АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

Резюме теоретической части

 

1. Человеческое сознание полярно. С одной стороны, это приводит к появлению способности познания, с другой стороны, делает нас нецельными и несовершенными.

2. Человек болен. Болезнь есть выражение его несовершенства, от нее не избавиться внутри полярности.

3. Болезнь выражается в симптомах. Симптомы – это спустившиеся на материальный уровень части тени сознания.

4. Человек, то есть микрокосмос, хранит в своем сознании в скрытом виде все принципы макрокосмоса. В силу привычки всегда делать выбор он идентифицирует только половину этих принципов. Вторая половина попадает в тень, то есть не осознается.

5. Неосознанный принцип через физические симптомы добивается права на существование, реализует то, чего человек не хочет воспринимать. Так компенсируется односторонность.

6. Симптом делает человека честным.

7. С помощью симптома человек получает все то, что отсутствует в его сознании.

8. Выздоровление возможно только благодаря тому, что человек осознает скрытую в симптоме часть тени и осознанно примет ее. Если человек находит то, чего ему не хватает, симптом оказывается ненужным.

9. Выздоровление направлено на восстановление цельности и единства. Человек становится цельным, если находит свое собственное «Я» и становится единым целым с тем, чем он, не ведая того, был изначально.

10. Болезнь вынуждает человека не сворачивать с пути к единству, поэтому.

 

БОЛЕЗНЬ ЕСТЬ ПУТЬ К СОВЕРШЕНСТВУ.

 

Часть 2. Картины болезни и их значение

 

Инфекция

 

 

Ты сказал:

«О дервиш, что есть знак пути?»

«Послушай меня.

А пока будешь слушать, размышляй!

Вот знак для тебя:

Хотя ты и идешь вперед,

Ты видишь, как увеличивается твое страдание».

 

Фаридуддин Аттар

 

Инфекция представляет собой одну из наиболее распространенных причин болезнетворных процессов в человеческом организме. Большинство острых симптомов является воспалениями, начиная от простуды и заканчивая холерой и оспой. В латинских названиях суффикс – ит указывает на то, что речь идет о воспалительных процессах (колит, гепатит и т. д.). В области лечения инфекционных заболеваний официальная медицина достигла больших успехов благодаря открытию антибиотиков (например пенициллина) и введению прививок. Если раньше большинство инфекционных заболеваний было связано с летальным исходом, то сейчас в развитых странах это, скорее, исключительные случаи. Данный факт отнюдь не означает, что мы стали менее восприимчивы к инфекциям. Просто для борьбы с ними у нас появилось эффективное оружие .

Если подобная терминология покажется вам чересчур воинственной, то имейте в виду, что при воспалительном процессе в организме на самом деле идет настоящая война. Власть захватили ставшие опасными интервенты – возбудители (бактерии, вирусы, токсины), которых атакуют защитные силы организма. Это противостояние проявляется через такие симптомы, как опухоль, покраснение, боль и температура. Когда организму удается одержать победу, инфекции наступает конец. Если победа остается за возбудителями, пациент умирает. Аналогия между воспалением и войной очевидна. Она подразумевает, что и война, и воспаление обладают одинаковой внутренней структурой, в них осуществляется один и тот же принцип, правда, на разных уровнях.

Язык хорошо осведомлен об этой внутренней взаимосвязи. Однокоренными для слова «воспаление» являются «запал», «палить», «подпалить», то есть его можно связать с той «запальной искрой», которая приводит к взрыву пороховой бочки. Соответствующее английское слово буквально можно перевести как «возгорание» (inflammation). Таким образом, мы оказываемся среди сплошной военной лексики, которая часто используется для описания силовых конфликтов: «затихнувший конфликт разгорается снова», «огонь подносят к фитилю», «в дом бросают горящий факел», «в Европе разгорается пламя войны» и т. д. При таком количестве взрывчатых веществ рано или поздно происходит взрыв. В результате в этом взрыве исчезает все накопленное, все то, что мы можем увидеть не только в ходе военных действий, но и в собственном организме, выдавливают ли нам небольшой прыщик или вскрывают обширный абсцесс.



Для построения дальнейших рассуждений необходимо принять во внимание и аналогию другого уровня – психики. «Взорваться» может и человек. Но при этом имеется в виду не абсцесс, а эмоциональная реакция, в которой прорывается внутренний конфликт. В дальнейшем мы будем синхронно рассматривать эти три уровня: «психика – тело – военные действия», чтобы на-учиться видеть четкую аналогию между конфликтом, воспалением и сражением. Эта аналогия дает ключ к пониманию болезни.

Полярность сознания постоянно приводит нас к необходимости постоянно принимать решения. Мы вынуждаем себя отказаться от одной из возможностей – и утрачиваем ее. А нехватка чего бы то ни было всегда ведет к нездоровью.

Слава тому, кто может признаться самому себе в том, что внутренняя напряженность, конфликтность действительно существуют в человеке, тому, кто знает о наивной склонности людей верить в то, что все невидимое и неосязаемое просто отсутствует. Так ведут себя маленькие дети, которые закрывают глаза в надежде стать невидимками.

Конфликты нисколько не интересуются тем, видят ли их на самом деле, – они всегда с нами. Если человек не готов сознательно воспринимать конфликты и относиться к ним так, чтобы постепенно найти способ их разрешить, они опускаются на телесный уровень и проявляются в виде воспаления. Любая инфекция – это конфликт, получивший материальное воплощение.Если вы не хотите разбираться со своими проблемами на уровне сознания (поскольку это неприятно и опасно), вам придется делать это на уровне телесном, «разбираясь» с воспалительным процессом.

Рассмотрим развитие этого процесса на телесном и психическом уровнях, применяя аналогию с военным конфликтом.

1. Раздражение: появляются возбудители. Речь может идти о бактериях, вирусах или ядах (токсинах). Этот процесс зависит не столько от самих возбудителей(как считают дилетанты), сколько от готовности организма их впустить. Врачи называют это положение плохой иммунной ситуацией.

Итак, инфекция связана не с наличием возбудителей (как полагают фанатичные сторонники антисептиков), а со способностью с ними сосуществовать. То же самое происходит и на уровне сознания, потому что и здесь главную роль играет не то, что человек живет в бесконфликтном мире, а то, что он способен сосуществовать со своими конфликтами. Понятно, что иммунная система зависит от психики напрямую. Сейчас этой связи начали уделять большое внимание и в кругах академической науки (исследование стрессов и т. д.).

Гораздо большее впечатление производит возможность понаблюдать за этой взаимосвязью в самом себе. Если человек не хочет открыть свое сознание для того конфликта, который способен его сильно задеть, ему приходится открывать свое тело для возбудителей. Эти возбудители размещаются в определенных слабых местах организма, которые называются «местами пониженной сопротивляемости» и рассматриваются официальной медициной как врожденные, наследственные недостатки, что, казалось бы, не дает возможности для дальнейшей интерпретации.

Но психосимптоматика всегда обращала внимание на то, что определенный круг психических проблем связан с определенными органами, хотя это противоречит официальной медицинской теории. Такое кажущееся противоречие можно разрешить, если посмотреть на проблему несколько по-другому.

Тело – это видимое выражение сознания, так же, как дом – видимое воплощение архитектурного замысла. Идея и ее воплощение соответствуют друг другу, как фотографии соответствует ее негатив. Любая часть тела и любой орган соответствуют определенному психическому содержанию, определенной эмоции и определенному кругу проблем. На подобных соответствиях основаны физиогномика, биоэнергетика и т. п.

Человек приходит в мир с сознанием, состояние которого определяется тем, чему он до сих пор научился.

Вместе с тем он приносит с собой определенный набор проблем, постепенное проявление которых и необходимость их решать определяют его судьбу.

Судьба – это сумма характера и времени. Характер не передается по наследству и не зависит от окружающей среды. Человек приходит в этот мир со своим характером, – это самовыражение вновь воплотившегося сознания.

Но если тело является выражением сознания, то и в нем представлен тот же самый образец. Это значит, что определенный круг проблем имеет свое физическое (или органическое) соответствие в определенной предрасположенности. Эту связь использует иридодиагностика[6], которая, тем не менее, до сих пор не обращает внимания на психологическое соответствие.

Место пониженной сопротивляемости – это тот орган, который берет на себя ответственность за процесс «обучения» на уровне тела, если человек не способен осознанно воспринимать соответствующую этому органу психическую проблему. Соответствие тех или иных органов тем или иным проблемам мы покажем на страницах нашей книги.

Если мы рассмотрим, как протекает воспалительный процесс, абстрагируясь от места его локализации, то увидим, что в первой фазе (возбуждение) бактерии или вирусы проникают в тело. На психическом уровне этот процесс соответствует проявлению проблемы. Импульс, с которым мы еще не «выяснили отношения», проникает в наше сознание, минуя защитную систему, и возбуждает нас. Он воспаляет(читай: воспламеняет) напряжение полярности, которое мы воспринимаем как конфликт.

Чем лучше работают механизмы психологической защиты (такие, например, как проекция или вытеснение), тем меньше у импульса шансов достучаться до нашего сознания, обогатить его и дать возможность развиваться.

Здесь проявляется принцип полярности «или – или»: отказавшись от защиты на уровне сознания, не вытесняя проблему и не перенося вину за ее появление на кого-либо другого, мы даем включиться другому механизму защиты – иммунной системе нашего организма.

Если же механизмы психологической защиты включены «на полную мощность» от проникновения новых импульсов, беззащитным к возбудителям оказывается иммунитет. От вторжения импульса нам в любом случае не уйти, но мы можем выбрать уровень, на котором он проявится.

В военном деле первая фаза соответствует проникновению врага на территорию страны (нарушение границы). Нападение привлекает внимание военных и политиков к завоевателям – все становятся очень активными, направляют всю свою энергию на новую проблему, мобилизуют войска, ищут союзников, короче говоря, стягивают силы к очагу напряженности. Если подобный процесс происходит в организме, то его называют фазой экссудации : возбудители закрепились на своих позициях и образовали очаг воспаления. Со всех сторон к этому месту стекается тканевая жидкость, на соответствующем участке тела появляется припухлость, ощущается некоторое напряжение. На второй фазе психического конфликта тоже можно отметить рост напряженности. Все внимание направлено на новую проблему – мы не можем думать ни о чем другом. Проблема не отпускает нас ни днем, ни ночью. Мы даже не говорим ни о чем другом. Все наши мысли крутятся только вокруг нее. Таким образом, практически вся психическая энергия перетекает в этот конфликт, мы приближаемся к нему и раздуваем до тех пор, пока он не увеличивается до огромных размеров и не предстает перед нами в виде непреодолимой преграды. Конфликт мобилизовал все наши психические силы и оттянул их на себя.

2. Защитная реакция. На основе возбудителей организм вырабатывает специфические антитела, которые образуются в крови и костном мозге. Лимфоциты и гранулоциты образуют стенку вокруг возбудителей, а микрофаги начинают их пожирать. Итак, на телесном уровне война в полном разгаре: враги окружены, атака началась.

3. Если конфликт не удается разрешить на локальном уровне (локальная война), то проводится всеобщая мобилизация: весь народ оказывается втянутым в войну и проявляет повышенную активность. В организме мы воспринимаем эту ситуацию, как лихорадочное состояние: защитные силы громят возбудителей, высвобождающиеся при этом яды вызывают лихорадку. На местное воспаление организм отвечает общим повышением температуры. При повышении ее всего на 1° уровень обмена веществ увеличивается вдвое (заметьте, насколько повышенная температура полезна для защитного процесса). Уровень лихорадки соответствует скорости протекания болезни. Понижать температуру искусственным путем нужно только в том случае, когда она становится опасной.

На психическом уровне в этой фазе конфликт поглощает всю нашу жизнь и всю нашу энергию. Схожесть физической лихорадки и психического возбуждения бросается в глаза. Мы говорим, что мозг «лихорадочно работает», а человек находится «в лихорадочном возбуждении». От возбуждения нам становится жарко, повышается сердцебиение, человек краснеет, потеет или дрожит. Все это не очень приятно, но зато полезно для здоровья. Полезна не лихорадка, а разрешение конфликта – и, тем не менее, мы почему-то пытаемся подавить в зародыше и повышенную температуру, и конфликты. Да еще гордимся своим умением их подавлять. (Какое может быть удовольствиеот подавления ? )

4. Лизис[7](разрешение). Предположим, что защитные силы действовали успешно, они оттеснили чужеродные тела, частично поглотив их. Затем происходит распад и защитных тел, и возбудителей, в результате чего образуется желтый гной – потери с обеих сторон! Возбудители в измененной форме покидают организм. Но изменения произошли и в самом организме, теперь у него: а) есть информация о возбудителях, которую называют «специфическим иммунитетом»; б) натренированы и закалены защитные силы, что называется «неспецифическим иммунитетом». Несмотря на потери, одна из воюющих сторон одержала победу, выйдя из схватки более сильной, чем раньше, и досконально изучившей противника.

Смерть: может случиться так, что победителями окажутся возбудители. Это приведет к смерти пациента. Такое разрешение конфликта мы с вами считаем несчастьем, но только потому, что в данном вопросе не можем быть беспристрастными. Ситуация аналогична футбольному матчу: все зависит от того, за какую команду ты болеешь. Объективно победа есть победа, неважно, в чей актив она записана. Война закончена в любом случае, вот только праздник происходит на другой улице.

5. Хроническая инфекция: если ни одной из сторон не удается одержать победу, возникает компромисс между возбудителями и защитными силами. Возбудители остаются в организме, не празднуя победу (смерть), но и не чувствуя себя побежденными (выздоровление). Перед нами картина хронической инфекции. Симптоматически это выражается в постоянно повышенном уровне лимфоцитов, гранулоцитов, антител, в несколько повышенной реакции оседания эритроцитов (РОЭ) и в немного повышенной температуре. Такая ситуация приводит к образованию очага, постоянно оттягивающего на себя энергию, столь необходимую для организма. Пациент чувствует себя разбитым, усталым, апатичным. Он не болен, и не здоров – это не война и не мир – это компромисс. Он инертен, как и все компромиссы этого мира.

Иисус сказал: «Нужно быть или горячим, или холодным». А компромисс – это высшая цель трусов, «едва теплых людей». Такие люди всегда опасаются последствий своих действий и той ответственности, которую им приходится брать на себя. Но компромисс не может быть решением, поскольку не приводит к равновесию между полюсами и не способствует объединению. Компромисс означает длительное противостояние равных сил и, следовательно, застой.

С военной точки зрения, это очаговая война (ср. – первая мировая война), для которой требуется много энергии и материалов и которая ослабляет все остальные области жизни, включая экономику и культуру. На психическом уровне хронической инфекции соответствует затяжной конфликт. Люди застревают в своем конфликте, у них не хватает ни мужества, ни сил принять какое-нибудь решение, ведь в любом случае чем-то придется жертвовать. Необходимость жертв внушает страх. Так, многие люди пребывают в эпицентре своего конфликта, потому что не способны помочь одному или другому полюсу добиться победы. Они все время пытаются выяснить, какое решение будет правильным, а какое нет, и никак не могут понять, что в абстрактном смысле не существует правильного и неправильного, потому что нам нужны оба полюса. Без них мы не можем выздороветь, но осуществить их одновременно в условиях полярности нельзя. Итак, как это ни парадоксально, после долгих разговоров о том, что любой выбор – ошибка, мы приходим к тому, что отказ от выбора – ошибка еще большая!

Любое принятое решение несет свободу. Затяжные конфликты оттягивают на себя энергию и приводят к апатии, пассивности, безропотности. Если вам удастся пробиться к одному из полюсов конфликта, вы сразу ощутите прилив высвободившейся энергии. Так же, как инфекция укрепляет организм, психика выходит из конфликта более сильной и крепкой, потому что разрешение конфликта преподнесло ей хороший урок, приблизило к противоположным полюсам одного и того же явления, расширило ее границы и сделало более сознательной. Из пережитого конфликта вы выходите с выигрышем: теперь у вас есть информация, аналогичная специфическому иммунитету, которая поможет в будущем решать похожие проблемы, исходя из приобретенного опыта.

Каждый пережитый конфликт учит нас лучше и смелее встречать новые. Это соответствует неспецифическому иммунитету в организме. На телесном уровне любое решение требует жертв. Точно так же психика вынуждена приносить немалые жертвы: нам приходится расставаться с собственными взглядами и мнениями, отказываться от любимых привычек. Но ведь появление нового всегда предполагает отказ от старого! После больших очагов воспаления на теле часто остаются шрамы. Аналогично возникают психологические шрамы, которые спустя некоторое время мы называем воспоминаниями.

В прежние времена всем родителям было известно, что ребенок, перенесший детскую болезнь (а все детские болезни являются инфекционными), делает большой скачок в умственном и физическом развитии. После болезни ребенок уже не такой, как раньше. Болезнь изменила его, сделав более зрелым.

На самом деле такой эффект дают не только детские болезни. Пережив инфекционное заболевание, человек становится более зрелым, а его организм – более крепким. Повышенные требования делают человека сильнее и прилежнее. Все великие культуры возникли благодаря повышению требований к человеку, и даже Чарльз Дарвин (сторонниками которого в целом мы не являемся) связывал развитие биологических видов с успешным преодолением неблагоприятных условий окружающей среды.

«Война есть отец всего», – сказал Гераклит. В этой фразе заключена одна из фундаментальнейших мудростей человечества. Война, конфликт, напряжение между полюсами снабжают нас жизненной энергией, обеспечивая, таким образом, и развитие, и прогресс. Конечно, такие заявления бывают очень опасны, когда волки рядятся в овечьи шкуры и используют высокие слова для удовлетворения собственной агрессивности.

Мы специально сравнили воспалительный процесс с войной, стараясь подчеркнуть присущую теме остроту. Может быть, теперь вы не будете равнодушно пробегать глазами по строчкам, согласно и лениво кивая головой. Сегодняшняя европейская ментальность диктует нам отрицание любых конфликтов и поиск компромисса. Мы на любом уровне стараемся избежать трений и противоречий, не замечая, насколько это мешает осознанному восприятию чего бы то ни было. В условиях полярного мира человек не может избежать конфликтов. Такие попытки приводят к еще более сложным сдвигам нагрузки и переносу ее на другие уровни. Инфекционное заболевание – лучший тому пример.

Итак, воспаление – это конфликт на материальном уровне. Постарайтесь не совершить ошибки, считая, что у вас нет «никаких конфликтов». Невнимание к ним ведет к заболеванию. Чтобы выяснить суть конфликта, вам понадобится честность по отношению к самому себе, которая иногда бывает настолько же неприятна для психики, насколько неприятна инфекция для организма.

Да, конфликты всегда болезненны, на каком бы уровне их не переживали. В них нет ничего хорошего, будь то война, внутреннее сопротивление или болезнь. Но «хороший» и «нехороший» – это не те аргументы, которые можно принимать всерьез. Стоит нам один раз признаться самим себе, что избежать никогда ничего не удается, и этот вопрос больше не возникнет.

Если вы считаете «психические взрывы» неприемлемыми для себя, то тем самым делаете все возможное, чтобы подобный взрыв произошел в вашем теле (абсцесс). Неужели и после этого вас будет волновать вопрос о том, что лучше или приличнее?

Обладают ли честностью расхваливаемые усилия нашего времени избегать конфликтов на любом уровне? Подумав над тем, о чем говорилось в этой главе, вы можете увидеть «успешные мероприятия по защите от инфекционных заболеваний» в новом свете. Борьба против инфекций – это борьба против конфликтов на материальном уровне. Имя основного «борца» с ними – антибиотик. Слово состоит из двух латинских корней: анти – «против» и био – «жизнь». Итак, антибиотики – это вещества, направленные против жизни. Вот это и есть настоящая честность!

Заявление о вреде антибиотиков верно на двух уровнях. Если мы вспомним, что конфликт является двигателем развития, то есть жизни, то получается, что подавление конфликта есть вмешательство в динамику самой жизни.

Но антибиотики вредны и с медицинской точки зрения. Воспаление – острое, быстрое и актуальное решение проблемы. В ходе воспаления с гноем из организма выводятся токсины. Это своеобразный процесс чистки организма. Если процесс оказывается прерванным антибиотиками, все вредные вещества остаются в организме (чаще всего – в соединительной ткани). При определенных условиях это может привести к раковым образованиям. Возникает своеобразный «эффект мусорного ведра»: из него нужно или часто выбрасывать мусор (инфекция), или собирать отходы так долго, пока самостоятельная жизнь, зародившаяся в нем, не начнет оказывать влияние на весь дом (рак). Антибиотики – это чужеродные вещества, которые не были выработаны самим организмом, поэтому болезнь не сможет достичь своей истинной цели: чему-нибудь научить человека.

С этой точки зрения можно посмотреть и на прививки. Нам известны два основных вида прививок – активные и пассивные. При пассивной прививке вводятся защитные вещества, которые вырабатываются другими организмами. Такие виды прививок используют, если болезнь уже началась (например, прививки против столбняка). На психическом уровне эта прививка соответствует готовому решению проблемы, следованию заповедям, нормам и предписаниям. Человек использует чужие рецепты, лишая себя тем самым возможности приобрести опыт. Нечего сказать, удобный способ «движения вперед», при котором человек остается стоять на месте.

При активных прививках в организм человека вводятся ослаб-ленные возбудители, так что на основе этого раздражителя организм самостоятельно может вырабатывать необходимые антитела. К этой форме относятся все профилактические прививки. На психическом уровне такой метод соответствует попыткам разрешить некоторые гипотетические конфликты (аналогия из военной практики – «маневры»). Сюда можно отнести большинство форм групповой психотерапии. Человек приобретает опыт разрешения конфликтов в несложных ситуациях, изучает стратегии, которые помогут ему более осознанно подойти к решению серьезных проблем.

Не стоит относиться к этим размышлениям как к рецептам. Речь не идет о том, нужно ли делать прививки и можно ли принимать антибиотики. На самом деле абсолютно неважно, что вы делаете. Но только до тех пор, пока вы знаете, что делаете! Мы обращаемся к вашему сознанию и не предлагаем вам готовых заповедей, проповедей и запретов.

Возникает вопрос: в какой мере физическая болезнь способна заменить психический процесс? Ответить на него нелегко, потому что мысленное разделение психики и тела – это только теоретическое вспомогательное средство, в реальности же разделение никогда не бывает столь однозначным. Все, что происходит в организме, мы переживаем в своем сознании. Ударив молотком по пальцу, мы говорим, что палец болит. Но боль находится в сознании, а не в пальце.

Так как боль – это феномен, относящийся к сознанию, мы можем на нее влиять: с помощью отвлекающих занятий, гипноза, наркоза, акупунктуры. (Если вы считаете, что это не совсем так, то вспомните еще раз про фантомные боли!) Все наше переживание физической болезни и связанных с этим страданий происходит исключительно в сознании. Различие между «психическим» и «соматическим» связано только с плоскостью проекции. Тот, кто заболел от любви, проецирует свои ощущения на нечто нематериальное (любовь), а тот, кто заболел ангиной, – на горло. Но страдать и тот, и другой могут только на уровне сознания. Материя, и тело в том числе, служит проекционной плоскостью, а не местом, где можно разрешить какие-либо проблемы. Тело – идеальный «сборник задач и упражнений», но решения к нему способно найти только сознание. Таким образом, ход течения физической болезни представляет собой символическую обработку проблемы, результаты которой будут полезны для сознания. Это – одна из причин того, почему перенесенное заболевание приводит к развитию.

Между физической и психической обработкой проблемы возникает своеобразный ритм. Если проблема не может быть решена только на уровне сознания, тело используется в качестве материального вспомогательного средства, которое представляет нерешенную проблему в символической форме. Полученный эффект после перенесенного заболевания попадает в психику. Но если психике, несмотря на приобретенный опыт, не удается уловить суть проблемы, то она снова погружается в материю, чтобы получить больше практического опыта. Смена уровней будет повторяться до тех пор, пока накопленный опыт не даст сознанию возможность разрешить проблему или конфликт окончательно.

Этот процесс можно представить более наглядно с помощью следующего примера. Ученик должен научиться считать в уме. Мы ставим перед ним эту задачу. Если он не может сосчитать пример в уме, даем ему в руки материальный предмет – счеты. Свою задачу он проецирует на счеты и получает возможность решить пример (тоже в уме). Тогда мы даем ему еще один пример, который он должен решить уже без вспомогательных средств. Если ему опять это не удастся, он снова получит счеты. Это будет длиться до тех пор, пока он не научится обходиться без них и выполнять вычисления в уме. Согласитесь, в данном случае перенос проблемы на видимый уровень на нужном этапе делает процесс обучения более легким.

Понять взаимосвязь тела и сознания крайне важно. Трудно осознать, что тело – это вообще не то место, где могут разрешаться конфликты. Официальная медицина с этим не согласна. Все с пристрастием смотрят на то, что происходит в организме, и пытаются справиться с болезнью на соматическом уровне. Но на этом уровне абсолютно нечего решать!

Вернемся к примеру с устным счетом. Согласитесь, что взрослые, которые при возникновении у ребенка затруднений с примерами вместо того, чтобы помочь ему, со всех ног бросались бы чистить и полировать зеркало в надежде на то, что он, наконец, отразится там совершеннейшим умником, выглядели бы… по меньшей мере, странно. Нам тоже пора прекратить искать причины всех проблем в зеркале. Его следует использовать для того, чтобы познать самого себя. Итак.

 

ИНФЕКЦИЯ – это конфликт на материальном уровне

 

Тот, кто склонен к воспалительным процессам, пытается избегать конфликтов.

При инфекционном заболевании стоит задать себе следующие вопросы.

1. Какой же конфликт в моей жизни я не замечаю?

2. От какого конфликта я стараюсь уклониться?

3. В наличии какого конфликта я боюсь себе признаться?

Чтобы выяснить, с чем может быть связан конфликт, обратите внимание на символику затронутого органа или части тела.

 

 

Защитная система

 

Защищать означает «никого не впускать». Противоположным полюсом защиты является любовь. Любовь можно рассматривать по-разному, но в любом случае ее можно свести к процессу впускания. В любви человек открывает границы своего «Я» (Эго) и впускает то, что до сих пор находилось вне егои воспринималось как «не-Я». Любящий человек снимает защиту, чтобы впустить «Ты» и объединить его со своим «Я». Где мы возводим границы, там любви нет. Начиная с Фрейда, мы используем слова «защитный механизм» для обозначения тех процессов в сознании, которые должны предотвратить вмешательство опасного содержания, находящегося в подсознании.

Важно не терять из виду деление на макро– и микрокосмос, потому что любое неприятие какого бы то ни было явления окружающей среды – это всегда выражение защитных процессов. Защита укрепляет Эго, потому что «держит границы на замке». Человеку приятнее сказать «нет», чем «да». Любое «нет» позволяет нам ощутить бастионы своих границ, свое «Я». Если же вы вдруг выражаете согласие – границы расплываются, и вы перестаете их ощущать. Достаточно трудно объяснить, что такое защитные механизмы. Лучше всего их изучать не на себе, а на других. Защитные механизмы – это сумма того, что мешает нам стать совершенными! Теоретически довольно просто сформулировать путь к просветлению: хорошо все, что существует. Будь согласен со всем, что существует, – и ты будешь един со всем, что существует. Это путь любви.

Любое произнесенное нами «Да, но…» – это тожезащита. Оно тожемешает объединению со всем сущим. Здесь начинаются разнообразные игры Эго, которое готово ставить самые благочестивые и благородные теории на службу своей ограниченности. Это, увы, вечная игра, которая будет существовать до тех пор, пока существует мир.

Хитроумные теологи могут возразить, что если хорошо все сущее, то, значит, защита – это тоже хорошо. Это совершенно справедливо, потому что защита помогает нам ощущать в полярном мире такое количество трения, чтобы можно было идти вперед по пути познания. Но дело в том, что защита – лишь вспомогательное средство, конечная цель которого – достижение такой ситуации, при которой никакая защитная система не нужна.

Психическая защита направлена против внутреннего содержания нашего сознания, которое воспринимается как опасное и поэтому не должно быть допущено на уровень осмысления. А физическая защита направлена против «внешних врагов», которых мы называем возбудителями или ядовитыми веществами.

Мы настолько привыкли в любой ситуации использовать собственную систему оценок, что чаще всего и сами верим, что принятый нами масштаб абсолютен. На самом же деле не существует других врагов, кроме тех, которых мы назначили сами.

У некоторых людей враги настолько оригинальны, что мы готовы признать это болезнью. Речь идет об аллергиках. Аллергией называется острая реакция на какое-то вещество, воспринимаемое организмом как враждебное. С точки зрения его способности к выживанию, защитная система поступает совершенно правильно. Иммунитет начинает вырабатывать антигены против аллергенов, чтобы защититься против «вражеских интервентов». Но вот беда: у аллергиков эти защитные мероприятия оказываются чересчур активными. Организм занимается «гонкой вооружений» и втягивает в зону борьбы все большие участки. Врагами объявляются все новые и новые вещества, значит, и вооружения требуется все больше. Подобно тому, как в военных кругах гонка вооружений есть свидетельство повышенной агрессивности, аллергия есть также выражение сильной агрессивности и сильных защитных механизмов. У аллергиков всегдасуществуют проблемыс агрессивностью, которую они в себе не замечают. (Поскольку речь идет о подавленном психическом аспекте, не ощущаемом на уровне сознания, это качество может вообще не проявляться!)

При аллергии агрессия опускается из сознания в тело и начинает там буквально неистовствовать. Осуществляется все что угодно: и защита, и нападение, и борьба, и победа. Но чтобы настолько увлекательное занятие не закончилось раньше времени из-за недостатка противников, врагами объявляются самые безобидные вещества: цветочная пыльца, кошачья шерсть, конский пот, пыль, стиральные порошки, дым, клубника, собаки и помидоры. Выбор практически не ограничен: аллергик не останавливается ни перед чем – он борется со всем вокруг, но и у него существуют свои фавориты, которым он явно отдает предпочтение.

Всем известно, насколько тесно агрессия связана со страхом. Если внимательно изучить основные аллергены, сразу станет понятно, какие аспекты жизни внушают человеку столь сильный страх, что он начинает вести борьбу с их символическими представителями. На первом месте здесь находится шерсть животных, в основном кошек. С кошачьей шерстьючеловек подсознательно ассоциирует лесть и ласку: они мягкие, теплые, к ним приятно прикоснуться, но в то же время в них есть что-то «звериное». Это символ любви, он имеет сексуальный оттенок(вспомните мягкие игрушки, с которыми дети ложатся спать). То же самое можно сказать и о шерсти кролика. У лошадибольше выражен компонент влечения, у собакагрессии . Но эти различия слишком тонкие, незначительные, потому что у символа никогда не бывает четких границ.

Ту же самую область жизни символизирует и цветочная пыльца – излюбленный аллерген всех, кто страдает от сенной лихорадки. Цветочная пыльца есть символ оплодотворения и размножения, не случайно именно поздняя весна – самое неприятное время для тех, у кого сенная лихорадка. Такие аллергены, как шерсть и цветочная пыльца, ясно дают понять, что «любовь», «сексуальность», «влечение» и «продолжение рода» – темы, которые вызывают сильный страх. Поэтому они воспринимаются как агрессивные, и защитные системы делают все возможное, чтобы не пропустить их.

То же самое можно сказать о страхе перед любой грязью, который проявляется в аллергии на домашнюю пыль. (Вспомните выражения: «грязные шутки», «копаться в грязном белье», «вести чистую жизнь» и т. д.) Пытаясь избегать аллергенов, аллергик тем самым пытается избежать тех явлений жизни, которые внушают ему наибольший страх. А медицина и окружающая среда ему с удовольствием помогают. Чего только не делают люди: отдают в чужие руки домашних животных, запрещают курить рядом с собой и т. д. Тираня окружающих, аллергики находят себе отлично замаскированное поле деятельности и получают возможность проявить свою подавленную агрессию так, чтобы этого никто не заметил.

Метод «десенсибилизации» (то есть привыкания к аллергену) сам по себе хорош, но применять его лучше было бы не на физическом, а на психическом уровне. Тогда можно было бы говорить о настоящем успехе. Аллергик сможет вылечиться, только если научится осознанно воспринимать то, чтоон стремится подавить . Ему необходимо впустить это в сознание и ассимилировать. Поддерживая попытки аллергика найти защиту от тех веществ, которые вызывают аллергическую реакцию, вы на самом деле оказываете ему плохую услугу. Он должен примириться со своими врагами инаучиться их любить. Аллергены оказывают на аллергика символическое, но никак не вещественно-химическое воздействие. Этот факт должен стать понятным даже самому закоренелому материалисту, если он узнает, что для проявления аллергической реакции необходимо подключение сознания. Под наркозом нет и не может быть аллергии. Точно так же всякая аллергия пропадает во время психоза. А вот обратная реакция иногда бывает: фотография кошки или пускающий клубы дыма паровоз в фильме способны вызвать у астматика приступ. Аллергическая реакция не зависит напрямую от аллергена.

Большинство аллергенов символизируют жизнь. Сексуальность, любовь, продолжение рода, агрессия, грязь – все это и есть проявления жизни в ее наиболее активных формах. Но именно эти проявления реальной жизни вызывают у аллергиков основной страх, ибо аллергик не любит жизнь. Его идеалами являются стерильность, бесплодность, отсутствие влечений и агрессия. Это состояние, видимо, уже и не заслуживает того, чтобы его называли жизнью. Поэтому нет ничего удивительного в том, что аллергия иногда может перейти в болезнь аутоагрессивности (агрессивности, направленной на себя самого), связанную с угрозой для жизни. При аутоагрессивности организм человека так долго борется с самим собой, что у него заканчиваются силы. Потому что защита, отграничение и отгораживание себя достигли такого высокого уровня, что их идеалом является камера, в которой нет никаких аллергенов – гроб.

 

АЛЛЕРГИЯ – это агрессия на материальном уровне

 

Аллергик должен задать себе следующие вопросы.

1. Почему я не воспринимаю свою агрессию в своем сознании, а заставляю ее проявляться в организме?

2. Чего же в жизни я так боюсь, от чего пытаюсь убежать?

3. С какой темой связаны мои аллергены (сексуальность, влечение, агрессия, продолжение рода, грязь как темные стороны жизни)?

4. Насколько я использую собственную аллергию для манипуляций окружающими?

5. Как у меня обстоят дела с любовью, способен ли я впустить кого-то в мир собственного «Я»?

 

 

Дыхание

 

Дыхание – это ритмичный процесс, который состоит из двух фаз – вдоха и выдоха. Это великолепный пример проявления закона полярности: два полюса – вдох и выдох – постоянно сменяя друг друга, вместе образуют ритм. При этом один полюс зависит от другого: сначала вдох, потом выдох и так далее. Полюса дыхания можно также назвать напряжением и релаксацией. Их взаимосвязь (вдох – напряжение и выдох – релаксация) четко видна при вздохе.

Перейдя на уровень тела, можно сказать, что дыхание – это процесс обмена. При вдохе содержащийся в воздухе кислород поступает к красным кровяным тельцам, в процессе выдоха мы возвращаем в воздух диоксид углерода. Дыхание есть полярность по принципу «взять и отдать». Таким образом, мы с вами нашли основную символику дыхания. Гете сформулировал ее следующим образом:

 

Дыхание – это двойное счастье.

Мы получаем воздух и возвращаем его.

Одно наполняет, второе освобождает.

Вот как причудливо смешана жизнь.

 

Во всех древних языках одно и то же слово обозначает и дыхание, и душу или дух. В латинском языке spirare обозначает «дышать», а spiritus – «дух». Греческое psyche обозначает и «вдох», и «душа». В Индии человека, достигшего совершенства, называют Mahatma, что буквально переводится как «Большая душа» или «Большое дыхание». Из индийского учения мы также знаем, что дыхание является носителем жизненной силы, которую в Индии называют prana. В библейской истории о сотворении мира говорится: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою».

Эта картина красочно описывает, как некое материальное тело, предмет, имеющий форму, получает от Бога его дыхание, то есть нечто нерукотворное. И только этот вдох способен превратить человека в живое существо, имеющее душу.

Мы с вами уже приближаемся к тайне дыхания. Дело в том, что оно не является нашей составляющей, но принадлежит нам. Дыхание не находится в нас – это мы находимся в дыхании. Дыхание связывает нас с тем, что пребывает по ту сторону творения, по ту сторону формы. Дыхание обеспечивает неразрывную связь с царством метафизики.

Мы существуем в дыхании, как в материнском чреве, которое простирается далеко за наше маленькое ограниченное бытие – это сама жизнь, ее последняя, великая тайна, которую нельзя ни описать, ни объяснить, а можно только познать, пропустив через самого себя. Дыхание – та пуповина, через которую к нам поступает жизнь. Оно обеспечивает неразрывность этой связи с жизнью.

В этом и заключается его значение: оно препятствует тому, чтобы человек закрылся полностью, чтобы граница его «Я» стала непроницаемой . Как бы ни хотелось человеку закрыться в своем Эго, дыхание мешает это сделать, оно заставляет сохранить связь с «не-Я».

Необходимо понять, что мы дышим тем же самым воздухом, который вдыхает и выдыхает наш враг, которым дышат растения и животные. Человек не может полностью замкнуться в границах «Я», потому что воздух, необходимый для дыхания, соединяет нас друг с другом и со всем сущим, хотим мы этого или нет.

Дыхание можно назвать «контактом» между тем, что приходит к нам извне, и нашим материальным телом. Площадь легких составляет примерно 70 квадратных метров (для сравнения: поверхность кожи составляет 1,5–2 квадратных метра). Легкие – это самый большой из наших контактных органов.

Кожный контакт – тесный и непосредственный. Он интенсивнее контакта легких и полностью подчинен нашей воле. Мы можем дотронуться до кого-нибудь, если захотим. Контакт, осуществляемый через легкие, – обязательный, хотя и опосредованный. Мы не можем ничего поделать даже в том случае, когда не хотим ощущать чей-то запах.

Симптом болезни может сдвигаться от одного контактного органа (легких) к другому (коже) и наоборот. Подавленная кожная сыпь может проявиться в виде астмы. Астма и кожная сыпь выражают одну и ту же проблему: контакт, прикосновение, связь. Нежелание вступать с кем-нибудь в контакт через дыхание может проявиться, например, в виде дыхательного спазма, что довольно часто случается при астме.

Прислушавшись к словам и выражениям, связанным с дыханием, мы почувствуем эту связь еще сильнее. Известно, что бывают ситуации, когда «человеку не хватает воздуха» или «он не может свободно дышать».

Мы подошли к теме свободы и сужения пространства. С первым глотком воздуха мы приходим в этот мир, с последним – покидаем его. Но ведь с первым глотком воздуха мы также делаем первый шаг во внешнее пространство, обрывая непосредственную связь с матерью. Мы становимся самостоятельными, свободными. Если кому-то трудно сделать первый вдох, это зачастую свидетельствует о боязни сделать этот первый шаг к свободе и самостоятельности. От свободы у нас «перехватывает дыхание» – она непривычна и поэтому вызывает страх. Такая же связь между свободой и дыханием прослеживается у тех, кто, выйдя из тесного помещения, попадает в просторный зал, в котором может чувствовать себя свободно. Первое, что он делает, это глубокий вдох. Кислородный голод, с которым мы сталкиваемся в тесном, узком месте, – это желание свободы, свободного места.

Подводя итог всему сказанному, постараемся выразить его максимально кратко. Дыхание символизирует следующие проблемы:

• ритм в значении «как – так и»;

• смену напряжения и релаксации;

• способность брать и способность отдавать;

• взаимосвязь и противопоставление понятий «контакт» и «защита», «свобода» и «теснота».

 

ДЫХАНИЕ – ассимиляция жизни

 

При заболеваниях, связанных с дыханием, нужно задать самому себе следующие вопросы.

1. От чего оберегает меня дыхание?

2. Чего я не хочу воспринимать?

3. Что я не хочу отдавать?

4. С чем или с кем я не хочу вступать в контакт?

5. Боюсь ли я сделать новый шаг к свободе?

 

 

Бронхиальная астма

 

После общих рассуждений о дыхании давайте перейдем к рассмотрению конкретной картины бронхиальной астмы.

Бронхиальная астма – это то заболевание, которое является наиболее впечатляющим примером психосоматической взаимосвязи. Бронхиальной астмой называют затруднение дыхания, которое проявляется в виде приступов. Причиной приступа является сужение малых бронхов и бронхиол из-за судорожного сокращения гладких мышц, воспаления дыхательных путей, аллергического опухания и выделения секрета слизистой оболочки. Пациент воспринимает приступ астмы как опасную для жизни нехватку воздуха. Он хватает воздух ртом, дышит тяжело, причем труднее дается не вдох, а выдох. У астматика существует целый ряд тесно переплетенных проблем, которые мы, несмотря на их содержательную близость, рассмотрим по отдельности по дидактическим причинам.

 


Дата добавления: 2016-06-06 | Просмотры: 186 | Нарушение авторских прав



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |



При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.087 сек.)