АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

II. 4. Эмоциональная волна сеанса

Прочитайте:
  1. A) Психоэмоциональная травма
  2. II.1. Методика проведения сеанса
  3. VII. Эмоциональная сфера
  4. А1). тТанец как психоэмоциональная разрядка, катарсис.
  5. В каких случаях дикротическая волна может быть обнаружена при пальпации?
  6. ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ (Вручите клиенту в начале второго сеанса)
  7. Каким образом сокращение предсердий, наблюдаемое в конце фазы медленного диастолического наполнения, отражается на апикальной кардиограмме? Как называется возникающая волна?
  8. Каким образом у пациентов с ПРЛ проявляется эмоциональная лабильность?
  9. Осложнения при ЭСТ включают те, которые обусловлены неверным проведением сеанса, амнестические и другие психоорганические расстройства, задержку дыхания.

После сеанса эмоционально-стрессовой психотерапии у участников группы возникает новое психическое состояние, которое мы назвали «эмоциональной волной сеанса». Пациенты заново раскрываются миру, эмоционально «распахиваются». В поэтической форме такое состояние удивительно тонко и точно воспроизвел К. Бальмонт в стихотворении «Что сделалось со мной?». Это стихотворение, тщательно переписанное от руки, принес нам пациент Т.В. после сеанса:

Что сделалось со мной? Я весь пою,

Свиваю мысли в тонкий строй сонета,

Лаская зорким взором то и это,

Всю вечность принимаю как свою...

А что со мной? Я счастлив непонятно…

Когда человек переполнен эмоциями, он пытается как-то выразить себя, и каждый из пациентов стремится поведать психотерапевту о нахлынувших на него с неожиданной силой чувствах, мыслях, желаниях. Каждый делится своими переживаниями так, как умеет, точнее – так, как у него получается.

Пациент П.А. вспоминает созвучные своему настроению строки из классики:

«Весь сегодняшний день в голове две строчки. Не помню названия, ни начала, ни конца, а только то, что это Пушкин:

Мы рождены для вдохновенья,

Для звуков сладких...»

Пациентка П.Н. выражает себя эмоционально в прозе:

«Я сегодня рисовала. Рисовала яркий, цветущий, молодой, красивый мир, в который я вхожу. А еще я рисовала березу, согнутую, связанную узлом каната. А ведь надо-то всего-навсего перерубить канат, и береза выпрямится, станет снова стройной, красивой девушкой-березкой...»

Стоит ли говорить о том, какой мощной обратной связью являются такие высказывания и для самого психотерапевта. Ведь профессионально проведенный сеанс требует огромных эмоциональных, интеллектуальных и энергетических затрат со стороны ведущего. Восстанавливают силы психотерапевта произнесенные пациентами строки, которые неизбежно родятся у каждого из них. Приведем стихи собственного сочинения нашей пациентки Л.Т. как яркий пример значимой обратной связи для психотерапевта:

«И вот сегодня в этом зале

Я с вами встретилась, друзья.

Я слышу, что-то там сказали.

Что не узнали вы меня...

Да, вы правы: не очень просто

Меня узнать в толпе ребят:

Случилось чудо не по ГОСТу,

И не по плану, так сказать».

Эти строки бесконечно дороги для тех, кто подключен к «тайнам» восстановления речи, то есть для лечащегося и для того, кто лечит. Один выражает себя, другой видит себя в этой исповеди, как в зеркале. Видит плоды своих трудов, трепетное отношение к себе в душе пациента, целительную силу веры.

Нельзя не вспомнить, что помимо пациентов и психотерапевта есть еще один участник сеанса – зрительный зал – обратная сторона сцены. Для многих пациентов именно участие зала становится первым опытом общения с сопереживающим зрителем и, таким образом, решающим в обретении новой речи и веры в себя. И об этом наши ребята заявляют стихами собственного сочинения:

«Я – говорю\

– я вырвался из власти:

Передо мной разрушилась условности стена.

В порыве радости и искреннего счастья

На этой сцене не стою – здесь нет меня:

Я – в том дыханьи, что с волненьем затаили,

Я – в тех глазах и трепетных сердцах;

Я – в той слезинке, что невольно обронили,

Ив появившихся улыбках на устах!..»

(П.Р.)

Подобное рождается и у зрителей. Приведем отрывок из поэмы педагога Н.Е. Она написала ее после просмотра сеанса и подарила нам:

Я – говорю!

Вы – слышите меня?!

Мой голос, вдруг прорвавшийся наружу,

Звучит как Джинн!

Его мне – не унять!

Ну, наконец, тебя я обнаружил!»

«Сеансом любви у мира на глазах» назвал общение на сцене наш пациент А.К. И это очень точно выражает суть происходящего.

«За небольшое время мы получаем настоящий урок добра и подлинного человеколюбия. Как неподдельно ласково здесь обращаются друг к другу! Сколько в каждом слове такта, понимания. В результате мы открываем для себя, может быть, самый прекрасный из миров – мир человекоощущения. Мы как-то вдруг сразу начинаем с особой остротой и силой чувствовать боль другого человека. Учимся искусству сопереживания. Обретаем способность лучше понимать других людей, каждый из которых становится роднее и ближе» (Р.Б.).



Часть III
ЭТАП АКТИВНОЙ
ГРУППОВОЙ ЛОГОПСИХОТЕРАПИИ

Лечение должно быть комплексным и таким же гибким и адекватным, как само страдание.

К.М. Дубровский

По словам бывшего заикавшегося А.Н., выразившего свое понимание роли врача и пациента в коррекции нарушенного общения, символ заикания – «Айсберг». Приведем символическое описание методики этим пациентом:

«Одна восьмая Айсберга, возвышаясь над водой, символизирует заикание, остальные семь восьмых означают характер, который от глаз скрыт, но дефект подпитывает основательно. А наверху Солнце, которое своими лучами должно этот Айсберг растопить (надо понимать – гетерогенно). Так как же за три месяца растопить эту глыбу льда? Если – сверху, то Солнце должно себя "сжечь", так как айсбергов очень много!

Выход – Айсберг должен таять са-мо-сто-я-тель-но! Но как? Айсберг может повысить свою температуру, а для этого должна проводиться работа внутри него самого! Все процессы, которые были заморожены (инициатива, воля, настойчивость и еще много всего) должны завертеться, да так, чтобы стало жарко. Все наши дискуссии, наработки "километров речи" помогают в этом. Тогда сам Айсберг, нагреваясь (вода кругом и атмосфера в группе), и Солнце сверху этот Айсберг растопят! А чтобы он опять не заледенел, надо либо сменить обстановку (из холодной воды – в теплую) либо иметь мощное Солнце "над головой", либо изменить свой характер, научив себя работать. Старый характер наградит старой болезнью...

Самое действенное – менять свой характер, чтобы в любой "воде" не образовывалось ни верхней, ни нижней части Айсберга. Все это отвечает нашему подходу к занятиям».

Иными словами, основным принципом данного этапа является необходимость воспитания интрагенного вида поведения пациентов. Рассмотрим это подробнее. Д.Н. Узнадзе делил виды поведения на экстрагенные и интрагенные. Первые направлены на какую-то цель вне самой деятельности, вторые – на процесс деятельности (Узнадзе, 1966, с. 29–32).

Второй вид поведения свойственен, прежде всего, детям (игра), однако интрагенное поведение могут проявлять и взрослые.

«Иначе не могло бы быть, – пишет психолог. – При наличии одной лишь экстрагенной активности развитие сил человека носило бы односторонний характер: человеку совершенно необходима "свободная игра сил"» (там же).

Интрагенными формами поведения Д.Н. Узнадзе считал художественное творчество, эстетическое наслаждение, игру, спорт и развлечения.

«В случаях развлечения, спорта и игры, в случае художественного творчества чувство удовольствия и удовлетворения вызываются не результатом активности, а самим ее процессом» (там же).

В нашей методике происходит переключение внимания заикающегося с прагматики речевого акта на его игровую сторону – с тем, чтобы снять излишнюю ответственность за результат речевого поведения, которая, в свою очередь, увеличивает логофобию.

Мы убеждены, что проблема «лечебного перевоспитания» не может быть решена без увлеченности процессом деятельности, общения. Однако названная проблема имеет и другую сторону: необходимость особого психического состояния и самого психотерапевта, которое можно назвать состоянием сопряженности с пациентами в общем с ними поведении интрагенного типа. Это, безусловно, увлеченность самим процессом лечения, лечебного перевоспитания, обучения.

Увлеченность делом сближает его с игрой. Вот почему психические состояния пациентов во время работы в группе зачастую граничат с инфантилизацией (Лозанов, 1971). В данном случае инфантилизация не является возвратом к ранним возрастным периодам: жизненный опыт и интеллектуальные возможности, которыми располагает человек, сочетаются с освобождением пластических и эмоциональных качеств – непосредственности, открытости, доверия, спокойствия, восприимчивости, которые свойственны детям. Поэтому в приятной атмосфере разумно организованного коллектива значительно усиливает инфантилизацию групповое обучение.

В психотерапевтической практике состояние, близкое к инфантилизации, позволяет быстро преодолеть суггестивные барьеры, такие, как сознательная критическая оценка специалиста, претендующего на внушающее воздействие (скептицизм от предшествующих неудач), критико-логический барьер (отвергается все, что не создает впечатления логической выдержанности), бессознательный интуитивно-эффектный барьер (происходит от врожденной установки человека отвергать все, что не создает чувства доверия).

К началу III этапа работы пациенты уже изменились не только в речевом отношении, но и личностно. Сгладились или ушли совсем такие симптомы страдания, как недоверие, закрытость, раздражительность, пассивность. На смену им пришли новое понимание личностной значимости своего страдания, большое желание продолжать процесс лечебного перевоспитания, расширять поле собственного познания, доверие, открытость, готовность воспринимать новый – в отличие от предшествующих методик лечения, – зачастую парадоксальный материал занятий. Однако каждому из пациентов предстоит еще «достраивать» себя, актуализируя целый ряд психических процессов: активность, антиципацию (предвидение, предвосхищение будущего процесса лечения и себя в нем), чувство новизны и небывалости, восприятие неожиданных приемов работы, фантазию, творчество и т.п.


Дата добавления: 2014-11-24 | Просмотры: 635 | Нарушение авторских прав



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 |



При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.055 сек.)