АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

Глава шестнадцатая. НУЖДА В ИЗБЫТКЕ

 

– Итак – куда? – спросил шофер, когда Момо опять села в элегантную машину.

Момо растерянно смотрела перед собой. Что сказать? Куда она хочет? Надо найти Кассиопею. Но где? Где и когда она ее потеряла? Во время всей этой поездки с Джиги Кассиопеи уже не было, это она знала точно. Значит, перед домом Джиги! И она сразу вспомнила слова на панцире: «Прощай!» и «Я иду тебя искать!». Конечно, Кассиопея заранее знала, что они потеряют друг друга. И теперь она ищет Момо. Но где искать Кассиопею?

– Ну, так куда же? – спросил шофер, барабаня пальцами по рулю. – У меня и так дел по горло.

– К дому Джиги, пожалуйста, – ответила Момо.

Шофер озадаченно посмотрел на нее:

– Я думал, что мы поедем к тебе домой. Или ты собираешься жить у нас?

– Нет, – ответила Момо. – Мне надо кое-что найти.

Шофера это устраивало, он все равно туда ехал.

Когда они подъехали к вилле Джиги, Момо вылезла из машины и сразу стала обыскивать все вокруг.

– Кассиопея! – тихо звала она. – Кассиопея!

– Что это ты ищешь? – спросил шофер, высунувшись из машины.

– Черепаху Мастера Хора, – ответила Момо. – Ее звать Кассиопея. Она знает будущее. На полчаса вперед. А на панцире у нее зажигаются буквы. Мне непременно надо ее найти. Помоги, пожалуйста!

– Некогда мне заниматься разными глупостями, – проворчал шофер.'

Машина въехала в ворота, и они захлопнулись.

Момо продолжала искать. Она обыскала всю улицу – Кассиопеи нигде не было.

«Может быть, она пошла к амфитеатру?» – подумала Момо.

Момо медленно побрела той же дорогой, по которой пришла. Она внимательно всматривалась в каждый метр пути, искала в канавах. То и дело звала она черепаху. Но напрасно.

Глубокой ночью пришла Момо в старый амфитеатр. Она обыскала все вокруг, насколько это было возможно в темноте, надеясь на чудо – что черепаха первая вернулась домой. Но нет, чудо не произошло.

Момо залезла в кровать. Впервые она оказалась совсем одна.

В последующие недели Момо бесцельно блуждала по огромному городу в поисках Беппо-Подметальщика-Улиц. Но так как никто ничего не мог ей сказать о его местонахождении, оставалась последняя надежда – что она встретит его где-нибудь случайно. Но возможность такой встречи в огромном городе была так же маловероятна, как то, что бутылка с запиской, брошенная потерпевшим кораблекрушение, будет обнаружена рыбаком где-нибудь на другом берегу океана.

«И все же, – говорила себе Момо, – может быть, мы с Беппо где-то рядом? Кто знает, может быть, я только что проходила именно в том месте, где Беппо был всего час тому назад, или полчаса, или всего лишь мгновение перед этим. Или наоборот – может быть, Беппо сейчас придет на эту вот площадь или улицу, где я сейчас нахожусь?» Поэтому она иногда ждала на одном месте по нескольку часов. Но в конце концов ей надо было идти дальше, и вполне возможно, что она в этот момент как раз разминулась с Беппо.

О, как нужна была бы ей сейчас Кассиопея! Будь черепаха рядом, она бы посоветовала: «Жди!» или «Иди дальше!» – а так Момо никогда не знала, что делать. Она боялась, что пропустит Беппо, если будет ждать на месте, и боялась, что пропустит, если не будет ждать.

И детей, которые раньше всегда приходили к ней, она тоже искала. Но ни разу никого из них не встретила. Она вообще не встречала на улицах детей. И тогда она вспомнила слова Нино: о детях, мол, позаботились.

Это по решению Серых господ Момо до сих пор не отправили в Детское Депо. Они неотступно следили за ней. В их планы вовсе не входило, чтобы ее задержали. Но об этом Момо ничего не знала.

Каждый день ходила она обедать к Нино. Но поговорить с ним толком она все равно не смогла. У него никогда не было времени.

Недели превратились в месяцы. А Момо по-прежнему жила в полном одиночестве. Один только раз, вечером, когда она сидела на перилах моста и глядела на канал, она вдруг увидела на другом мосту маленькую согбенную фигурку. Человек с таким рвением орудовал метлой, будто дело шло о его жизни. Ей показалось, что это Беппо, – она закричала и замахала руками. Но человек ни разу не оглянулся. Когда Момо добежала до другого моста, там уже никого не было.



«Наверное, это был не Беппо, – успокаивала она себя. – Нет, конечно, это не он. Я же знаю, как размеренно и спокойно он подметает».

Иногда Момо по целым дням оставалась в старом амфитеатре: все надеялась, а вдруг Беппо придет, чтобы узнать, не вернулась ли она. И если ее не будет, решит, что она исчезла навсегда. И ее опять мучила мысль, что он уже был здесь – может, неделю назад, а может, только вчера! И она ждала, но ждала напрасно. Наконец она написала на стене своей комнаты большими буквами: «Я опять дома». Но кроме нее самой, никто никогда ее надписи не прочитал.

Зато живое воспоминание о Мастере Хора, о Цветах Времени и о музыке теперь никогда ее не покидало. Достаточно ей было закрыть глаза и вслушаться в себя, как она видела пламенные краски цветов и слышала музыку звездных голосов. И снова, как в первый раз, она могла повторить слова и напеть мелодию, хотя и эти слова и мелодии никогда не повторялись.

Иногда она по целым дням сидела на каменных ступенях, напевая и разговаривая сама с собой. Но никто не слышал ее – только деревья, птицы и камни.

Одиночество бывает разное, но Момо была так одинока, как едва ли какой другой человек на свете.

Ей казалось, что она заперта в пещере, полной бесценных сокровищ, с каждым днем их становилось все больше и больше, она чувствовала, что задыхается. Но выхода не было! Никто не мог пробиться к ней, и она никому не могла дать гнать о себе – так глубоко зарыта она была под горой времени.

Бывали часы, когда она начинала думать, что лучше бы ей никогда не слышать этой музыки, не видеть этих красок. И все же, если бы она могла выбирать, она ни за что на свете не отказалась бы от этих воспоминаний. Даже под страхом смерти. Теперь она поняла: бывают богатства, от которых человек гибнет, если не может разделить их с другими...

Каждые два дня ходила Момо к дому Джиги и подолгу ждала перед воротами. Она надеялась еще раз увидеть его. Теперь Момо готова была на все. Она готова была остаться у Джиги, слушать его и говорить с ним, все равно – будет все как раньше или нет. Но ворота больше не открывались.

Так прошло несколько месяцев, но никогда время не тянулось так медленно. Достаточно сказать, что если бы Момо нашла дорогу к Мастеру Хора – а она все время пыталась ее найти, – она бы попросила его не отпускать ей больше времени или разрешить навсегда остаться у него в Доме-Нигде.

Но без Кассиопеи нельзя было отыскать дорогу. А черепаха все не находилась. Может быть, она давно вернулась к Мастеру Хора. Или заблудилась где-нибудь в мире. Во всяком случае, она не возвращалась.

Но тут произошли новые события.

В один прекрасный день Момо встретила на улице трех детей, которые раньше всегда к ней ходили. Это были Паоло, Франко и девочка Мария, таскавшая за собой маленькую сестренку Деде. Все трое очень изменились. Одеты они были в серую форму, их лица выглядели странно застывшими и безжизненными. Момо их восторженно приветствовала. Но они в ответ едва улыбнулись.

– Я так искала вас, – сказала Момо затаив дыхание. – Пошли ко мне?

Трое обменялись взглядами, потом покачали головами.

– Но может быть, завтра? Или послезавтра? Те опять покачали головами.

– Ах, ну приходите же снова! – попросила Момо. – Ведь раньше вы так часто приходили!

– Раньше! – ответил Паоло. – Теперь все по-другому. Нам не разрешают бесполезно тратить свое время.

– Но мы никогда этого не делали, – сказала Момо.

– Да, нам было хорошо, – сказала Мария. – Но теперь это невозможно.

И они заспешили. Момо побежала рядом с ними.

– И куда же вы идете?

– На занятия, – ответил Франко. – Там мы учимся играть.

– Во что? – спросила Момо.

– Сегодня мы играем в дырявые карты, – объяснил Паоло. – Это очень полезно, но надо быть дьявольски наблюдательным.

– И как это происходит?

– Каждый из нас изображает из себя перфокарту. Карта имеет различные характеристики: величину, возраст, вес и так далее. Но это не настоящий твой рост, вес и все такое, а то это было бы слишком просто. А иногда мы – длинные числа, например МУ Икс/763 Игрек. Нас перемешивают, и мы попадаем в картотеку. И тогда кто-нибудь из нас должен выбрать определенную карту. Он должен задавать вопросы, отсортировывая все другие карты, чтобы в конце осталась только одна нужная. Кто это сделает быстрее всех – тот выиграл.

– И это весело? – с сомнением спросила Момо.

– Дело не в этом, – боязливо сказала Мария. – Так говорить нельзя.

– Но в чем. же. тогда дело? – поинтересовалась Момо.

– В том, чтобы была польза для будущего. Они подошли к воротам большого серого дома. Сверху висела вывеска: «Детское Депо».

– Я столько могу вам рассказать, – сказала Момо.

– Может быть, мы еще увидимся, – печально сказала Мария.

Вокруг было много детей. Все входили в ворота. И все были похожи на друзей Момо: такие же грустные.

– У тебя было гораздо лучше, – произнес вдруг Франко. – Там нам самим все в голову приходило. Но так ничему не научишься, говорят они.

– А не могли бы вы попросту убежать? – предложила Момо.

Трое покачали головами и оглянулись – не слышал ли их кто-нибудь.

– Я раза два попробовал, в самом начале, – прошептал Франко. – Но это бессмысленно. Они тебя сразу же схватят.

– Так нельзя говорить, – сказала Мария. – В конце концов, о нас ведь заботятся...

Все замолчали. Момо схватилась за сердце и спросила:

– Не могли бы вы взять меня с собой? Я теперь совсем одна.

И тут произошло нечто странное: не успели дети вымолвить слова, как мощная магнитная сила втянула их в дом. Ворота за ними шумно захлопнулись.

Момо испугалась. Все же она подошла к воротам – позвонить или постучать. Она хотела попросить, чтобы ей разрешили играть вместе со всеми, все равно в какие игры. Но едва она приблизилась, как в страхе застыла на месте. Между нею и воротами возник Серый господин.

– Бесполезно! – произнес он с тонкой улыбкой, зажав в губах сигару. – И не пытайся! Не в наших интересах, чтобы ты туда попала.

– Почему? – спросила Момо.

Она опять почувствовала в себе волну холода.

– Потому что для тебя у нас припасено другое, – ответил Серый господин, выпустив кольцо дыма, которое обвилось вокруг шеи Момо, медленно тая.

Мимо спешили люди.

Момо указывала пальцем на Серого господина, пытаясь позвать на помощь, но не могла произнести ни звука.

– Оставь это! – сказал Серый господин. – Если будешь разумна, много для себя выиграешь – и для своих друзей тоже. Хочешь ты этого?

– Да, – прошептала Момо. Серый господин тонко улыбнулся.

– Тогда давай встретимся в полночь. Поговорим. Момо молча кивнула. Но Серого господина уже не было. Только дым его сигары еще висел в воздухе. Где они должны встретиться, он не сказал.

 


Дата добавления: 2016-06-06 | Просмотры: 576 | Нарушение авторских прав



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 |



При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.004 сек.)