АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

Дело государства

Прочитайте:
  1. A. мера, применяемая от имени государства к нарушителям закона.
  2. A. правового государства.
  3. C. Социального государства

Аннотация

 

Власть в СССР в последний период его существования оказалась укомплектованной мерзкими людишками. Но все же даже эти людишки сознавали, что народ – это хозяин, а перед хозяином надо хотя бы формально отчитаться.

Нынешние Правители даже этого не сознают. А что это значит? А это значит, что это уже не слуги народа, а взбунтовавшееся стадо на месте слуг. И это стадо надо приводить в сознание – в сознание того, что слуги служат народу, а не народ им…


Юрий Мухин
ДИАГНОЗ ВЛАСТИ

 

Предисловие

 

У примитивного человека счастье заключено в обладании благами материальными – жратвой, барахлом, сексом, безопасностью. Его счастье ничем не отличается от счастья животного, но ведь и такой человек – это хотя и животное, но человекообразное, значит, какой-то ум-то у него есть. И он ведь может этим умом понять, что если бы в 1991 году он не привел к власти тех, кто и сейчас ею обладает, то и у этого примитивного человека сегодня материальных благ было бы в четыре раза больше, чем он имеет, а его безопасность была бы раз в десять выше.

Это прикинуть не очень сложно. По данным «Российского статистического ежегодника», в 1990 г. в Советской России проживало 148 млн. человек, а валовой внутренний продукт составлял 1102 млрд. долларов США (число занижено, но возьмем его – официальное!). На душу населения Советской России приходилось 7446 долларов. А в Южной Корее в этом же 1990 г. – 5917 долларов. То есть, средний гражданин РСФСР был богаче среднего южного корейца на 26 %. А в 1993 г. средний душевой валовой продукт России составил 1243 доллара – в шесть раз ниже, чем в 1990 Году! По данным ЦРУ (теперь уже завышенным), в 1999 г. душевой валовой продукт России – 4200 долларов, а Южной Кореи – 13 300. Если бы в 1991 году подонкам пасть заткнули, а Россия оставалась бы социалистической и в составе СССР, то нет оснований полагать, что соотношение 1990 г. сильно бы изменилось не в пользу СССР. То есть, сегодня у среднего российского гражданина душевой валовой внутренний продукт был бы на четверть выше, чем у Южной Кореи, или в пределах 16 000 долларов, а это в четыре раза больше, чем 4200…

А вот числа из области личной безопасности. Генерал-лейтенант МВД Александр Гуров сообщил, что «сегодня в России на 100 тысяч населения совершается 21 насильственное убийство – это «мировой рекорд». В 2005 году было зарегистрировано 30,8 тысячи убийств и покушений на убийство, 18 тысяч человек умерли от причиненных им тяжких увечий, 20 тысяч пропали без вести». Из доклада Генерального прокурора Юрия Чайки на заседании Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации: «В 2006 г. зарегистрировано 3,8 млн. преступлений, на 8,5 % больше, чем в 2005 г.».

Сделаем сравнение.

В 1946 году в СССР проживало около 170 млн. человек, а сейчас в РФ – около 140 млн. человек.

В 1946 году, когда на западе страны вовсю орудовали банды бандеровцев, еще не была ликвидирована военная беспризорность и неустроенность, в СССР было совершено 0,546 млн. преступлений всех видов. А в 2006 году в РФ их было зарегистрировано 3,8 млн. – в семь раз больше.

Убийств в СССР в 1946 году было 10,3 тысячи, а в РФ в 2005 году убыль населения от уголовных преступлений – почти 60 тысяч (30,8 убитых, 18 тысяч умерших от ран и 20 тысяч пропавших без вести) – почти в шесть раз больше.

«Цифры – упрямая вещь», поэтому вывод напрашивается только один: существующая в России власть народ России отказалась защищать. Или у читателей есть какой-то другой вывод?..

Мне обязательно скажут, – зато у нас свобода! Очнитесь, какая свобода?!

Давайте, для примера, возьмем лишь маленький аспект свободы – свободу передвижения. Нынешний гражданин России по сравнению с гражданином СССР свободен так же, как и заключенный тюрьмы по сравнению с жителем города. Ведь и заключенный свободно может передвигаться по камере из угла в угол. И не надо мне говорить про заграницу – по делам туда и в СССР ездил тот, кому это было нужно, а отдыхать мог поехать любой желающий. Но в СССР передвигались люди в десятки раз больше, чем сейчас. Моим обычным маршрутом был Павлодар – Москва – Днепропетровск. Из Павлодара в Москву (3000 км) летало два рейса Ту-154, билет стоил 52 рубля. Из Москвы в Днепропетровск летало 8 рейсов (билет стоил 21 рубль), но мне было удобнее ездить поездом, купе стоило 16 рублей, СВ – 21 рубль. Поездов было 6 в сутки. Сегодня из Павлодара в Москву летает Як-42 один раз в неделю, из Москвы в Днепропетровск идет один поезд в день и летает 2 рейса самолета (Як-40 и Ту-134).

Мне могут сказать, что сегодня ездит тот, у кого есть деньги. Но в СССР у всех были деньги! С таким же успехом можно говорить, что и заключенный в тюрьме сидит только потому, что у него нет денег дать взятку. Но в этом и отличие свободных от рабов: раб может передвигаться, когда у него есть деньги, а свободный – когда захочет. И граждане СССР по сравнению с гражданами России были в десятки раз более свободны…

Не все, конечно, могут представить себе, как ведет себя слуга по отношению к хозяину, но все имеют начальников, поэтому каждый может представить себе, как по отношению к начальнику ведет себя подчиненный. Наверное, ни для кого не будет новостью, что слуги и подчиненные перед хозяином и начальником отчитываются. Отчет, с деловой точки зрения, это, пожалуй, главный признак слуги или подчиненного.

Кто-нибудь может вспомнить, чтобы после 1991 года какая-либо власть отчитывалась перед народом за последствия своего правления? А вот старая власть отчитывалась перед народом регулярно: предварительно – ежеквартально, обязательно – ежегодно. А уж как она отчитывалась на съездах в выполнении обязательств, взятых на себя!

Власть в СССР в последний период его существования оказалась укомплектованной мерзкими людишками. Но все же даже эти людишки сознавали, что народ это хозяииу а перед хозяином надо хотя бы формально отчитаться.

Нынешние Президент и Госдума даже этого не сознают. А что это значит? А это значит, что это уже не слуги народа, а ВЗБУНТОВАВШЕЕСЯ БЫДЛО НА МЕСТЕ СЛУГ. И это быдло надо приводить в сознание – в сознание того, что слуги служат народу, а не народ им…

 

Часть 1
НАРОД И ВЛАСТЬ: КТО МЫ И КТО ОНА

 

Дело государства

 

Нельзя менять какие-либо детали, не понимая сути целого, например, никто не будет менять колесо у автомобиля на поплавки или лыжи, не понимая устройства автомобиля и ЕГО ЦЕЛИ. Нельзя реорганизовывать государство, не понимая его задачи, но, как это ни грустно, народы на Земле столетиями реорганизуют свои государства, не утруждая себя ответом на вопрос: зачем эти государства вообще им нужны?

Неужели мы радуемся, когда платим налоги? И неужели мы испытываем чувство глубокого удовлетворения, когда, свободно проехав на красный свет, вдруг упираемся в государство в лице милиционера, достающего квитанции для штрафов? Зачем нам, рядовым людям, народу, необходимы все эти люди – наше государство?

Мысленно представим себе, что мы ничего о государстве не знаем. Живем, работаем, а государства у нас нет, – нет ни милиции, ни армии, ни налоговой инспекции, ни президента, ни парламента. Ничего. Стерильная чистота в отношении любых признаков государства.

Как мы будем себя чувствовать? Радоваться, что не надо никого слушаться, не надо платить налоги?.. Вряд ли!

Во-первых, окажется, что хотя мы лично и исповедуем христианские заповеди «не убий», «не укради», но не все жители нашей страны ими руководствуются. Мы строим дом, работаем, приобретаем имущество, а кто-то приходит и все у нас отнимает и даже убивает нас. Конечно, мы, объединившись с ближайшими соседями, попробуем сообща защититься, но наша община будет бессильна против большой банды, и ворам удастся удрать с награбленным так далеко, что мы не в силах будем их догнать.

Во-вторых, мы увидим, что беспомощны при насилии со стороны соседних государств и их вторгнувшиеся войска могут нас уничтожить. Мы не сможем передвигаться по своей стране, так как в разных местах действуют неясные нам правила поведения людей, нет единых денег, даже правила дорожного движения везде разные, и поэтому мы гибнем на дорогах. Если стихийное бедствие уничтожило жилье у соседей, им бы надо помочь, но мы не знаем, а окажут ли нам помощь, случись такое с нами? Мы видим, что беззащитны. Причем, мы все будем понимать: нас так много, что если действовать вместе, то не будут страшны ни уголовники, ни внешние враги, ни любые стихийные бедствия. Но понимать мало, нужно что-то сделать, чтобы действовать сообща.

И мы начнем создавать государство.

Прежде всего, сформулируем цель его создания, определим ту услугу должностных лиц государства, за которую мы согласимся добровольно заплатить. Этой целью является организация нас самих для нашей же защиты в случаях, когда мы в одиночку или общинами не можем себя защитить. Хотите, сразу поверьте, хотите, сами пробуйте придумать, но у государства – у его должностных лиц – нет другой более полезной для нас, для народа цели.

 

* * *

 

Присмотримся к этой цели.

Во-первых, делом государства является организация нас для нашей защиты, а не наша защита как таковая. Никакое государство своих граждан не защищает – защищают себя сами граждане. Как именно защищают – прямо, или нанимая специалистов на собранные налогами деньги, – это другой вопрос, но защищаются они сами. Просто без государства, без организационных действий его чиновников, коллективная самозащита граждан невозможна.

Во-вторых, виды защиты, которые граждане хотят себе обеспечить, должны быть в момент организации государства уточнены в договоре между гражданами и должностными лицами будущего государства – в Конституции страны. Заметим, что в этом плане все государства разные: граждане одного могут поручить своему государству организовать защиту права на труд, а другого – гордиться тем, что оно принципиально не защищает это право.

В-третьих, народ является в стране хозяином – сувереном, единоличной и полной властью. Должностные лица государственных органов – исполнительных, законодательных, судебных – слуги этого хозяина, т. е. народа.

Обычно это всем понятно, это вписывается в конституции и всеми декларируется, но в жизни быстро забывается, и создаются государства-монстры, хозяином которых является государственная бюрократР1я. Причем она и чувствует себя хозяином, а к народу у нее такое отношение, как будто она его едва терпит, да и то только потому, что тот платит налоги.

Совершенно ясно, что для организации защиты надо, чтобы все люди в стране подчинялись единым правилам поведения. Если мы постановим, что каждый должен платить налог, значит, каждый обязан и платить. Если мы введем правило, согласно которому в случае войны все мужчины призывного возраста обязаны явиться к армейским начальникам, значит, каждый из них обязан явиться. Если мы запретим убивать, воровать, насиловать и прочее, значит, никто не имеет на это права.

Ясно, что все правила должны поступать из одного источника, иначе они не будут одинаковыми для всей страны и не будет единого народа. Это очевидно. Но очевидно, что вряд ли мы, народ, сможем быть таким источником во всех случаях. Жизнь идет, меняются ее условия, в соответствии с этим необходимо корректировать правила поведения, например, норму налогообложения. Однако мы не сможем все время обсуждать эти изменения, получать для этого массу специальной информации, в том числе секретной. Мы, 100 миллионов избирателей, не сможем выслушать друг друга. Следовательно, необходим некий центр, некий Законодатель. Этот центр будет устанавливать от нашего имени правила поведения всех в стране – законы, и эти правила будут едины для всех.

Итак, для своей защиты мы, народ, создаем государство, целью которого является организация нас для нашей защиты. С этой целью мы даем государству Законодателя (Собор, парламент, Дума, Вече и т. д. и т. п.), который от нашего имени определяет правила поведения всех граждан страны и в первую очередь правила поведения нас самих – народа. Так, государство начинается – так получает инструмент, с помощью которого оно может организовать нас (хотя пока еще нет того, кто бы мог на деле осуществить эту нашу организацию, – нет исполнительной власти).

Мы уже предоставили Законодателю огромные права – выражать нашу суверенную волю, обрисовали ему его задачу, но пока не указали, какую защиту и в каких случаях мы хотим для себя получить от самих себя с его помощью. Выражаясь образно, мы, суверен, наняли слугу-главнокомандующего, дали ему от своего имени власть над всеми, в том числе над каждым отдельным членом народа, но еще не дали главнокомандующему офицеров-исполнителей и не объяснили, кто наш враг.

Народ, оговаривает со своим слугой – с Законодателем, какую защиту он хочет получить, и что он для этого Законодателю разрешает иметь, в специальном договоре-приказе, который называет Конституцией государства, его основой. Как и в любом договоре, с Законодателем оговариваются его и свои обязанности, его и свои права (которые следуют из его и наших обязанностей), в соответствии с обычным для договоров принципом: моя обязанность – его право, его обязанность – мое право.

Развивая упомянутый образ, скажем: у главнокомандующего уже есть задача, есть наше обязательство ему подчиняться – быть рядовыми солдатами. Теперь нужны офицеры, которые непосредственно поведут нас в бой. В государстве эта роль принадлежит исполнительной власти – профессионалам-специалистам, способным организовать народ на свою защиту. Отметим, что исполнительную власть должны реали-зовывать профессионалы. Так, если во время войны нашим генералом будет человек, не знающий, как выиграть бой, то это обречет нас на верную смерть, потому что именно нам предстоит быть солдатами этой армии. Мы, народ, должны твердо знать, что исполнительная власть – не предмет политических интриг, ее должны составлять люди, отобранные по единственному признаку – профессионализму.

И еще одно замечание относительно исполнительной власти. Целью исполнительной власти являются те виды нашей защиты, которые указываются в Конституции, и ничто другое: указано, что речь идет о защите от внешнего врага, она организует нас на это, указано, что это защита от безработицы, организует и на это.

 

* * *

 

Итак, народ создает Законодателя и заключает с ним договор (Конституцию) об организации собственной защиты, в котором обязывается слушаться его законов и указывает, какие виды защиты Законодатель обязан обеспечить, для чего народ дает ему в подчинение себя и исполнительную власть.

Исполнитель организовывает народ с целью обеспечить конституционные виды защиты, для этого в своих приказах он разделит Дело защиты народа на.

Дела для всех. Каждый человек обязан слушаться Исполнителя, иначе Дело не будет сделано.

Слушаться – значит следовать определенным правилам поведения. Но исполнитель ни себе, ни народу не имеет права задать эти правила (не имеет права сам издавать законы – все распоряжения исполнителя должны быть строго в рамках законов). Поскольку народ только сам задает правила и своего поведения, и поведения своего государства, а то, что это осуществляется через Законодателя, так это потому, что иначе трудно. Народ – хозяин, суверен, посему не может позволить командовать собой кому бы то ни было.

Поэтому, если Исполнителю требуется от народа что-то необычное, не предусмотренное ранее законом, он обязан обратиться к Законодателю, к представителю народа. Если Законодатель, а значит, народ, сочтет требование Исполнителя разумным, то Законодатель издаст закон, исполняя который, народ будет следовать тем правилам поведения, которое от народа требует Исполнитель для организации его же защиты. А Исполнителю разрешит следовать тем правилам поведения, которые помогают ему делать свое дело. К примеру, исполнитель возьмется за организацию безопасности народа. В этом случае он обратится к Законодателю, чтобы тот издал закон, запрещающий убивать, воровать и тому подобное, то есть определил правила поведения народа. Одновременно следует определить и нормы поведения Исполнителя – арестовывать и, по приговору суда, карать преступников – тех, кто не следует правилам поведения, заданным законом. В случае нападения внешнего врага Исполнитель, дело которого теперь организация нашей защиты от внешнего врага, потребует изменения правил поведения народа: одни должны будут взять в руки оружие, другим надо будет работать не по 8, а по 10 часов; третьи примут в свои дома беженцев.

Тут все просто, для этого все народы и организуют свои государства, но его основа – договор между народом-сувереном и Законодателем-слугой – Конституция.

Но для действия любого договора нужны санкции – возможность народа наказать Законодателя и вообще тех, кого народ прямо избирает для управления государством. Раз нанял слугу, значит, в левой руке нужно держать для слуги пряник, а в правой – кнут. И вот тут в дело вступают «отцы-написатели» конституций. Они, как правило, уже пригрели себе местечко в государстве, вид кнута в руках народа их не радует, и они про кнут как-то «забывают» написать.

И тогда сразу, или со временем, вместо такого государства получается маразм – стая бесполезных и вредных паразитов на шее народа.

 


Дата добавления: 2015-12-16 | Просмотры: 435 | Нарушение авторских прав







При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.007 сек.)