АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

ТРИХОМОНАДНЫЕ «ЗАХОРОНКИ»

Прочитайте:
  1. Трихомонадные «захоронки»

Изучая трихомоноз во всех его проявлениях, доктор Мельникова убедилась, это он протекает всегда как смешанная микробная инфекция. Наиболее активные сопутствующие трихомонаде агенты обнаруживаются при микроскопическом анализе окрашенных на стекле мазков или в результате бурного роста на питательных средах. Но часть микробов, которые были фагоцитированы, то есть заглочены, но не переварены паразитами или сами проникли внутрь его тела, может быть обнаружена только после разрушения три­хомонад. К ней относятся: хламидии, гонококки, микоплазмы, уреаплазмы, дрожжевые грибки, вирусы герпеса, цитомегаловирус, гарднереллы, стафилококки, стрептококки и другие.

В процессе лечения химиопрепаратами, а также под влиянием других факторов трихомонады могут вместе с обосновавшимися в них бактериями и вирусами проникнуть в органы, ткани и стенки кишечника и сосудов. Те в свою очередь, защищаясь от инвазии паразитов, формируют рубцы и спайки, «хороня» в них паразитов. Но эти «захоронки» не надежнее того могильника, что сооружен над аварийным блоком Чернобыльской АЭС: сверху прикрыт, а внутри продолжается разрушительный процесс. Во время лечения даже противотрихомонадными средствами до этих трихомонад и их микрофлоры не добраться.

Но спустя какое-то время под влиянием различных факторов может произойти разрыв спаек, высвобождение три­хомонад, а с ними и микробов.

Современная медицина не учитывает это явление, поэтому и не способна объяснить рецидивы того же хламидиоза, который, казалось, был излечен. В этом причина возвращения венерических заболеваний у пожилых людей, которые в молодости переболели, лечились и уже давно не имеют никаких половых кон­тактов. Трихомонада умеет уклоняться не только от иммунитета, но и от лечения. Большую ошибку совершают больные, пытаясь вылечиться 1-2 стандартами трихопола. PI, конечно, это непростительно гинекологам или урологам. Естественно, от противотрихомонадных средств некоторая часть паразитов погибнет, но зато оставшиеся в живых паразиты станут лекарственно-устойчивыми, а значит, не поддающимися лечению.

Все это оценила доктор Мельникова, когда разрабатывала свою методику лечения «Способ лечения хронического трихомоноза у гинекологических больных». О том, какова результативность этого лечения, вам уже известно. Но лечение требует времени и упорства от врача и пациента, а к этому не каждый готов. Вначале проводится диагностика заболевания, которая одновременно является первым этапом лечения. Она осуществляется не провокацией, а противогрибковыми антибиотиками: нистатином или леворином дозой 500 000 ЕД 3-4 раза в день в течение двух недель, начиная с середины менструального цикла. Затем — противотрихомонадная терапия, в результате которой происходит подавление трихомонад, влекущее за собой активизацию сопутствующей микрофлоры.

Необходимо определить природу этой инфекции и подавить ее соответствующим лечением. Это осуществляется через 7-10 дней после окончания первого курса противотрихомонадного лечения. После такого лечения часть трихомонад все еще остается недосягаемой, поэтому потребуется новый курс лечения, включающий рассасывающую терапию рубцов и спаек и иммуностимуляцию.

Гинеколог Мельникова правильно рассудила, что для бесполой трихомонады все едино, кто ее хозяин: мужчина или женщина. Паразит у них вызывает одинаковую патологию, только выглядит она по-разному из-за различий в физиологии мочеполовых систем. Единый подход к трихомонаде, независимо от пола ее хозяина, позволил Валентине Александровне создать и методику для лечения мужчин от импотенции, которая, естественно, сопровождается и оздоровлением пациента. Она уверена, что два-три месяца полового покоя и лечение по ее методике обеспечивают восстановление потенции у мужчин.



Немаловажным фактором при этом является скорее не возраст, а запущенность заболевания и наличие вредных привычек, подавляющих иммунитет. При этом пациенты не должны забывать, что, войдя в контакт с трихомонадоносителем, они снова заразятся. Поэтому лечение нужно проводить одновременно с половым партнером.

Нет сомнения, что рассказ о докторе Мельниковой заинтересует многих мужчин и женщин и они захотят пройти курсы лечения. Но это невозможно. Врач-гинеколог в рабочее время занята лечением своих пациенток на рабочем месте и частной практикой не занимается. Но она мечтает о большой клинике, где могла бы передать свой опыт и знания молодым колле­гам. Бывая в Москве, она трижды пыталась попасть на прием к главному гинекологу страны. Не удалось.

Поэтому она использует любую возможность, чтобы довести до сведения врачей свои наработки.

Одна из участниц конференции акушеров-гинекологов, проведенной в Санкт-Петербурге в конце 1994 г., рассказала мне о впечатлении, произведенном на слушателей докладом Мельниковой. Многие просто не поверили ее словам о патогенности трихомонады. И тем более они не собирались усложнять свою работу методиками, которые выходили за пределы их понимания. Зато моя собеседница, заведующая женской консультацией из Ростова-на-Дону, выпросив доклад Валентины Александровны, полночи его переписывала, а затем многие из рекомендаций внедрила в свою практику.

Я пыталась в этом году в Ростове-на-Дону организовать Центр по лечению импотенции по методике Мельниковой. Нашелся даже спонсор. Но не удалось: территория была поделена анонимными кабинетами, результативность лечения которых оставляет желать лучшего. Работники государственных учреждений жаловались, что «залеченные» в платных анонимных кабинетах мужчины приходят к ним перелечиваться. Но легко ли это сделать?

Мое знание трихомонады, лабораторные исследования и обследования людей и богатый практический опыт гинеколога Мельниковой показали, что импотенция, мужское и женское бесплодие, хронические заболевания трихомонадной этиологии, рак и инфаркт — это звенья одной цепи, порожденной одноклеточным паразитом. Мы все больные люди, но... в разной степени. Если в крови обнаружена трихомонада, значит, даже практически здоровый человек является потенциальным больным. А трихомонады сейчас обнаруживаются у всех. Следовательно, трихомонадная проблема должна решаться на государственном уровне. Понимая это, я решила помочь Мельниковой, обратив внимание высшего руководства на ее методики лечения и достигнутые результаты по оздоровлению па­циентов. С этой целью пришла на прием к главному гинекологу страны профессору В. Н. Серову с предложением ознакомиться с успехами В. А. Мельниковой. Сказав: «Посмотрите, как ваш специалист работает в городе Воронеже», я оставила для ознакомления реферат доктора и цветные фотоснимки крови со жгутиковыми трихомонадами. Через неделю получила резюме: «Все это фантазии». Пришлось уйти ни с чем. Правда, на прощание оставила последнее слово за собой: «Если к Мельниковой будут обращаться больные, будем посылать к вам».

И все-таки не хотелось сдаваться. Поэтому срочно напечатав письмо уже на имя директора Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии академика В. И. Кулакова, заместителем по науке у которого работает Серов, я передала документы на рассмотрение главному акушеру страны, который отвечает за охрану матери и ребенка в России. Через две недели получила отказ на мое предложение заслушать доктора Мельникову.

Он звучал так:

«Глубокоуважаемая Тамара Яковлевна!

В Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН внимательно ознакомились с Вашим обращением, приложенным письмом к Вам врача В. А. Мельниковой и материалом, озаглавленным «Трихомонада и ее последствия».

Прежде всего необходимо отметить, что материалы, приводимые В. А. Мельниковой, лишены какой-либо обоснованности и аргументации. Ряд положений представляется нелогичным. Например, о наследственной передаче трихомониаза, хотя и указывается, что это не требует никаких доказательств. Подобное замечание касается и «переживания» микоплазм, хламидий, вирусов и других микроорганизмов при их фагоцитозе трихомонадами. Значение трихомониаза в патогенезе различной акушерской патологии и гинекологических заболеваний представляется преувеличенным. Полностью игнорируются случайные закономерности при сочетании гениталыюй и экстрагенитальной патологий. Фактически полноценный материал, который можно было бы подвергнуть соответствующему обсуждению, отсутствует. В этой связи на данном этапе заслушивание врача В. А. Мельниковой представляется нецелесообразным.

Директор Центра академик РАМН В. И. Кулаков».

Научные формулировки академика сложно понять читателям, но смысл их сводится к тому, что материалы, представленные Валентиной Александровной, лишены «какой-либо обоснованности».

Действительно, высокая излечиваемость больных у Мельниковой достигается не по методикам, спущенным сверху, а в результате способов лечения, которые разработала сама врач. У нее пациентки благополучно вынашивают и рожают детей, а у академика Кулакова лечебные корпуса переполнены больными роженицами и родильницами и неполноценными новорожденными. Даже онкологи начали широко применять трихопол, а гинекологи считают значение трихомониаза в этиологии гинекологических заболеваний преувели­ченным. Профессор Серов настолько озабочен распространением хламидиоза, что даже мне нечаянно пожаловался. Но в письме академика представляется нелогичным «переживание» тех же хламидии в трихомонаде при их фагоцитозе, то есть поглощении их трихомонадами. Да об этом писали советские паразитологи еще 30 лет назад, а современные зарубежные ученые уточняют, что свой период размножения хламидии проводят в трихомонадах, где образуют микроколонии. То есть хламидии используют трихомонад в качестве родильного дома.

При зтом они попадают в трихомонады двумя путями. Первый — это фагоцитоз: трихомонада заглотила хламидии, чтобы переварить и насытиться, а те образовали вокруг себя вакуоль и остались в ней жить. Так хламидии становятся паразитами трихомонад, где и размножаются. При необходимости хламидии через наружную мембрану выходят наружу. Так же они могут проникнуть и внутрь трихомонады — это второй путь попадания хламидии в своего хозяина. Хламидии могут проникать в трихомонаду добровольно — для продолжения рода и принудительно — под влиянием лекарственных препаратов, например, того же тетрациклина, который смертелен для хламидии и не страшен паразиту. Поэтому пока гинекологи и акушеры не признают истинного значения трихомонады в «патогенезе различной акушерской патологии и гинекологических заболеваний», до тех пор им не добиться тех успехов, что достигла воронежский доктор Мельникова.

А что касается отрицания возможности «переживания» микоплазм, уреаплазм и других микроорганизмов при фагоцитозе их трихомонадами, то и здесь академик Кулаков и профессор Серов ошибаются. Опровергают этих маститых ученых рядовые врачи типа Л. Козьминой из Белгорода и той же В. Мельниковой из Воронежа и медицинские карты их пожилых пациентов, без каких-либо видимых причин вдруг заболевших венерическими заболеваниями. Оказывается, в молодости у них был трихомоноз и другие венерические болезни. Спустя несколько десятилетий заболевания рецидивировали, то есть возобновились, так как больные з свое время не были полностью излечены и их возбудители все это время «переживали» в организме человека — до тех пор, пока не появились условия для их активизации. Последние, естественно, связаны с ослаблением иммунитета заболевших.

Печально, что у медицинских руководителей отсутствует обратная связь. Они спускают сверху свои научно устаревшие методики и совершенно не готовы воспринимать то новое, что пытается пробиться снизу.

Мельникова не имеет возможности вступать в научные дискуссии со своим высшим руководством, которое даже не пыталось вникнуть в смысл ее фраз о «врожденном трихомонозе» и «передаче трихомонад наследственным путем». Гинеколог имела в виду заражение плода в утробе матери, давно доказанное паразитологами.

А столичные руководящие мужы, по-видимому, в слово «наследственное» вложили свое понимание: «генетическое» — весьма любезное в онкологии. Но подобное не может утверждать врач Мельникова, так как безоговорочно поддержала мою биологическую концепцию, опровергающую генетические мутации и клеточные превращения. Опытному врачу хочется довести до своих коллег истину, которую ей удалось открыть: главным виновником акушерских и гинекологических бед является все-таки трихомонада. Она хочет поделиться способами диагностики и лечения больных, которые разработала и издала еще в 1989 г. совместно с учеными Воронежского медицинского института. Разве не обязанность главного гинеколога и главного акушера страны по крупицам собирать то, что создается полезного и нужного медицине на периферии и в далекой глубинке России, чтобы, систематизировав новые знания, выйти на новый, более высокий уровень научной и практической медицины? Успехи таких специалистов, как Мельникова, преступно замалчивать. На фоне общей рутины любой прогрессивный росток должен быть замечен и взлелеян. Особенно, если это касается здоровья людей.

 


Дата добавления: 2015-02-05 | Просмотры: 1050 | Нарушение авторских прав



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 |



При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.013 сек.)