АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

Понятие и общая характеристика

Прочитайте:
  1. I ОБЩАЯ ФАРМАКОЛОГИЯ
  2. I ОБЩАЯ ФАРМАКОЛОГИЯ
  3. I ОБЩАЯ ЧАСТЬ.
  4. I. ОБЩАЯ МИКРОБИОЛОГИЯ
  5. I. ОБЩАЯ ОФТАЛЬМОЛОГИЯ
  6. I. Общая психопатология.
  7. I. Общая часть Глава 1. Исторический очерк
  8. I. Общая часть.
  9. I. Понятие отклоняющегося поведения.
  10. I.. Общая часть

Расстройство деятельности ЦНС возникает при воздействии достаточно мощного потока импульсов, способного преодолеть механизмы регуляции и тормозного контроля других отде­лов ЦНС и вызвать их патологическую актив­ность. Столь мощный поток импульсов проду­цируется группой гиперактивных нейронов, об­разующих генератор патологически усиленного возбуждения (Г. Н. Крыжановский).

Генератор - это агрегат гиперактивных взаи­модействующих нейронов, продуцирующий не­контролируемый поток импульсов. Интенсив­ность и характер этого потока не соответствуют поступающему сигналу и определяются только особенностями структурно-функциональной орга­низации генератора. Вследствие того, что ней­роны генератора активируют друг друга, гене­ратор способен самоподдерживать свою актив­ность, не нуждаясь в постоянной дополнитель­ной стимуляции извне.

Возникая при повреждениях нервной систе­мы, генератор становится эндогенным механиз­мом развития патологического процесса. Он ле­жит в основе разнообразных нервных рас­стройств, относящихся к разным сферам деятель­ности нервной системы. Поэтому его образова­ние имеет характер практически универсально­го патогенетическогомеханизма. Оно является типовымпатологическим процессом, осуще­ствляющимся на уровне межнейрональных от-



 
 


ношений. Электрофизиологическим выражени­ем деятельности генератора служат суммарные потенциалы составляющих его нейронов. В ка­честве примера таких потенциалов можно при­вести электрическую активность, регистрируе­мую в области генератора в гигантоклеточном ядре продолговатого мозга (рис. 190) и в эпи­лептическом очаге в коре головного мозга, кото­рый является одним из видов генератора.

4.2. Патогенетическое значение ГПУВ.

Основное патогенетическое значение генера­тора заключается в том, что он гиперактивирует тот отдел ЦНС, в котором он возник или с кото­рым он непосредственно связан, вследствие чего этот отдел приобретает значение патологической детерминанты (см. разд. 20.5), формирующей патологическую систему (см. разд. 20.6). По­скольку патологические системы лежат в осно­ве соответствующих нервных расстройств (ней-ропатологических синдромов), образование гене-


ратора является инициальным звеном этих рас­стройств, возникающим на уровне межнейро-нальных отношений. Экспериментально это до­казывается тем, что, создавая генератор в опре­деленных отделах ЦНС, можно вызвать соответ­ствующие нейропатологические синдромы (на­пример, различные виды болевых и судорожных синдромов, паркинсонический синдром, ряд эмо­ционально-поведенческих расстройств и др.

4.3. Образование и деятельность ГПУВ.

Генератор может образовываться при действии разнообразных веществ экзогенной или эндоген­ной природы, вызывающих либо нарушение ме­ханизмов тормозного контроля (что влечет за собой растормаживание и гиперактивацию ней­ронов), либо непосредственную гиперактивацию нейронов. В последнем случае тормозные меха­низмы сохранены, но они функционально неэф­фективны и неспособны нормализовать деятель­ность нейронов. Во всех случаях обязательным условием образования и деятельности генерато­ра является недостаточность торможения состав­ляющих его нейронов.

Примером образования генератора при пер­вичном нарушении торможения могут быть ге­нераторы, возникающие при действии столбняч­ного токсина, стрихнина, пенициллина и дру­гих конвульсантов. Примером образования ге­нератора при первичной гиперактивации нейро­нов могут быть генераторы, возникающие при усиленной и продолжительной синаптической стимуляции, при действии возбуждающих ами­нокислот (в частности, глютамата), при неглу­бокой ишемии и постишемической реперфузии ЦНС, при соответствующих изменениях рецеп-торных, мембранных и метаболических процес­сов. Генератор может возникать также при де-афферентации нейронов после перерезки нервов и спинного мозга, с чем связаны деафферента-ционные болевые синдромы.



На ранних стадиях развития генератора, ког­да тормозные механизмы еще сохранены, а воз­будимость нейронов невысокая, генератор акти­вируется достаточно сильными стимулами, по­ступающими через определенный вход в состав­ляющую его группу нейронов. На поздних ста­диях, когда возникает глубокая недостаточность тормозных механизмов и значительно повыша-


ется возбудимость нейронов, генератор может активироваться различными стимулами из раз­ных источников, а также активироваться спон­танно благодаря деятельности значительно и устойчиво измененных нейронов.

Характер деятельности генераторов, образу­ющихся в разных отделах ЦНС и в разных ус­ловиях, неодинаков. Он определяется особенно­стями структурно-функциональной организации генератора. В связи с этим разные генераторы, а также один и тот же генератор на разных стади­ях своего развития, продуцируют различные по своему характеру и продолжительности потоки импульсов. С этим связаны особенности вызы­ваемых генератором патологических реакций и протекания приступов при тех или иных пато­логических синдромах.

5. ПАТОЛОГИЧЕСКАЯ ДЕТЕРМИНАНТА.

5.1. Понятие и общая
характеристика

Образование генератора не всегда имеет сво­им следствием возникновение патологических реакций. При блокаде распространения генери­руемого возбуждения механизмами тормозного контроля генератор оказывается функциональ­но изолированным и не вызывает системных патологических эффектов. Патология возника­ет, если гиперактивируемый под влиянием ге­нератора отдел ЦНС активно влияет на другие образования ЦНС, вовлекает их в патологичес­кую реакцию и объединяет их в новую, патоди-намическую организацию - патологическую си­стему (Г. Н. Крыжановский). Во многих случа­ях, в частности на ранних стадиях образования патологической системы и в островозникающих патологических системах, такой гиперактивный отдел ЦНС детерминирует также и характер де­ятельности индуцированной им патологичес­кой системы, он приобретает значение пато­логической детерминанты.Роль патологической детерминанты может играть любое образование ЦНС (отдел, ядро, нервный центр и пр.).

5.2. Патогенетическое значение
патологической детерминанты.

Патологическая детерминанта является фор­мирующим, ключевым и управляющим звеном


патологической системы. Она представляет со­бой эндогенный механизм дальнейшего разви­тия патологического процесса. Возникновение детерминанты относится к разряду типовых патологических процессов, реализующихся на системном уровне. Поскольку детерминанта оп­ределяет характер активности частей системы и их взаимодействие внутри системы, она являет­ся выражением принципа внутрисистемныхотношений.

Примером патологической детерминанты в коре головного мозга является мощный эпилеп­тический очаг, под влиянием которого форми­руется комплекс из разрозненных, более слабых очагов эпилептической активности (ЭпА) (рис. 191). Такой очаг не только формирует эпилепти-



ческий комплекс, представляющий собой пато­логическую (эпилептическую) систему, но и оп­ределяет характер активности других очагов и всего комплекса как единой системы. Если по­давить с помощью фармакологических средств или хирургически удалить детерминантный очаг, то комплекс распадается и вместо него вновь воз­никают отдельные эпилептические очаги.

5.3. Возникновение и деятельность патологической детерминанты.

Детерминанта может объединять структуры ЦНС в патологическую систему и определять характер активности этих структур и системы в целом при условии, если ее влияния способны преодолеть механизмы регуляции подчиняемых ей структур. Такую способность приобретает ги­перактивное образование ЦНС, продуцирующее достаточно мощную функциональную посылку. В большинстве случаев гиперактивацию данно­го образования осуществляет возникший в нем генератор. Ослабление по каким-либо причинам механизмов регуляции тех структур, которые воспринимают влияния детерминанты, способ­ствует реализации этих влияний. Так, в форми­рование эпилептической системы в виде комп­лекса эпилептических очагов (см. рис. 191) вов­лекаются прежде всего те зоны коры головного мозга, которые были изменены под влиянием малых доз конвульсантов (зоны 2 и 3); зона 4, не подвергавшаяся воздействию конвульсантов, осталась невовлеченной в комплекс.

На ранних стадиях развития нервных рас­стройств патологическая детерминанта активи­руется специфическими модальными стимула­ми, т. е. раздражениями, которые адекватны для образования ЦНС, ставшего детерминантой (на­пример, световыми раздражениями, если детер­минантой являются образования в системе зри­тельного анализатора, болевыми - если детерми­нанта возникла в системе болевой чувствитель­ности и пр.). Эта закономерность распространя­ется и на расстройства высшей нервной деятель­ности, на невротические реакции: их детерми­нанта облегченно активируется при действии тех раздражителей, которые обусловили ее образо­вание (например, те же конфликтные невроти-зирующие ситуации и пр.). Указанные особен­ности определяют специфику провоцирующих воздействий, вызывающих приступы при соот-


ветствующих нервных расстройствах. На по­здних стадиях детерминанта может активиро­ваться стимулами различной модальности, в свя­зи с чем приступы могут провоцироваться раз­ными воздействиями. Кроме того, патологичес­кая детерминанта может активироваться спон­танно в связи со спонтанной активацией генера­тора.

Отделы ЦНС, испытывающие длительное вли­яние патологической детерминанты, с течением времени могут сами становиться детерминанта­ми. Вначале такая вторичная детерминанта за­висима от первичной: она исчезает, если ликви­дируется первичная детерминанта. В дальней­шем вторичная детерминанта может приобрести самостоятельное патогенетическое значение. Обычно вторичной патологической детерминан­той становится следующее звено той же патоло­гической системы. Но ею может быть образова­ние, относящееся к другой физиологической си­стеме; в таком случае из этой физиологической системы формируется новая патологическая си­стема. Иногда вторичная детерминанта оказы­вается более сильной, чем первичная, и стано­вится ведущей. Установление первичной и вто­ричной детерминант имеет важное значение для понимания патогенетических особенностей нерв­ных расстройств, их правильной диагностики и патогенетической терапии.

Патологическая детерминанта является наи­более резистентной частью патологической сис­темы. При подавлении патологической системы или при ее естественной ликвидации детерми-нантная структура сохраняется еще тогда, ког­да другие образования системы уже нормализо­вались и вышли из ее состава («детерминанта умирает последней»). При восстановлении пато­логической системы под влиянием новых пато­генных воздействий раньше других активирует­ся детерминантная структура («детерминанта воскресает первой»), которая способствует вос­становлению патологической системы.

6. ПАТОЛОГИЧЕСКАЯ СИСТЕМА.

6.1. Понятие и общая характеристика

Патологическая система - новая патодинами-ческая организация, возникающая в ЦНС в ус­ловиях повреждения, деятельность которой име­ет биологически отрицательное значение (Г. Н.



Крыжановский). Главным биологическим при­знаком патологической системы является ее ди-задаптивное или прямое патогенное значение для организма. Этот признак существенным образом отличает патологическую систему от физиоло­гической системы, деятельность которой имеет адаптивное значение и направлена на достиже­ние полезного для организма результата.

В одних случаях патологическая система воз­никает в результате гиперактивации и выхода из-под контроля физиологической системы, в других - путем вовлечения поврежденных и не­поврежденных образований ЦНС в новую, не существовавшую ранее структурно-функциональ­ную организацию.

Возникновение патологической системы пред­ставляет собой следующий этап эндогенизации патологического процесса и механизм его даль­нейшего развития. Формирование и деятельность патологической системы относятся к разряду типовых патологических процессов, реализую­щихся на уровне системных отношений.

Наглядным примером деятельности патоло­гической системы является патологический че-сательный рефлекс. Он возникает при создании генератора в брахиальном отделе спинального аппарата чесательного рефлекса. В этих услови­ях данный аппарат становится патологической детерминантой, которая превращает физиологи­ческий чесательный рефлекс в патологический. Животное начинает расчесывать задней лапой зону проекции рефлекса на передней конечнос­ти. Эти расчесывания возникают спонтанно. С течением времени, по мере развития патологи­ческой системы, они становятся все более час­тыми, продолжительными и ожесточенными и могут завершаться раздиранием тканей. Живот­ное не в состоянии прекратить эти расчесыва­ния, несмотря на их бесполезность и вредящий эффект. Подобного рода неукротимое насиль­ственное поведение наблюдается при многих формах патологии нервной системы у человека.

6.2. Структурно-функциональная организация и особенности деятельности патологической системы.

На рис. 192 представлена принципиальная схема организации патологической системы. Ключевым системоорганизующим и управляю­щим звеном является патологическая детерми-


нанта с ее механизмом гиперактивации в виде генератора (блок Г-Д). Промежуточные (блок П) и центральные эфферентные звенья (блок ЦЭ) развивают деятельность, которая соответствует особенностям активности патологической детер­минанты. Если патологическая система имеет вы­ход на периферию, то в ее структуру входит и периферический орган, который становится ор­ганом-мишенью (блок ОМ). В этом случае дея­тельность патологической системы проявляется в виде измененной функции органа - патологи­ческого эффекта (блок ПЭф). Если конечным звеном патологической системы являются струк­туры мозга, то ее эффект выражается в наруше­нии соответствующих функций мозга.

От всех звеньев патологической системы идут обратные отрицательные связи к тем же звень­ям и к детерминанте. Однако в отличие от физи­ологической системы, где подобные связи регу­лируют деятельность системы, в патологической системе они функционально неэффективны, так как не корригируют (или плохо корригируют) патологическую детерминанту, которая вслед­ствие недостаточности тормозных механизмов выходит из-под контроля. Тормозные механиз­мы относительно недостаточны и в других отде­лах патологической системы. Поэтому система в целом практически выходит из-под общего ин-тегративного контроля ЦНС. Наряду с этим, бла­годаря постоянной активности, положительные связи между частями патологической системы упрочиваются, проведение возбуждения по этим связям облегчается. Вследствие этого с течени­ем времени патологическая система становится все более резистентной к регулирующим влия­ниям со стороны антисистемы и мозга и в целом к лечебным воздействиям. Она работает по жес-ткопрограммному принципу, реализуя усилен­ные влияния патологической детерминанты.

На ранних стадиях процесса патологическая система вслед за патологической детерминантой активируется модально специфическими для нее раздражителями, на поздних стадиях она может активироваться различными, в том числе слу­чайными, стимулами, а также спонтанно. По­этому на поздних стадиях приступы, характер­ные для деятельности данной патологической системы (например, эпилептические припадки, эмоциональные аффекты, приступы боли и пр.), могут провоцироваться различными раздраже­ниями, возникать спонтанно, становясь все бо-



 
 

лее частыми, продолжительными и интенсивны­ми.

В начальной стадии патологическая система зависима от патологической детерминанты, она активируется при возбуждении детерминанты и исчезает при ликвидации детерминанты. На по­здних стадиях вследствие упрочения структуры патологической системы последняя менее зави­сима от первичной детерминанты и может про­должать действовать и после удаления детерми­нанты.

6.3. Патогенетическое значение патологической системы.

Патологические системы лежат в основе раз­нообразных нервных расстройств, относящихся к различным сферам деятельности нервной сис­темы, поэтому их образование имеет значение практически универсального патогенетическо­го механизма.

Деятельность патологической системы клини­чески выражается в виде нейропатологического синдрома или симптомов. Каждый синдром имеет свою патологическую систему. Простые, линей­ные патологические системы проявляются в виде симптомов или мономорфных синдромов. При­мером сравнительно простой патологической системы является патологическая система опи­санного выше патологического чесательного реф­лекса. Многозвеньевые, разветвленные патоло­гические системы служат патогенетической ос-


новой сложных полиморфных синдромов. Пос­ледние могут быть также выражением комплек­са различных патологических систем, имеющих общую первичную патологическую детерминан­ту. В качестве примера таких патологических систем можно привести паркинсонизм, эмоцио­нально-поведенческие расстройства и др.

Последовательно реализующаяся патогенети­ческая триада «генератор - патологическая де­терминанта - патологическая система» является эндогенным механизмом возникновения различ­ных нервных расстройств, проявляющихся в виде соответствующих нейропатологических син­дромов.

Создание генераторов в определенных, пато­генетически значимых для нейропатологических синдромов структур ЦНС делает эти структуры гиперактивными, вследствие чего они приобре­тают значение патологических детерминант. Клиническим проявлением деятельности этих патологических систем служат соответствующие нейропатологические синдромы. Это положение лежит в основе воспроизведения эксперименталь­ных моделей различных нейропатологических синдромов: центральных болей спинального про­исхождения (генератор в дорзальных рогах спин­ного мозга); невралгии тройничного нерва (ге­нератор в каудальном ядре тройничного нерва); таламического болевого синдрома (генератор в интраламинарном ядре таламуса); вестибулопа-тии - крыса вертится вокруг продольной оси своего тела (генератор в вестибулярном ядре Дей-терса); фото генной эпилепсии (генератор в сис­теме зрительного анализатора - в латеральном коленчатом теле); патологически удлиненного сна (генератор в сомногенной системе); сложно­го психоаффективного патологического состоя­ния (генератор в эмоциогенной системе); пато­логическое пищедобывательное поведение типа насильственной формы поведения (генератор в латеральном гипоталамусе); паркинсонического синдрома (генератор в хвостатых ядрах).

Один из важных патогенетических механиз­мов функционирования патологической системы заключается в том, что она подавляет активность физиологических систем, в том числе и антиси­стем, и компенсаторные процессы. Этот меха­низм способствует развитию патологического процесса, особенно при продолжающемся дей­ствии этиологического фактора. Он приводит в конечном счете к дезорганизации деятельности



ЦНС, весьма значительной на поздних стадиях процесса.

Возникновение, развитие и деятельность па­тологической системы представляют структур­но-функциональную сторону патологического процесса на уровне межсистемных отношений. Его основой являются процессы, осуществляю­щиеся на нейрональном и межнейрональном уровнях. Учет специфики этих процессов, в ча­стности их нейрохимической природы, при каж­дой форме патологии нервной системы имеет существенное значение для понимания патоге­неза данной формы и разработки соответствую­щей патогенетической

6.4. Ликвидация и восстановление патологической системы.

В отличие от физиологической системы, ко­торая после достижения запрограммированного биологически полезного (адаптивного) результата ликвидируется как функциональная организа­ция, что обеспечивает возможность образования и деятельности новых функциональных систем, патологическая система может действовать


неопределенно долгое время.Это связано с со­хранением патологической детерминанты и зак­реплением положительных связей между частя­ми патологической системы. Ликвидация пато­логической системы обусловлена ослаблением влияний патологической детерминанты и акти­вацией антисистем. Она может происходить естественным путем при мобилизации эндоген­ных саногенетических механизмов и при дей­ствии фармакологических лечебных средств, подавляющих активность патологической систе­мы, нарушающих синаптические связи между ее частями и активирующих саногенетические механизмы.

Ликвидация патологической системы осуще­ствляется по единой закономерности - происхо­дит последовательная нормализация, начинаю­щаяся с тех частей системы, которые испытыва­ют наименьшее влияние со стороны детерминан­ты. Поэтому редукция патологической системы осуществляется за счет выхода из нее наименее зависимых от патологической детерминанты ча­стей системы (рис. 193). Дольше других сохра­няется патологическая детерминанта (рис. 193, Б). При ее исчезновении может остаться локаль­ный, ослабленный генератор, не вызывающий




значимых патологических эффектов. Затем ис­чезает и генератор. При активации следов от бывшей патологической системы последняя мо­жет восстановиться. Этот процесс начинается с реактивации патологической детерминанты, ко­торая способствует восстановлению патологичес­кой системы (см. рис. 193,Г-Е). Так происходит рецидив нервных расстройств, в основе которых лежит патологическая система.

Редукция патологической системы за счет центральных эфферентных частей (см.рис. 192, блоки ЦЭ и ОМ) при соответствующих лечебных воздействиях ведет к исчезновению клиничес­ких симптомов или синдромов, так как в этих условиях она не может проявиться в виде нару­шения функций органа-мишени. Однако при этом остаются другие части патологической сис­темы и сохраняется угроза ее восстановления и восстановления всего синдрома, что и происхо­дит при новых патогенных воздействиях. Лече­ние, направленное на нормализацию лишь эф­ферентных звеньев и органа-мишени патологи­ческой системы, является не патогенетическим, а симптоматическим.

Вместе с тем указанная редукция патологи­ческой системы может оказаться клинически эффективной, особенно когда предотвращена возможность новых патогенных воздействий. Кроме того, редукция патологической системы ведет к снижению в той или иной мере резис­тентности оставшейся ее части в связи с умень­шением числа положительных связей, укрепля­ющих эту систему. Редукция числа звеньев сис­темы способствует ее дестабилизации и ликви­дации. Весьма важно также, что уменьшается дезорганизующее влияние патологической сис­темы на другие системы ЦНС.

Существенно важным способом ликвидации патологической системы является устранение патологической детерминанты. В этих условиях патологическая система распадается. Такой эф­фект имеет место на ранних стадиях развития процесса. На поздних же стадиях в связи с воз­можностью образования вторичных детерминант, а также в связи с закреплением пластическими процессами патологической системы последняя может либо восстанавливаться, либо продолжать существовать и после ликвидации первичной патологической детерминанты. Закрепление па­тологической системы ведет к хронизации пато­логического процесса и соответствующих нерв­ных расстройств.


Борьба с патологическими системами, особен­но со сложными и застарелыми формами, весь­ма трудна и не всегда эффективна. Она требует комплексной патогенетической терапии, направ­ленной на ликвидацию патологической детер­минанты и нормализацию других звеньев пато­логической системы, на активацию антисистем, усиление общего контроля и других саногенети-ческих механизмов, и должна сочетаться с эти­ологической терапией для предотвращения дей­ствия патогенных факторов, поддерживающих патологические системы.

7. НАРУШЕНИЯ ДОМИНАНТНЫХ ОТНОШЕНИЙ.

7.1. Понятие и общая характеристика доминанты

Доминантой, по определению А.А. Ухтомс­кого, является господствующая в данный момент функциональная структура ЦНС - центр, кон­стелляция центров, физиологическая система. Доминирование данной структуры над другими осуществляется путем сопряженного торможе­ния этих структур (рис. 194). Доминантные от­ношения имеют существенно важное значение для деятельности нервной системы: благодаря торможению других систем действующая в дан­ный момент физиологическая система не испы­тывает помех в виде влияний со стороны других систем, что обеспечивает достижение запрограм­мированного результата в необходимой мере, без искажений. Нарушения доминантных отноше-



ний могут иметь место при различных формах патологии нервной системы, они представляют собой типовойпатологический процесс, осуще­ствляющийся на уровне системных отношений.

7.2. Виды нарушений доминантных отношений и их патогенетическое значение.

Нарушение доминантных отношений выража­ется либо в виде их недостаточности, либо в виде их чрезмерного усиления. И в том и в другом случае возникает патология.

При недостаточности доминантных отноше­ний деятельность активной в данный момент системы нарушается влияниями на нее со сто­роны других систем. В этих условиях результат деятельности данной системы не соответствует тому, который должен быть достигнут. При глу­боком нарушении доминантных отношений та­кой результат вообще не может быть достигнут.

При чрезмерном усилении доминантных от­ношений патология заключается в том, что фи­зиологические системы и другие структуры ЦНС испытывают неадекватно сильное торможение, сопряженное с деятельностью доминирующей системы. Гиперактивная патологическая систе­ма приобретает значение патологической доми­нанты: она вызывает угнетение физиологичес­ких систем и в связи с этим дезорганизацию де­ятельности ЦНС.

В норме физиологическая доминанта и детер­минанта представляют собой рабочие принципы деятельности нервной системы. Доминанта бла­годаря сопряженному торможению других сис­тем обеспечивает возможность нормальной дея­тельности активной в данный момент системы, детерминанта же определяет особенностидея­тельности этой системы. Доминанта является принципом и механизмом межсистемных отно­шений, детерминанта - принципом и механиз­мом внутрисистемных отношений. Структура, играющая роль детерминанты в отношении час­тей данной системы, т. е. активирующая части системы и определяющая характер их активно­сти, в то же время может играть роль доминан­ты по отношению к структурам другой системы, подавляя их активность (см. рис. 194). Сочетан-ное осуществление принципов доминанты и де­терминанты является необходимым условием де­ятельности физиологической системы и дости-


жения ею необходимого результата. Нарушение этого сочетанного осуществления указанных принципов представляет собой патологию и один из эндогенных механизмов развития нервных расстройств.

8. БОЛЕЗНИ НЕРВНОЙ РЕГУЛЯЦИИ.

8.1. Понятие и общая характеристика

Расстройства функции возникают не только вследствие повреждения субстрата ее осуществ­ления - молекулярных и клеточных процессов, но и в результате нарушения регуляции этих процессов. Если нарушение регуляции играет главную патогенетическую роль, возникающие расстройства функции имеют характер дизрегу-ляционной патологии,или болезней регуляции.В тех случаях, когда дизрегуляционная патоло­гия связана с нарушением нервной регуляции, возникают болезни нервной регуляции (Г. Н.Крыжановский).

При болезнях регуляции, и вчастности при болезнях нервной регуляции, инициальным зве­ном развития патологического процесса являются изменения в аппарате регуляции деятельности органа, который становится мишенью патоло­гических влияний со стороны измененного ап­парата регуляции. В некоторых случаях иници­альным патогенетическим звеном болезней ре­гуляции может быть первичное повреждение органа-мишени, однако возникающие при этом изменения регуляции становятся столь значи­тельными, что дизрегуляция приобретает веду­щее значение и является главным патогенети­ческим синдромом.

Патологически измененная регуляция дея­тельности органа представляет собой эндогенный патогенный фактор, который обусловливает раз­витие вторичных или дальнейших изменений в органе-мишени.

Нарушения нервной регуляции могут быть обусловлены изменениями как в центральных, так и в периферических звеньях аппарата регу­ляции. В обоих случаях эти звенья становятся патологическими детерминантами, обусловлива­ющими возникновение патологических систем, периферической эфферентной частью которых является орган-мишень. Клиническим выраже­нием деятельности этих ПС являются соответ-



 
 


ствующие синдромы. В том случае, если органа­ми-мишенями служат внутренние органы, воз­никает нейровисцеральная патология.Если патологической детерминантой становятся веге­тативные центры, возникающие синдромы пред­ставляют собой центрогенную вегетативную па­тологию.

8.2. Примеры болезней нервной регуляции.

Болезни нервной регуляции составляют об­ширный класс разнообразных расстройств. К ним относятся нейрогенные формы сердечных арит­мий и гипертонии, вегетативные диэнцефальные пароксизмы, нейрогенные дискинезии внутрен­них полостных органов (желудок, кишечник, желчный пузырь, фаллопиевые трубы, матка и пр.), некоторые формы язвы желудка и две­надцатиперстной кишки, бронхиальной астмы, диабета, глаукомы, различного рода вегетатив­ные кризы, так называемые пароксизмальные состояния и пр. На рис. 195 представлена выз­ванная в эксперименте центрогенная форма на­рушения сердечного ритма.

Те формы патологии, которые в обиходе не-


редко обозначаются как «неврозы внутренних органов» (например, «кардиальный невроз», «невроз желудка» и пр.), представляют собой болезни нервной регуляции. Они относятся к невротическим расстройствам с определенными патологическими системами, органами-мишеня­ми которых являются соответствующие висце­ральные органы. Почему тот или иной орган ста­новится эффектором, зависит от патогенети­ческой структуры патологической системы, от того, в каком направлении пойдет ее развитие, какие нервные образования станут ее эфферент­ными звеньями. Вовлечение того или иного об­разования в структуру патологической системы зависит от того, будут ли преодолены механиз­мы регуляции этого образования влияниями де­терминанты. Важное значение имеют также соб­ственные механизмы регуляции органа-мишени. Так, в обычных условиях при эксперименталь­ных сердечных аритмиях, вызываемых создани­ем генератора в определенных отделах ЦНС, нарушения ритма сердца начинают проявлять­ся лишь при достаточно длительном действии генератора. Если же предварительно вызвать изменения реактивности сердца или даже его незначительное повреждение, которое само по себе не проявляется, то в этих условиях при об­разовании и деятельности генератора аритмии возникают быстро, при этом их характер может зависеть от особенностей повреждения сердца.

Болезни регуляции, в том числе и болезни нервной регуляции, врач обычно относит к так называемой функциональной патологии, говоря, что органических изменений нет. Такое заклю­чение не отражает сущности процесса. При бо­лезнях регуляции соответствующие структурные изменения возникают прежде всего в аппарате регуляции. В органе-мишени выраженные струк­турные изменения могут проявляться на более поздних стадиях процесса. Но и на ранних ста­диях в органе, например в сердце, могут суще­ствовать скрытые изменения, которые выявля­ются при патогенных влияниях из измененного аппарата нервной регуляции.

8.3. Принципы печения болезней нервной регуляции.

Лечение, направленное лишь на нормализа­цию измененной функции внутреннего органа, является не патогенетическим, а симптоматичес­ким. Его результат обычно непродолжителен, и


при отмене поддерживающей терапии может возникнуть рецидив, поскольку существуют ос­новные части патологической системы, которые в условиях отмены лечения или при новых па­тогенных воздействиях становятся более актив­ными и приобретают новый выход на орган-ми­шень. Патогенетическое лечение должно заклю­чаться в ликвидации патологической системы, в нормализации измененного аппарата нервной регуляции. Весьма важно применение комплек­сной патогенетической терапии в виде сочетан-ного воздействия на измененный аппарат регу­ляции, другие части патологической системы и на орган-мишень. Этиологическая терапия дол­жна заключаться в устранении факторов, воз­никающих и поддерживающих расстройства нервной регуляции.

9. ПАТОФИЗИОЛОГИЯ БОЛИ.

9.1. Понятие и общая характеристика

Боль представляет собой сложное психоэмо­циональное неприятное ощущение, реализующе­еся специальной системой болевой чувствитель­ности и высшими отделами мозга. Она сигнали­зирует о воздействиях, вызывающих поврежде­ние ткани, или об уже существующих повреж­дениях, возникших вследствие действия экзо­генных факторов или развития патологических процессов. Систему восприятия и передачи бо­левого сигнала называют также ноцицептивной системой*.

По характеру эффектов, возникающих при действии алгогенныхфакторов, различают фи­зиологическую и патологическую боль. Физи­ологическая боль имеет значение адаптивного защитного механизма. Она сигнализирует о дей­ствиях повреждающих агентов, об уже возник­ших повреждениях и о развитии патологичес­ких процессов в тканях. Физиологическая боль активирует защитные тканевые процессы и по­веденческие реакции, направленные на устра­нение действия алгогенного фактора и послед­ствий этого действия.

Люди с врожденной или приобретенной (на-

" От латинского посеге - повреждать и сереге - восприни­мать. Соответствующая терминология (ноцицептивное воз­действие, ноцицепторы и др.) введена Шеррингтоном.


пример, при травмах, инфекционных пораже­ниях) патологией ноцицептивной системы, ли­шенные болевой чувствительности, не замечают повреждений, что может привести к тяжелым последствиям.

Патологическая боль имеет дизадаптивное и патогенное значение. Она вызывает расстройства функций ЦНС, психические и эмоциональные нарушения и обусловливает развитие структур­но-функциональных изменений иповреждение внутренних органов, в частности сердечно-сосу­дистой системы и системы микроциркуляции. Различные виды патологической боли проявля­ются в качестве характерных для нее синдромов и симптомов, которые отсутствуют при физио­логической боли. Сюда относятся каузалгия, гиперпатия, первичная и вторичная гипералге-зия, аллодиния, расширение и появление новых алгогенных рецептивных зон, персистирующая боль, спонтанные приступы боли, сохранение боли после прекращения действия провоцирую­щего раздражителя и другие феномены. Пато­логическая боль осуществляется той же ноци­цептивной системой, но измененной в условиях патологии и представляет собой выражение на­рушения мерыпроцессов, реализующих физио­логическую боль, превращение последней из за­щитного в патологический механизм.

Патологическая боль обусловливает развитие структурно-функциональных изменений и по­вреждений во внутренних органах, в частности в сердечно-сосудистой системе, дистрофию тка­ней, нарушение вегетативных реакций, измене­ния деятельности нервной, эндокринной и им­мунной систем, психоэмоциональной сферы и поведения. Чрезвычайная боль может вызвать тяжелый шок, неукротимая хроническая боль может быть причиной инвалидизации. Патоло­гическая боль становится эндогенным патоген­ным фактором развития новых патологических процессов и приобретает значение самостоятель­ного нейропатологического синдрома или даже болезни. Патологическая боль плохо корригиру­ется, и борьба с ней весьма затруднительна. Если патологическая боль возникает вторично (при тяжелых соматических болезнях, при злокаче­ственных образованиях и др.), то нередко, дос­тавляя мучительные страдания больному, она заслоняет собой основную болезнь и становится главным объектом лечебных вмешательств, име­ющих целью уменьшить страдания больного.



9.2. Патологическая боль периферического происхождения.

Этот вид патологической боли возникает при хроническом раздражении рецепторов боли (но-цицепторов), при повреждении ноцицептивных волокон, спинномозговых ганглиев и задних корешков. Указанные структуры становятся ис­точником интенсивной и нередко постоянной ноцицептивной стимуляции. Ноцицепторы мо­гут усиленно и длительно активироваться при хронических воспалительных процессах (напри­мер, при артритах), при действии продуктов рас­пада тканей (например, при опухолях) и др. Хронически повреждаемые (например, при сдав­ливании рубцами, разросшейся костной тканью и пр.) и регенерирующие чувствительные нервы, дегенеративно измененные (при действии раз­личных вредностей, при эндокринопатиях), и демиелинизированные волокна весьма чувстви­тельны к различным гуморальным воздействи­ям, даже к тем, на которые они не реагируют в нормальных условиях (например, к действию адреналина, ионов К+ и др.). Участки таких во­локон становятся эктопическим источником по­стоянной и значительной ноцицептивной стиму­ляции.

Особую роль подобного источника играет не­врома - образование из хаотически разросшихся нервных волокон, которое возникает при их не­упорядоченном и затрудненном росте. Эти окон­чания весьма чувствительны к различным ме­ханическим, температурным, химическим и эн­догенным воздействиям (например, к катехола-минам). Поэтому приступы боли при невромах, а также при повреждениях нервов могут быть спровоцированы разными факторами и измене­ниями состояния организма (например, при эмо­циональном стрессе, при действии адреналина).

Ноцицептивная стимуляция с периферии мо­жет вызвать приступ боли в том случае, если она преодолевает так называемый «воротный контроль» в задних рогах (Мелзак, Уолл), со­стоящий из аппарата тормозных нейронов же-латинозной субстанции, который регулирует поток входящей в задние рога и восходящей ноцицептивной стимуляции. Такой эффект мо­жет иметь место при интенсивной стимуляции либо при недостаточности тормозных механиз­мов «воротного контроля».


9.3. Патологическая боль центрального происхождения.

Этот вид патологической боли связан с гипе­рактивацией ноцицептивных нейронов на спи-нальном и супраспинальном уровнях. Такие ней­роны образуют агрегаты, которые представляют собой генераторы патологически усиленного воз­буждения. Согласно теории генераторных, детер-минантных и системных механизмов патологи­ческой боли (Г.Н. Крыжановский) генератор яв­ляется основным и универсальным центральным патогенетическим механизмом патологической боли. Он может образовываться в различных центральных отделах системы болевой чувстви­тельности, обусловливая возникновение соответ­ствующих болевых синдромов. При образова­нии генератора в задних рогах спинного мозга возникает центральный болевой синдром спи-нального происхождения (рис. 196, А,1), при об­разовании в ядрах тройничного нерва - триге-минальная невралгия (рис. 196, А,2), в ядрах таламуса - таламический болевой синдром (рис. 196, А,3). Клиническая картина центральных бо­левых синдромов и характер их протекания за­висят от структурно-функциональных особенно­стей тех отделов ноцицептивной системы, в ко­торых возник генератор, и от особенностей дея­тельности генератора.

На ранних этапах патологического процесса приступ боли, обусловленный активацией гене­ратора, провоцируется ноцицептивяыми стиму­лами с определенного, непосредственно связан­ного с генератором рецептивного поля; на позд­них стадиях приступ провоцируется стимулами различной интенсивности и разной модальнос­ти, с разных рецепторных полей, а также может возникать спонтанно. Особенность приступа боли (пароксизмальный, непрерывный, кратковремен­ный, продолжительный и пр.) зависит от осо­бенностей функционирования генератора и ин­дуцируемой им патологической системы. Харак­тер же самой боли (тупая, острая, локализован­ная, диффузная и др.) определяется тем, какие образования ноцицептивной системы, реализу­ющие соответствующие виды болевой чувстви­тельности, стали частями патологической алги-ческой системы, лежащей в основе данного бо­левого синдрома.

Генератор в центральном аппарате ноцицеп­тивной системы формируется под влиянием раз-


При образовании генератора в дорзальных рогах люмбальных сегментов (L^-L.) слева (А, I) возникает центральный болевой синдром спинального проис­хождения: во время приступа боли крыса взвизгива­ет (фонограмма - верхняя кривая, В, 1) и усиленно вылизывает и даже выкусывает зону проекции боли на левом бедре (заштрихована, В, Л, которая лиша­ется шерсти и эрозируется. При образовании генера­тора в каудальном ядре тройничного нерва (А, 2) возникает невралгия тройничного нерва: во время приступа боли крыса взвизгивает и вычесывает зону проекции боли на мордочке (заштрихована, В, 2). При образовании генератора в интрамедиальном

ядре таламуса (А, 3) возникает таламический

болевой синдром с мигрирующими по телу зонами

проекции боли (В, 3)

личных факторов. Он может возникать в дор­зальных рогах при длительной ноцицептивной стимуляции с периферии. В этих условиях боль первоначально периферического происхожде­ния приобретает центральный компонент и ста­новится болевым синдромом спинального про­исхождения. Такая ситуация имеет место при каузалгии, невромах и повреждениях афферент­ных нервов, при невралгиях и пр.

Генератор в центральном ноцицептивном ап­парате может возникнуть также при деафферен-тации, в связи с повышением чувствительности деафферентированных ноцицептивных нейронов и нарушением тормозного контроля. Деаффе-


рентационные болевые синдромы могут появ­ляться после ампутации конечностей, перерез­ки нервов и задних корешков, после перерыва или перерезки спинного мозга. При этом боль­ной может ощущать боль в лишенной чувстви­тельности или в несуществующей части тела (на­пример, в несуществующей конечности, в час­тях тела ниже перерезки спинного мозга). Тако­го типа патологическая боль получила название фантомной (от фантом - призрак). Она обуслов­лена деятельностью центрального генератора, активность которого уже не зависит от ноцицеп­тивной стимуляции с периферии.

Генератор в центральных отделах ноцицеп­тивной системы может возникать при инфекци­онных повреждениях этих отделов (герпетичес­кие и сифилитические повреждения, при трав­мах, токсических воздействиях). В эксперимен­те такие генераторы и соответствующие болевые синдромы воспроизводятся путем введения в соответствующие отделы ноцицептивной систе­мы веществ, либо вызывающих нарушение тор­мозных механизмов (столбнячный токсин, пе­нициллин), либо непосредственно активирующих ноцицептивные нейроны (ионы К* и пр.).

В центральном аппарате ноцицептивной сис­темы могут образовываться вторичные генера­торы. Так, после образования генератора в зад­них рогах спинного мозга через определенное время может возникнуть вторичный генератор в таламусе. Нередко при локализации первичного генератора в спинном мозге, с целью предотвра­щения поступления из него импульсации в го­ловной мозг, производят частичную (перерыв восходящих трактов), а в тяжелых случаях даже полную перерезку спинного мозга. Эта операция, однако, не всегда дает эффект либо вызывает лишь кратковременное облегчение страданий больного вследствие восстановления патологичес­кой алгической системы.

9.4. Патологическая алгическая система.

Возникший в афферентном входе (дорзальные рога спинного мозга или каудальное ядро тройничного нерва) генератор сам по себе неспособен вызвать патологическую боль. Локальный генератор в спинном мозге может обусловить региональные изменения: облегчение флексорного рефлекса, изменение активности мотонейронов и др.



 


 


Патологическая боль как страдание и как синдром возникает, если в процесс вовлекаются и другие отделы системы болевой чувствитель­ности, в частности структуры головного мозга, ответственные за проявления чувства боли, ее перцепцию и эмоциональную окраску.

Участие этих структур в патологической боли заключается не просто в их ответах на поступа­ющие ноцицептивные сигналы, как при физио­логической боли. Отдел системы болевой чувстви­тельности, в котором возник генератор, стано­вится гиперактивным и приобретает способность изменять функциональное состояние нейронов других уровней. Из первично и вторично изме­ненных образований системы болевой чувстви­тельности формируется и закрепляется пласти­ческими процессами новая патологическая ин­теграция - патологическая алгическая система (ПАС). Тот отдел системы болевой чувствитель­ности, под влиянием которого образуется ПАС, играет роль первичной детерминанты ПАС.

Если ПАС оказывается несформированной, если в нее не входят высшие отделы системы болевой чувствительности - таламус и кора го­ловного мозга, - болевой синдром поведенчески не проявляется. Такая ситуация может иметь место в том случае, если ноцицептивные нейро­ны в дорзальном роге недостаточно активны и не образуют генератора либо если высшие отде­лы системы болевой чувствительности обладают эффективным тормозным контролем. В обоих случаях роль контролирующего механизма, пре­пятствующего формированию и деятельности ПАС, играет антиноцицептивная система.

В табл. 80 представлены уровни и образова­ния системы болевой чувствительности, входя­щие в ПАС, которая возникает вследствие уси­ленной ноцицептивной стимуляции с периферии.


Эти образования составляют основной ствол ПАС, от них идут связи к различным отделам ЦНС, вовлечение которых в патологический процесс вызывает дополнительные синдромы. К после­дним относятся вегетативные нарушения, изме­нения сердечно-сосудистой системы и микроцир­куляции, дизрегуляция функций внутренних ор­ганов, эндокринной и иммунной системы, пси­хоэмоциональные расстройства и др.

Различные виды патологической боли (острая, жгучая, палящая, грызущая, раздирающая, дер­гающая и др.) свидетельствуют о преимуществен­ном вовлечении в процесс соответствующих об­разований (подсистем) болевой чувствительнос­ти. Остро возникающая, локализованная боль характерна для вовлечения в процесс системы эпикритической чувствительности, диффузная боль - для системы протопатической чувствитель­ности.

Течение болевого синдрома и характер при­ступов боли зависят от особенностей активации и деятельности ПАС. Важную роль в этом про­цессе играют особенности активации генерато­ра, с которым связана активность ПАС. При зна­чительном нарушении тормозных механизмов и повышенной возбудимости нейронов происходит их гиперсинхронизация и генератор разряжает­ся быстронарастающим потоком импульсов. Если этот поток вызывает столь же быструю и уси­ленную активацию ПАС, то приступ боли имеет пароксизмальный характер. Если генератор раз­вивает свою активность медленно и так же мед­ленно активируется ПАС, то интенсивность боли при приступе медленно нарастает; при тоничес­кой активности генератора и ПАС боль постоян­ная.

Прямые и обратные положительные связи обеспечивают стабильную многоуровневую орга-


низацию ПАС, позволяющую развивать устой­чивую самоподдерживающуюся активность. В этих условиях провоцирующие воздействия иг­рают триггерную роль - активировавшись под их влиянием, ПАС сама способна самостоятель­но развивать свою активность; по этой же при­чине приступ боли может спонтанно усиливать­ся вследствие возрастающей активности ПАС. Прямые и обратные положительные связи в ПАС, будучи постоянно активными, с течением вре­мени закрепляются пластическими процессами и таким образом упрочиваются. Вследствие это­го ПАС стабилизируется и становится устойчи­вой к контролирующим влияниям со стороны антиноцицептивной системы и общего интегра-тивного контроля мозга, кроме того, ПАС при­обретает резистентность к ингибирующим и дес­табилизирующим лечебным воздействиям.

9.5. Антиноцицептивная система.

Ноцицептивная система имеет свой функци­ональный антипод - антиноцицептивную систе­му, которая контролирует деятельность струк­тур ноцицептивной системы.

Антиноцицептивная система состоит из раз­нообразных нервных образований, относящихся к разным отделам и уровням организации ЦНС, начиная с афферентного входа в спинном мозге и кончая корой головного мозга. Каждое релей­ное переключение в ноцицептивной системе име­ет свой аппарат контроля за активностью состав­ляющих его ноцицептивных нейронов. Регули­рующая деятельность антиноцицептивной сис­темы осуществляется различными специализи­рованными нейрофизиологическими и нейрохи­мическими механизмами. Ноцицептивная и ан­тиноцицептивная системы составляют общую систему болевой чувствительности, определяю­щую характер ноцицептивной сигнализации, меру ее восприятия и реакцию на нее.

Антиноцицептивная система играет суще­ственную роль в механизмах предупреждения и ликвидации патологической боли. Включаясь в реакцию при ноцицептивных раздражениях, она ослабляет восходящий поток ноцицептивной сти­муляции и интенсивность болевого ощущения, благодаря чему боль остается под контролем и не приобретает патологического характера. При нарушении же деятельности антиноцицептивной системы ноцицептивные раздражения даже не­большой интенсивности вызывают чрезмерную


боль. Такой эффект имеет место, например, при врожденной или приобретенной недостаточнос­ти антиноцицептивных механизмов спинного мозга, в частности при недостаточности «ворот­ного контроля», при нарушениях проведения возбуждения по толстым волокнам, активирую­щим этот контроль, при травмах, инфекцион­ных поражениях ЦНС и пр. Известно, что при выпадении локализованной эпикритической бо­левой чувствительности может чрезвычайно уси­литься диффузная протопатическая боль.

В случаях недостаточности антиноцицептив­ной системы необходима ее дополнительная и специальная активация. Последняя осуществля­ется различными способами. Эффективна пря­мая электростимуляция антиноцицептивных структур мозга, которая может вызвать подав­ление даже тяжелой патологической боли (рис. 197). Многие аналгетики, в частности опиоид-ные, оказывают свой эффект не только путем



прямого подавляющего воздействия на ноцицеп-тивные нейроны и блокады синаптической пе­редачи возбуждения, но и через активацию структур антиноцицептивной системы. Через активацию антиноцицептивной системы действу­ют и немедикаментозные средства подавления боли (например, акупунктура). Электростимуля­ция толстых волокон, активирующая «воротный контроль» и другие механизмы антиноцицептив­ной системы, используется в клинике для по­давления многих видов болей, особенно перифе­рического происхождения.

Вместе с тем гиперактивация антиноцицеп­тивной системы может обусловить неадекватную гипоалгезию и даже глубокое подавление боле­вой чувствительности. Такие эффекты возника­ют при формировании генератора в структурах антиноцицептивной системы. Истерические вы­падения болевой чувствительности, аналгезия, возникающая при тяжелом стрессе и некоторых психозах, связаны также с усиленной активнос­тью антиноцицептивной системы.

9.6. Нейрохимические механизмы боли.

Функциональные нейрофизиологические ме­ханизмы деятельности системы болевой чувстви­тельности реализуются нейрохимическими про­цессами на различных уровнях ноцицептивной и антиноцицептивной систем.

Периферические ноцицепторы активируются под влиянием многих эндогенных биологически активных веществ - гистамина, субстанции Р, кининов, простагландинов и др. Важную роль в проведении возбуждения в первичных ноцицеп-тивных нейронах играет субстанция Р. Ее рас­сматривают как медиатор боли. Капсаицин (ве­щество, содержащееся в красном перце) вызы­вает нарушение синтеза субстанции Р; введение капсаицина интратекально в область спинного мозга вызывает длительную аналгезию; с дей­ствием капсаицина может быть связан обезбо­ливающий эффект перцового пластыря. В вы­шележащих уровнях ноцицептивной системы также имеется субстанция Р, однако проведение в них возбуждения осуществляется в основном теми нейромедиаторами, которые присущи ней­ронам этих уровней. В процессах проведения возбуждения в разных отделах ноцицептивной системы принимают участие различные нейро-


пептиды, которые, как и в других отделах ЦНС, играют роль нейромодуляторов.

Нейрохимические механизмы деятельности антиноцицептивной системы реализуются эндо­генными нейропептидами и так называемыми классическими нейромедиаторами. Аналгезия вызывается, как правило, сочетанным или пос­ледовательным действием нескольких передат­чиков.

Весьма распространенными и эффективными эндогенными аналгетиками являются опиоидные нейропептиды (энкефалины, эндорфин). Они уг­нетающе действуют на передаточные нейроны и активирующе - на нейроны антиноцицептив­ной системы, стимулируют систему диффузного ноцицептивного тормозного контроля (ДНТК), изменяют активность нейронов высших отделов мозга, воспринимающих ноцицептивную стиму­ляцию и участвующих в формировании болево­го ощущения; их эффекты реализуются также через действие серотонина, норадреналина и дру­гих нейромедиаторов. Аналгезию вызывают так­же и другие нейропептиды (нейротензин, холе-цистокинин, бомбезин, ангиотензин, вазопрес-син и др.). Субстанция Р также может вызывать аналгезию и подавление даже патологической боли при ее действии на антиноцицептивные структуры, например на дорзальное ядро шва. Фрагменты субстанции Р (Р]4 и Р4]1) могут вызвать противоположные эффекты - усилить гипералгезию или алгезию. Конечный эффект вещества Р зависит от того, какой его фрагмент и на какие структуры системы болевой чувстви­тельности он действует. Поскольку нейропепти­ды, как модуляторы активности нейронов, спо­собны усиливать и ослаблять различные нейро-нальные реакции (полифункциональное действие нейропептидов), они могут активировать струк­туры как ноцицептивной, так и антиноцицеп­тивной систем.

Из классических нейромедиаторов важную роль в осуществлении аналгетических эффек­тов играют серотонин, норадреналин, допамин, ГАМК. Серотонин является медиатором антино­цицептивной системы на спинальном уровне. Вместе с тем одна из частей серотонинергичес-кой системы принимает участие в деятельности ноцицептивной системы, она расширяет поля ноцицептивной чувствительности.

Норадреналин также является медиатором нисходящей антиноцицептивной системы, он


подавляет активность ноцицептивных нейронов задних рогов спинного мозга и ядер тройнично­го нерва. Кроме того, норадреналин подавляет болевые механизмы и на супраспинальном уров­не. Его аналгезирующее действие связано с ак­тивацией а-адренорецепторов, а также с вовле­чением серотонинергической системы. Поэтому активатор центральных а-адренорецепторов кло-фелин вызывает выраженный аналгетический эффект.

ГАМК принимает участие в подавлении ак­тивности ноцицептивных нейронов и боли на спинальном уровне. Нарушение ГАМКергичес-ких тормозных процессов (например, путем воз­действия на задние рога столбнячного токсина, пенициллина и др.) вызывает образование в них генератора и тяжелый болевой синдром спиналь-ного происхождения. Вместе с тем ГАМК может тормозить нейроны антиноцицептивных струк­тур среднего и продолговатого мозга и таким образом ослаблять механизмы обезболивания, осуществляющиеся на этом уровне. Эндогенные энкефалины способны ослабить ГАМКергическое торможение указанных нейронов и тем самым усилить нисходящие антиноцицептивные влия­ния, с чем связан один из механизмов аналге-зии эндогенными опиоидами.


Дата добавления: 2014-09-07 | Просмотры: 1140 | Нарушение авторских прав



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 |



При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.025 сек.)