АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

ПОКАЛЕЧЕННАЯ СУДЬБА

Прочитайте:
  1. Покалеченная судьба
  2. Промышленные яды. Пути поступления и судьба в организме. Кумуляция и адаптация.
  3. Судьба в наследство
  4. СУДЬБА ГОРМОНРЕЦЕПТОРНОГО КОМПЛЕКСА
  5. Судьба радионуклидов, проникших в кровь
  6. Судьба токсического вещества в организме.

Большой трагедией для людей оборачивается их неосведомленность о существовании и заразности ротовой и вагинальной трихомонад и совершенная безграмотность врачей, к которым заболевшие обращаются. В качестве примера расскажу вам о судьбе 36-яетнего мужчины, которую он поведал мне и предложил рассказать другим, чтобы предупредить от ошибок, им совершенных.

«Трихомонадная эпопея» П. началась в 15 лет. Забыв плавки на урок физкультуры, он воспользовался предложенными товарищем, которые оказались несвежими. Через несколько дней прекратилась самопроизвольная эрекция, пропали поллюции и появился зуд в головке полового члена. Спустя несколько месяцев начались едкие выделения — это проявил себя баланопостит. А через год началось диффузное выпадение волос с лобка и образование белых точек на стыке головки и крайней плоти полового члена.

Своей бедой юноша не мог ни с кем поделиться, стеснялся об этом поговорить и со своими родителями. Поступив в институт, жил в общежитии, пользовался с однокурсниками общей посудой. И каково же ему было услышать, когда товарищи стали жаловаться на отклонение половых функций?!

Через пять лет, сдавая анализ мочи, П. обнаружил в ней хлопья, что, как он понял, свидетельствовало об осложнении его болезни. Молодой человек обратился за помощью в кожно-венерологический диспансер. Но врач, узнав, что пациент не вступал в интимные контакты с женщинами, обругала и выгнала его. Замечая, что болезнь прогрессирует, П. через год повторно обратился за помощью к врачам, но опять встретил непонимание и нежелание разобраться в причинах тех патологических симптомов, что беспокоили больного.

Выходит, что даже в кожно-венерологических диспансерах, по-видимому, кроме возбудителей сифилиса и гонореи, не интересуются возбудителями других болезней половой системы, в том числе трихомонадой.

Оставшись один на один со своей болезнью, несчастный юноша, отвергнутый врачами, с ужасом наблюдал, как прогрессировала его болезнь: появились боли под копчиком, начался простатит, перешедший осенью в острую форму. На этот раз, когда болезнь перекинулась в вышележащие органы, врачи занялись больным и направили на анализы. Вероятно, трихомонада была в цистоподобной форме — ее не обнаружили. Вообще никакой инфекции не обнаружили. И юноше ничего не оставалось, как снова остаться наедине со своей бедой.

Вскоре он женился, но вновь почувствовал ухудшение своего состояния. Пытался лечиться горячими ваннами. Но когда и это не помогло, сел за литературу, докопался до трихомонады, баланопостита и простатита, клинические проявления которых он испытал на себе. Тогда-то, задним числом, он и поставил себе диагнозы переходящих одна в другую болезней. Опять устремился к врачам, желая помочь им вылечить себя. «И чего я только от них не наслушался? Но помощи опять не получил...» — с горечью пишет П. Здесь он узнал, что бывший одноклассник, от нечистых плавок которого пошли все его болезни, лежит на излечении в кожно-венерологическом диспансере.

Через год у П. родился ребенок, затем еще один. Его жена часто укладывала голеньких мальчиков б постель родителей. И отец с ужасом обнаружил, что у малышей начался баланопостит.

Спустя несколько лет больному удалось попасть в Санкт-Петербург, где он прошел обследование и где ему был поставлен правильный диагноз: хронический уретропростатовезикулит трихомонадный. Провели курс лечения, который оказался малоэффективным. Жена от лечения отказалась и развелась с ним, забрала детей и снова вышла замуж. П. вынужден был уйти из дому, живет в общежитии.

Сейчас молодому человеку нет и 40 лет, но более половины жизни он потратил на борьбу с трихомонадой один на один. Так нужная ему помощь меди­ков не была своевременно оказана. Если его болезнь развивалась двадцать лет, то одним курсом лечения от нее не избавиться. Сексуальная жизнь внешне здорового и красивого мужчины продолжалась всего 10 лет. Сейчас он импотент. Считает себя неизле­чимым. Уверен, что большинство его одноклассников и сокурсников в той или иной степени страдают той же болезнью.



В небольшом городке, где сейчас живет П., молодой мужчина вновь попытался обратиться за помощью к медикам. Ему не помогли, но при этом не соблюли и врачебную тайну: о его болезни стало известно многим. Сейчас живет изгоем. Письмо ко мне он закончил словами: «Я — конченый человек. Детей бы вылечить. Помогите, пожалуйста!» И я пытаюсь ему помочь...

Трагедия ранней импотенции мужчин, женского и мужского бесплодия в нашей стране приняла грандиозные масштабы. И если об этом молчат, не умеют диагностировать и лечить, то это не значит, что проблемы не существует. У нас не принято говорить о сексе, в том числе и в лучшем смысле этого слова, как единственном способе продолжения своего рода. А эти понятия необходимо прививать уже с детского возраста и готовить подростков к будущей взрослой жизни.

Наш больной П. на горьком опыте убедился в возможности передачи инфекции бытовым способом — через белье и постель. Кроме того, перед женитьбой П. имел короткую связь с женщиной, от которой он приобрел не только сексуальный опыт, но и дополнительно к тому, что имел, заразу. И теперь жестоко расплачивается за свои ошибки.

И сколько же молодых людей, не ведающих о трихомонаде и ее последствиях, вступая в случайные связи, расплачиваются за это в дальнейшем! Нередко паразит прихватывает с собой при переселении в нового хозяина сопутствующих микробов: хламидии, цитомегаловирус, герпес и даже ВИЧ. И не избавиться окончательно больным от этой заразы во веки веков до тех пор, пока медицина не займется всерьез трихомонадой.

Пренебрежение медицины трихомонадой только на руку паразиту — ей вольно жить в человеческом теле. Образуя свои колонии в сердце, она вызывает инфаркт, в половых органах — импотенцию, а в печени или почках — рак. Отсюда понятно, что во всех этих случаях мы имеем дело с новообразованиями, которые не способна лечить медицина, хотя человечество уже стоит на грани вымирания и вырождения. Такой исход предвидел и об этом предупреждал известный онколог М. Невядомский: «Медицина не изживет своего кризиса, пока онкология не даст ясного, четкого ответа на вопросы этиологии и патогенеза опухолей. А сможет она это сделать, лишь безоговорочно отказавшись от идеалистических и виталистических концепций, перейдя на базис биологических, строго материальных учений, к числу которых прежде всего принадлежит теория паразитарного происхождения новообразований». Время показало, что профессор Невядомский был прав.

 


Дата добавления: 2015-02-05 | Просмотры: 541 | Нарушение авторских прав



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 |



При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.006 сек.)