АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

СТРАШНЕЕ РАКА – ТОЛЬКО СПИД

Прочитайте:
  1. Активность ЩФ сыворотки повышена только у больных со значительной костной патологией.
  2. Б) проводится только в случае загрязнения меконием и кровью
  3. Б) только в сером веществе
  4. Больной заявляет, что в журчании воды он слышит голос, который бранит его. Как только вода перестает течь, «голос» исчезает. Назвать симптом.
  5. В неонатологии Ликопид применяется только в дозировке 1 мг в таблетке.
  6. Вдох ИВЛ можно делать только через защитную пластиковую маску, см. п. 5.6.1.
  7. Вместо послесловия. Вакцинопрофилактика в нашей стране - только ли медицинская проблема?
  8. Возможные проблемы при организации взаимного исключения посредством использования только блокировки памяти
  9. Вопрос только в том, ВСЕ ли кончается? Существует ли бесконечное состояние человека?
  10. Все вышесказанное касается не только мяса, но и других видов белков животного происхождения, употребляемых в ИЗБЫТОЧНЫХ количествах.

В период, когда я начала серьезно заниматься проблемой рака, появилось много публикаций и сообщений по СПИДу. И от меня не укрылась его особенность: нередко чума XX века заканчивается онкологическим заболеванием, например, саркомой Капоши или неходжкинской лимфомой. Но если обычно саркома Капоши считается доброкачественным заболеванием и ее постепенное развитие растягивается на два десятилетия, то при СПИДе эта агрессивная и скоротечная болезнь за несколько месяцев приводит к летальному исходу. Этого оказалось достаточным, чтобы понять: в этиологии СПИДа есть место трихомонаде. Но СПИД не всегда завершается раком, часто больные гибнут от генерализованного герпеса, сальмонеллеза, токсоплазмоза, кандидоза и других вирусных, бактериальных, грибковых и протозойных инфекций.

Размышления, научно-литературный поиск, эксперименты и клинические наблюдения показали:

1) Рак, инфаркт, диабет, инсульт — это паразитарные заболевания, вызываемые трихомонадой.

2) СПИД — это сверхпаразитарное заболевание, виновниками которого являются два паразита-антагониста: трихомонада — паразит человека и вирус иммунодефицита человека — паразит трихомокады.

3) СПИД, заканчивающийся не раком, а инфекционным заболеванием, — это сверхпаразитарно- инфекционное заболевание, когда к постоянным возбудителям — трихомонаде и ВИЧ присоединяется одна из переменных инфекций и подавляет (но не уничтожает) основных виновников СПИДа.

Ученые возвели напраслину на лимфоциты, обвинив их в преступной халатности во время борьбы со СПИДом. На самом деле эти стражи здоровья насмерть бьются с вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) и не позволяют ему внедряться в свои тела. Мои исследования доказывают, что вирус иммунодефицита все же не единственный виновник СПИДа. Есть куда более коварный враг, который способен полностью разрушить защитные механизмы здоровья. Это одноклеточный паразит трихомонада, которая становится хозяином ВИЧ и которую ученые ошибочно принимают за лимфоцит.

Объединившись, две инфекции: трихомонада и ВИЧ — становятся сильнее кровяных клеток и наносят поражение не только им, но и всему организму человека.

Я считаю, что одним из главных нераспознанных убийц при СПИДе является трихомонада, в которую проникает и поселяется ВИЧ. Получается, что один и тот же паразит вызывает самые страшные болезни цивилизации — не преувеличиваем ли мы его способности? Мою правоту доказывают многочисленные эксперименты, которые я провела в ведущих институтах страны.

Ученые не могут объяснить странные отличия СПИДа от других вирусных заболеваний: он имеет очень долгий бессимптомный период. В это время происходит отравление организма токсическими веществами, губительными для лейкоцитов и эритроцитов, что вызывает малокровие и подавление иммунитета. Я предположила, что эти необычные симптомы появляются за счет другого возбудителя болезни, о котором не знают специалисты по СПИДу. И нашла кандидата на эту роль... в паразитологии. Такие симптомы имеет трихомоноз. Так родилась гипотеза: СПИД возникает в результате взаимодействия вируса иммунодефицита и одноклеточного паразита трихомонады.

Если бы ВИЧ свободно гулял по организму, то этого злодея можно было бы уничтожить противовирусными средствами. Но он для них недосягаем, значит, нашел какое-то укрытие, которое позволяет ему передвигаться и участвовать в сражениях. Образно говоря, хитроумный вирус сидит как в танке и защищен надежной броней от нападений иммунных тел.

После долгих размышлений я пришла к выводу, что роль танков играют трихомонады. Поселяясь в них, ВИЧ становятся неуязвимы для противовирусных лечебных средств. Снаряды не достигают цели. И неудивительно. За миллиарды лет эволюции одноклеточные животные приспособились к ядовитым веществам, радиации и прочим воздействиям, смертельно опасным для примитивных вирусов.



Проникнув в трихомонады, вирусы делают их: неестественно агрессивными, буквально превращая в боевые машины. И эти танки начинают выделять огромное количество ядовитых веществ, которые вызывают массовую гибель клеток крови. Чтобы проверить этот сценарий, я провела уникальные эксперименты в Московском институте вирусологии им. Д. Ивановского РАМН в 1992 и 1993 годах. Для начала выполнила сравнительное тестирование клеток, которые раньше и в голову не приходило сравнивать специалистам: одни были взяты из раковой опухоли, другие — от больных СПИДом (лимфоидные клетки МТ-4, Япония), а третьи были вагинальными трихомокадами от больных женщин, проходивших лечение во ВНИ кожно-венерологическом институте.

Человеческие клетки, извлеченные из организма, — это мертвые клетки, и они в отличие от простейших в питательной среде для трихомонад не размножаются. Но взятые в эксперимент опухолевые клетки, лимфоидные культуры и трихомонады хорошо себя чувствовали и размножались в питательной среде. Участвующие в работе специалисты с удивлением наблюдали в микроскоп: так называемые опухолевые и лимфоидные клетки не умирали, а принимали амебовидные формы, передвигались и образовывали колонии. Я предположила, что все три вида клеток являются живыми микроорганизмами, но два из них ученые ошибочно принимают за человеческие — клетки тканей и клетки крови.

Чем еще это можно доказать? Я провела другой эксперимент — обработала клетки пищеварительными ферментами. Все подопытные прекрасно себя чувствовали в агрессивной среде — резвились в ней более суток. После переноса в питательную среду они продолжали успешно размножаться. Так могут вести себя только живые организмы.

Наконец, исследуемые культуры подвергли радиоактивному облучению. Нормальные клетки крови, лимфы и тканей, как известно, гибнут при дозе от 100 до 400 рад — все испытуемые выдержали 600 рад, на что способны только паразиты. Мало того, эта летальная для человеческих клеток доза оказала на подопытных стимулирующий эффект: и опухолевые, и лимфоидные клетки стали быстро расти, превращаясь из округлых в амебовидные.

Из экспериментов следовало, что рак и СПИД вызываются не перерождением человеческих клеток, а бурным размножением трихомонад. Именно они образуют опухоли и метастазы при раке и тромбы при сердечно-сосудистых заболеваниях. Не в лимфоцитах, а в трихомонад ах поселяются вирусы иммунодефицита, спасаясь от атак иммунитета.

Этот сенсационный вывод подрывал общепринятые концепции происхождения рака, инфаркта и СПИДа и возмущал спокойствие их авторов. Понимая серьезность своего положения, я все-таки решила продолжать эксперименты — стала расшифровывать механизм разрушительного воздействия трихомонад, начиненных вирусами. В одной из московских клиник мне предоставили трихомонад, взятых из ротовой полости и половых органов практически здоровых людей в возрасте от 17 до 82 лет. В лаборатории института я поместила этих паразитов в питательную среду и добавила в нее вирусы иммунодефицита. Как и ожидалось, они проникли в тела трихомонад и стали в них размножаться. Это было неоспоримо доказано в целом ряде экспериментов.

И вот я держу в руках уникальные снимки со штампом НИИ вирусологии, сделанные при увеличении в 60 тысяч раз в электронном микроскопе. Ясно видно: внутри паразитов вирусы размножаются, как рыбы в аквариуме. Наконец им становится тесно — своими токсинами они отравляют трихомонаду, разрушая ее тело. Через образовавшиеся бреши вирусы выходят на поиски новой жертвы. Впрочем, не все квартиранты ведут себя варварски. Большинство вирусов не убивают, а эксплуатируют паразитов и при угрозе перенаселения покидают хозяина, вежливо отпочковываясь от его тела. Если бы вирусы убивали всех трихомонад, то в конце концов остались бы без укрытия и были бы уничтожены защитными силами организма.

Чтобы окончательно убедить ученых, я провела еще одно исследование во Всероссийском онкологическом центре РАМН и показала, каким образом вирусы иммунодефицита проникают в трихомонады. ВИЧ прилипают к специальным рецепторам, имеющимся на простейших, и затем внедряются внутрь паразитов — в отличие от множества других вирусов, которые не способны преодолеть их сопротивление. А раньше да и сейчас ученые считают, что такие рецепторы есть лишь у лимфоцитов-хелперов (помощников), мол, только в них могут проникать ВИЧ. Эти рецепторы считаются маркером — отличительной особенностью лимфоцитов, уязвимых для ВИЧ. А оказалось, что такая ахиллесова пята есть и у трихомонад.

Так подтвердилась гипотеза: уязвимые для ВИЧ лимфоциты на самом деле не человеческие, а одноклеточные животные — паразиты. Ученые ошибочно приняли этих трихомонад за лимфоциты и на этом ложном основании построили общепринятую концепцию происхождения СПИДа. В результате она имеет множество противоречий и несуразностей. И, главное, не решает проблему СПИДа.

Увы, эти сенсационные эксперименты не заинтересовали медицинское руководство. Вот уже несколько лет невозможно найти институты, в которых можно провести исследования по раку, инфаркту и СПИДу в полном объеме. Не лучше обстоят дела и со спонсорами.

В онкологии доброкачественные опухоли постепенно переходят в злокачественные. При СПИДе этот процесс ускоряется и еще более озлокачивается. Это явление объясняется тем, что вирусы иммунодефицита человека нарушают естественное состояние трихомонады. Поселяясь в теле паразита и угрожая ему гибелью, они заставляют его включать резервные механизмы выживания. Больная трихомонада становится очень агрессивной: из стадии покоя переходит в амебовидную форму, проникает в кровеносные сосуды, разносится по организму. Подобным образом ведет себя здоровая трихомонада, которую подвергают химическому воздействию или рентгеновскому облучению.

Выходит, во время СПИДа лечение надо начинать не с вирусов: до них нельзя добраться, не разрушив трихомонад — возбудителей рака. Поэтому проблему СПИДа нельзя решить, не решив проблему рака. А решить ее можно только при условии признания инфекционной природы рака. Уяснив, что возбудителем рака является трихомонада, медики смогут на ранних стадиях диагностировать рак, осуществлять его профилактику, а также создавать не травмирующие методы лечения. А пока всем нам надо самостоятельно заняться профилактикой грозных заболеваний, всеми мерами укреплять свой иммунитет. Недаром у энтузиастов естественных методов оздоровления рассасываются раковые опухоли, исчезают симптомы СПИДа.

Из ста известных науке видов трихомонад в человеке обитают только три: ротовая, кишечная и вагинальная. Но они вызывают огромное количество онкологических заболеваний. Это тем более непонятно при СПИДе, когда старые недуги ведут себя по-новому — количество симптомов резко увеличивается. Как же ухитряются вызывать такое разнообразие всего три вида паразита и один вирус?

О поразительной изменчивости ВИЧ известно многим, но специалисты не догадываются, что она объясняется изменчивостью хозяина вируса -трихомонады. Трихомонада — бесполое простейшее, которое самооплодотворяется. Она не имеет четкого количества пар хромосом, поэтому и не передает дочерним клеткам сполна присущие ей свойства. Каждый из трех видов трихомонад имеет три стадии существования, очень непохожие друг на друга, и множество промежуточных, так как при каждом делении как бы возникает новый организм и клетка, особь и вид. Переходя из одной стадии в другую или размножаясь в разных, часто меняющихся условиях организма, одни и те же трихомонады ведут себя как представители... разных классов живых существ: человеческих клеток, агрессивных амеб и подвижных жгутиконосцев.

Постоянно мигрируя в организме, как по большой планете, они часто попадают в новые условия существования, к которым необходимо адаптироваться. В последнее время разнообразие этих условий и влияний их на трихомонад резко увеличилось из-за многочисленных лекарств, ядовитых веществ в пище и воздухе и многих других факторов. И в каждом конкретном случае деятельность трихомонад вызывает новую патологию, которую ученые называют болезнью. Поэтому в онкологии насчитывается до двухсот дифференцированных и тысячи недифференцированных опухолей.

Эти паразиты давно приспособились к существованию в иммунном организме и научились легко уклоняться от его защитных сил. Благодаря клейкому веществу, выделяемому наружной мембраной, трихомонада приклеивает на свою поверхность соответствующую микрофлору.

Это необходимо для обмана иммунных тел: они распознают панцирь микробов и расправляются с ними, а паразит остается неузнанным и безнаказанным. Мало того, трихомонады способны выделять антигены, похожие на антигены человеческих тканей. И вырабатываемые лимфоцитами антитела благодаря этому принимают паразитов за своих и защищают их от лейкоцитов. Больше всего микрофлоры наклеивают на себя наименее агрессивные ротовые трихомонады. Когда ученые пытались очистить их от этого налета, они погибали. И неудивительно: ротовые трихомонады менее способны вырабатывать ядовитые вещества, обезвреживающие лейкоциты и разрушающие клетки тканей. Эти паразиты могут легко обманывать иммунные тела, подставляя под их удары приклеившихся микробов. Поэтому деятельность ротовых трихомонад вызывает наибольшее разнообразие заболеваний так называемой неизвестной этиологии ротовой полости, лорорганов, бронхов, легких и других участков организма, доступных микрофлоре.

С другой стороны, микробы для защиты почти не нужны вагинальным трихомонадам, которые в двадцать пять раз агрессивнее ротовых. Живущие в половых и детородных органах одноклеточные террористки выделяют различные ядовитые вещества. Вырабатываемые ими стеролы легко проникают в лейкоциты и убивают наших защитников — так нарушается клеточный иммунитет. Проникнув в кровяное русло, вагинальные и кишечные трихомонады, сцеживая свои токсины в кровь, отравляют красные кровяные тельца, вызывая их преждевременное старение. Трихомонады любят лакомиться ослабленными эритроцитами. Ученые наблюдали, как трихомонады могли заглатывать от одного до трех красных телец крови, а здоровых и бойких выплевывать. В результате у больных развивается малокровие.

Новая концепция объясняет, почему бактериальная, грибковая и другие инфекции, раньше не причинявшие особого вреда, при СПИДе дают тяжелые осложнения: токсоплазмоз, пневмонии, сальмонеллез, кандидоз, герпес и другие. Попавшая в организм инфекция, раздражаемая агрессивными трихомонадами, начинает усиленно размножаться и затрачивает на каждое деление не более 40 минут, в то время как трихомонаде требуется несколько часов. В этих случаях к совместному действию постоянных возбудителей СПИДа трихомонаде и ВИЧ подключается случайная инфекция, которая и проявляет себя в заключительной стадии заболевания. Поэтому и не всегда СПИД заканчивается раком. Возникают новые патологии, тяжесть которых значительно превышает то, что дало бы простое суммирование вредных последствий отдельных инфекций.

Можно еще много рассказать о поразительном разнообразии воздействий, которые оказывают на человека живущие в нем трихомонады. Эти паразиты замешаны чуть ли не во всех патологических процессах, долго остающихся бессимптомными. Ученые придумали тысячи названий этим болезням, а биологическая природа у них общая. Даже по данным Всемирной организации здравоохранения трихомоноз в пятидесятые годы являлся самым распространенным заболе­ванием. Но если бы ученые проверили результаты этих исследований, то они воочию убедились бы, что в наше время трихомонада вышла на новые позиции — это бесспорный лидер по коварству и агрессивности среди других возбудителей болезней. И я не первый год призываю ученых проверить это экспериментально, чтобы, пока не поздно, совместно найти эффективные способы борьбы с самым древним, многочисленным и могущественным одноклеточным живот­ным. И пусть нас не постигнет бесславная участь динозавров!

 


Дата добавления: 2015-02-05 | Просмотры: 1270 | Нарушение авторских прав



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 |



При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.035 сек.)