АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

Цензура фармацевтических концернов

Прочитайте:
  1. Вспомогательное оборудование в производстве субстанций фармацевтических препаратов: отстойники, нейтрализаторы, стерилизаторы.
  2. Правовой статус медицинских и фармацевтических работников
  3. РАСШИРЕНИЕ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИХ РЫНКОВ ПРИ ПОМОЩИ НОВЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ
  4. Справочник для провизоров, врачей, студентов медицинских и фармацевтических вузов.
  5. Справочник для провизоров, врачей, студентов медицинских и фармацевтических вузов.
  6. ТЕМА: ТАРА, УПАКОВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ. МАРКИРОВКА ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИХ ТОВАРОВ
  7. ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИХ ТОВАРОВ
  8. ФАРМАЦЕВТИЧЕСКИХ ТОВАРОВ

 

Даже самая независимая газета зависит от информационных агентств в том, что касается новостей страны, и у новостного редактора нет никаких оснований полагать, что в вопросах здоровья сообщения Associated Press, United Press и International News Service подвергаются цензуре.

Вместе с тем, это происходит постоянно. В конце 1940-х годов, когда книга Билла впервые увидела свет, в президиум Ассошиейтид Пресс входил один из руководителей фармацевтического концерна. Этот глава фонда Рокфеллера был в информагентстве не менее важной фигурой, чем Артур Гейс Зельцбергер (Arthur Hays Sulzberger), издатель New York Times, одно из самых влиятельных лиц.

В результате рокфеллеровской картели было совсем просто склонить редакцию к такой политике, при которой ни одна новость не пропускалась бы без ее, картели, одобрения, и, разумеется, цензура не пропускала ничего такого, что так или иначе могло бы ограничить продажу лекарств.

Еще 20 января 1940 года “Journal of the American Medical Association” (JAMA), орган медицинского синдиката США гордо объявил, что убедил United Press проверять все статьи о здоровье и методах лечения в нью-йоркской редакции JAMA. По иронии судьбы, эти так называемые научные редакторы считали специалистом по медицинским вопросам Морриса Фишбейна, диктатора из Американской медицинской ассоциации (American Medical Association)и издателя JAMA. Только вот наш «эксперт» ни дня в своей жизни не занимался практической медициной и завалил экзамен по анатомии.

А теперь давайте обратимся еще к одному слагаемому «большой тройки», выпускающей американские новости – International News Service , и ее бывшему хозяину, покойному Вильяму Рэндольфу Херсту (William Randolph Hearst).

Прежде Херст был непримиримо независимым издателем, и такое положение вещей сохранялось до 1932 года, когда грянула Великая Депрессия, и его газетная империя оказалась на грани банкротства. Рокфеллеровский Chase National Bank тогда взял на себя многие его долги, в том числе 25 миллионов долларов, которые Херст задолжал у International Power and Paper и не мог вернуть в срок.

Благодаря известности, Херста назначили главным издателем с годовой зарплатой 100 тыс. долларов (вместо прежних 5 миллионов) и предоставили ему свободу в определении политики газеты до тех пор, пока это не вступало в противоречие с интересами Рокфеллера.

Херсту сделали одну поблажку, чтобы потешить его самолюбие и его знаменитую подругу, кинозвезду Марион Дэвис (Marion Davis): раз в год ему дозволялось вопить против вивисекции – но не против ее бессмысленности и тем более не против вреда вакцин, сывороток и других «официальных» методов.

Так все три главных информационных агентства Америки оказались под контролем рокфеллеровской фармацевтической картели, и этим фактом можно объяснить появление многочисленных лживых сообщений о сыворотках, методах лечения и о приближающемся прорыве в онкологических исследованиях – всего того, что беспрепятственно рассылается по американским и иностранным СМИ.

Доктор Эммануэль М. Джозефсон (Emanuel M. Josephson), которого фармацевтическая картель так и не смогла утихомирить, указывает, что редакторов Национальной ассоциации научных корреспондентов (National Association of Science Writers) «убедили» принять следующее положение в Кодекс этики:

«Научные редакторы неспособны судить о фактах, связанных с медицинскими явлениями и открытиями. Поэтому они могут сообщать только о тех явлениях и методах, которые были одобрены профессионалами в сфере медицины».

Это обязательство выглядит особенно смешным, если вспомнить политика от медицины Морриса Фишбейна (Morris Fishbein), который не знал местоположение большинства костей, органов, нервов и тканей в человеческом организме, и которого вместе с тем назначили главным экспертом.



Газеты продолжают воспевать оды медикаментам, невзирая на то, что мужественные врачи вновь и вновь указывают на неэффективность и/или вред большинства препаратов, и невзирая на то, только за 1978 год в США 1,5 миллионов человек попали в больницу из-за побочных эффектов лекарств.

Цензура заворачивает всю правду о безмедикаментозном лечении или искажает ее так, чтобы это было выгодно картели. Если речь идет о методах, которыми пользуются хиропрактики, натуропаты, остеопаты, знахари или просто думающие врачи, то крупные и влиятельные газеты никогда не пишут о них ничего хорошего.

Для успешного проповедования идеологии фармацевтической картели надо внушить людям, что, создавая человеческий организм, природа не ведала, что творит. Вместе с тем, статистика Детского бюро Федеральной службы безопасности (Children’s Bureau of the Federal Security Agency) указывает, что с тех пор, как фармацевтическая картель начала атаковать человеческий организм медикаментами, вакцинами и сыворотками, здоровье американцев, особенно детей, серьезно ухудшилось. Сегодня им делают прививку от того и сего, хотя единственная известная науке защита заключается в здоровом кровотоке, а его может дать только чистый воздух и правильное питание. То есть, простые средства, которые не стоят больших денег. А против последнего обстоятельства фармацевтическая картель возражает больше всего.

Синдикат наш не забывает и о вузах и всячески старается производить роботов, которые, чтобы к моменту запуска они уже прошли промывание мозгов в школе батюшки Рокфеллера. В 1959 году, когда Билл выпустил очередной доклад, Генри М. Ристон (Henry M.Wriston) был подставным президентом Совета по международным отношениям (Council of Foreign Relations) и настоящим ректором Университета Браун (Brown University); Роберт Спраул (Robert G. Sproul) был ректором Университета Калифорнии (University of California); Томас Паркинсон (Thomas I. Parkinson) возглавлял сразу два вуза – Университет Колумбии (Columbia University) и Пенсильвании (University of Pennsylvania); Хэрольд Стассен (Harold Stassen) в прошлом находился во главе Университета Пенсильвании; Фредерик В. Экер (Frederick W. Ecker) был попечителем Корнельского Университета (Cornell University); Артур Зельцбергер (Arthur Sulzberger, издатель рокфеллеровской “Times”) – попечителем Университета Колумбии, Перси Эбботт (Percy J. Ebbott) – Колледжа Оберлина (Oberlin College), Джордж Берпи (George W. Burpee) – Колледжа Боудена (Bowdoin College). Джон Д. Рокфеллер третий был руководителем Университета Принстон (Princeton University), а его брат Дэвид Рокфеллер (до 1981 года директор банка «Чейз Манхеттен») – управляющим Гарварда и Университета Чикаго. Среди других членов совета наблюдателей в Гарварде были такие друзья Рокфеллера как Артур А. Хоутон (Arthur A. Houghton), Кларенс Диллон (Clarence Dillon), Артур В. Пейдж (Arthur W. Page) и Томас С. Ламонт (Thomas S. Lamont). Это лишь несколько примеров. Все они, а также их современные преемники, взяли на себя обязательство поддерживать нелепую доктрину Клода Бернара об опытах на животных, доктрину, которая в XIX веке преподносилась как путь к единственно возможному и окончательному решению всех медицинских «проблем». Но вследствие подобных псевдоисследований проблемы только разрастались и усугублялись, что обеспечивает фармацевтической картели надежный рост прибыли.

Кто-то, может быть, скажет: нельзя осуждать ректора вуза за то, что он принимает деньги на образовательные цели. Но, с другой стороны, умные или честные ректоры были бы в состоянии увидеть изнанку даров какого-нибудь Джона Рокфеллера, ведь он известен тем, что не даст и цента, если потом из этого вложения нельзя будет извлечь прибыль. Они выяснили бы, что фонд Рокфеллера не дает ни цента вузам, где нет фармацевтического факультета, хотя их выпускники каждый день действительно излечивают пациентов – среднестатистическая медицина считает такое невозможным…

Если бы ректоры университетов видели истоки явлений, они бы поняли, что фонд Рокфеллера, прикрываясь филантропией, продвигает неумеренное использование медикаментов, и что Институт Рокфеллера в Нью-Йорке, который еще в 1948 году обладал капиталом, превышающим 50 миллионов долларов – а сейчас, разумеется, гораздо большим – принадлежит фармацевтической картели, и его фантастическая прибыль растет параллельно со стоимостью активно продвигаемых «товаров для здоровья». Точно так же раздувается и экономический дефицит страны.

Но даже если бы ректоры поняли это, они бы назвали виноватых не более четко, чем Папа Римский – только так они бы смогли удержаться на работе и остаться в живых…

 

 


Дата добавления: 2015-02-02 | Просмотры: 342 | Нарушение авторских прав



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 |



При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.004 сек.)