то у нее, пожалуй, хватит сил добраться до Дома-Нигде.

– Хорошо, – сказала Момо. – Я пойду с тобой. Но разреши, я возьму тебя на руки, так быстрее дойдем.

«К СОЖАЛЕНИЮ, НЕТ», – прочитала Момо на панцире.

– Почему ты должна идти сама? – спросила Момо.

Ответ был загадочен: «ДОРОГА ВО МНЕ».

С этими словами черепаха двинулась вперед, и Момо медленно, медленно, шаг за шагом пошла за ней.

Как только черепаха и Момо скрылись в одном из ближайших переулков, на площади, в тени окружавших ее домов, сразу же наступило большое оживление. Со всех сторон доносился какой-то хруст и хрип, приглушенное хихиканье. Это были Серые господа, они подслушали весь разговор Момо с черепахой. Часть из них оставалась тут, чтобы наблюдать за девочкой. Они и не подозревали, что долгое ожидание принесет им такой успех!



– Вон они! – шепнул пепельно-серый голос. – Хватать их?

– Конечно, нет! – прошелестел другой. – Пусть бегут.

– Но почему? – спросил первый голос. – Надо же поймать черепаху. Сказано было: любой ценой!

– Правильно. Но для чего?

– Чтобы она отвела нас к Мастеру Хора.

– Вот именно! Это она и делает. Нам даже принуждать ее не надо. Она делает это добровольно.

И снова площадь, с ее мрачными тенями, наполнилась глухим хихиканьем.

– Немедленно сообщите эту новость всем агентам в городе! Поиски можно прекратить. Пусть все подключатся к нам. Но главное – осторожность, господа! Никто из нас не должен перебегать им дорогу. Освободите им путь. И всячески избегайте с ними встреч. А теперь, господа, спокойно последуем за нашими ничего не подозревающими проводниками!

Момо с Кассиопеей и в самом деле не встретили никого из своих преследователей. Куда бы они ни направлялись, Серые господа всюду вовремя исчезали, присоединяясь к следовавшей за беглецами армии преследователей. Эта армия становилась все больше и больше, она бесшумно кралась сзади, прячась в тени домов и заборов...

Момо совсем выбилась из сил. Порой ей казалось, что она вот-вот упадет и заснет на месте. Но всякий раз она заставляла себя сделать еще шаг, а за ним следующий.

Если бы черепаха не шла так медленно! Но тут уж ничего нельзя было поделать. Момо перестала смотреть по сторонам, она смотрела только на свои ноги и на черепаху.

Спустя, как ей показалось, целую вечность, она вдруг заметила, что под ногами стало светлее, Момо подняла веки – они словно налились свинцом – и оглянулась вокруг.

Да, это была наконец та часть города, где царствовал удивительный свет – не вечерний и не утренний – и где все тени падали в разных направлениях. Ослепительно белыми стояли недоступные дома с черными провалами окон. А вон и странный памятник – огромное яйцо на черном каменном прямоугольнике.

Момо приободрилась – теперь уже недалеко было до Мастера Хора.

– Прошу тебя, – обратилась она к Кассиопее, – нельзя ли идти побыстрее?

«ТИШЕ ЕДЕШЬ – ДАЛЬШЕ БУДЕШЬ», – ответила черепаха и поползла еще медленнее. Но благодаря этому – заметила Момо, как и в прошлый раз, – черепаха стала вдруг продвигаться быстрее. И чем медленнее они шли, тем быстрее навстречу им скользила под ногами улица.

В этом заключался секрет странной части города: чем медленнее ты шел, тем быстрее достигал цели! А чем сильнее спешил, тем медленнее продвигался. Этого-то Серые господа и не знали – в тот раз, когда они преследовали Момо на автомобилях. Потому ей и удалось от них ускользнуть.

В тот раз!

Но сейчас все было по-другому. Сейчас Серые господа вовсе не стали догонять беглецов. Они шли по их следу так же медленно. Они поняли секрет. Белые улицы позади Момо и черепахи медленно наполнялись армией Серых господ. Теперь преследователи знали, как тут надо двигаться: они шли еще медленнее черепахи и потому нагоняли ее. Это был бег наперегонки, только наоборот: состязание в медленности.

Вдоль и поперек сонных улиц. В самую сердцевину белоснежного квартала. А вот наконец и Переулок-Никогда...

Кассиопея уже завернула за угол и стала приближаться к Дому-Нигде. Момо вспомнила, что не могла здесь идти иначе как задом наперед, – и повернулась... От страха у нее чуть не остановилось сердце.

На нее надвигалась живая, движущаяся стена – воры времени. Тесными рядами, один возле другого, заполнили они всю ширину улицы – стене этой не видно было конца.

Момо закричала, но не услышала своего голоса. Задом наперед вбежала она в Переулок-Никогда, широко раскрытыми глазами уставившись на следовавшую за ней армию Серых господ.

Но тут опять случилось нечто невероятное: едва первые преследователи попытались войти в Переулок-Никогда, они тут же – на глазах у Момо – растворились в воздухе! Сначала растворились их протянутые руки, потом ноги и туловища и под конец их лица – с застывшим на них выражением ужаса.

Не только Момо наблюдала это зрелище – это видели еще не успевшие раствориться Серые господа, на которых напирали сзади другие. Передние ряды стали топтаться на месте, пытаясь сдержать напиравших сзади, и на границе Переулка-Никогда возникла своего рода рукопашная, превратившаяся во всеобщую свалку. Никто не отважился двинуться дальше, но те, которые были вытолкнуты напиравшей толпой вперед, тут же растворялись, превращаясь в Ничто.

Момо видела гневные лица, воздетые кулаки, но никто уже не мог преследовать ее.

Сама она наконец достигла Дома-Нигде. Тяжелые ворота из зеленого металла распахнулись. Момо кинулась внутрь, пробежала коридор с каменными фигурами, открыла в конце маленькую дверцу, скользнула в нее, промчалась но залу с бесчисленными часами до маленькой комнаты, окруженной стенками часов, бросилась на маленькую софу и зарылась лицом в подушку, чтоб ничего больше не видеть и не слышать...

 


Дата добавления: 2016-06-06 | Просмотры: 539 | Нарушение авторских прав



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 |



При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.003 сек.)