АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

I. Методы симптоматической психотерапии

Прочитайте:
  1. A. Предмет и методы отрасли
  2. Bystander-effect. Методы обнаружения. Биологическая роль.
  3. II МЕТОДЫ, ПОДХОДЫ И ПРОЦЕДУРЫ ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ
  4. II. МЕТОДЫ ОПЕРАЦИЙ И МЕТОДИКА ОБСЛЕДОВАНИЯ И ЛЕЧЕНИЯ В ХИРУРГИИ КИСТИ
  5. III. ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЕ И ЛАБОРАТОРНЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.
  6. V.I.V. Функциональные методы исследования и консультации специалистов
  7. V2: Анатомо-физиологические особенности органов и систем, методы обследования.
  8. V2: Анатомо-физиологические особенности органов и систем, методы обследования.
  9. V2: Анатомо-физиологические особенности органов и систем, методы обследования.

1. Несуггестивные методы

а) разъяснительная психотерапия

б) рациональная психотерапия (Дюбуа)

в) сократический диалог (Кречмер)

2. Суггестивные, методы

а) гипнотерапия

б) аутогенная тренировка

в) косвенное внушение

г) самовнушение

3. Комбинированные методы

а) Терапия игнорирования

б) пренебрежение симптомом (Bruns)

в) субординарно-авторитарные реакции (Stran-sky)

II. Методы патогенетической и этиологичес­кой (личностно ориентированной) психотера­пии

1. Методы, корригирующие задатки личности

а) первичный крик (Янов)

б) второе рождение (Грофф)

2. Методы, развивающие способности личнос­ти (Маслоу)

а) актуализация нереализованных способностей

б) творческое самовыражение (Бурно)

в) библиотерапия

г) арттерапия

3. Методы коррекции темперамента

а) коррекция сензитивности

б) психотерапевтическая косметика

4. Методы коррекции характера

а) методы психоаналитических направлений

• психоанализ (Фрейд) и коррекция эдипова комплекса

• индивидуальная психология (Адлер) и коррекция комплекса неполноценности

• гештальттерапия и принцип психологи­ческого дозревания

• другие психоаналитические методики

б) сценарный анализ (Берн)

в) коррекция системы отношений личности (Мясищев, Карвасарский)

г) сценарное перепрограммирование (М.Е. Лит-вак)

5. Коррекция направленности

а) коррекция мотивационной сферы

• коррекция защитных мотивов (Обуховский)

• экзистенциальный анализ (Франкл)

• аксиолологическая модель (М.Е. Литвак) — коррекция малоадаптивных мыс­лей и желаний (когнитивная терапия)

б) коррекция моральных ценностей (Фромм), ле­чение любовью (эротоанализ) (И.М. Литвак)

в) коррекция деятельности

• поведенческая терапия

• методики групповой психотерапии

• психологической айкидо

• обучение управлению

• обучение публичному выступлению с ос­новами ораторского искусства

6. Комплексные методы психотерапии

а) нейролигвистическое программирование

б) позитивная психотерапия

в) прочие синтетические методы

Классификация включает в себя основные мето­ды современной психотерапии. Сейчас в научной литературе описано несколько тысяч методов, методик, приемов и их вариантов. Кроме того, каж­дый психотерапевт вносит что-то свое. Часто более целесообразна комплексная психотерапия, т.е. объе­динение нескольких методов. При назначении ле­карств я стараюсь ограничиться одним препаратом. В крайнем случае, двумя-тремя. Использование большого количества медикаментов свидетельству­ет или о гениальности врача, или о его непонима­нии сути процесса. Во втором случае он напомина­ет садовника, который срезает все ветки ненужно­го ему дерева (симптоматическое лечение) вместо того, чтобы погубить его корень (этиологическое ле­чение). Ветки тогда сами высохнут.

А теперь немного поговорим о некоторых мето­дах лечения. Не буду растолковывать те методы, которые подробно описаны в моих книгах. (Кроме того, скоро выйдет в свет мой учебник по психоте­рапии.)

Итак, симптоматическая психотерапия. Она тоже необходима. Но ее следует понимать как «пре­доперационную подготовку». Но, к сожалению, мно­гие пациенты, получив облегчение от симптомати­ческой психотерапии, отказываются проводить этиопатогенетическую, ликвидировать истинную причину заболеваний и неудач. Не хотят исправ­лять свою личность. Но это как с деревом — до первого дождя. Вместо одной ветки вырастет не­сколько.

К несуггестивным методам я отношусь хорошо. Разъяснительная и рациональная психотерапия успокоит человека, снимет излишнюю тревогу или, наоборот, мобилизует его на организацию лечения. Я отдаю предпочтение методам рациональной психотерапии, когда пациент и врач выступают как парт­неры. Человек не только успокаивается, но и умне­ет. Здесь имеет место хоть незначительный, но и эти­ологический эффект — личностный рост. Хорош и сократический диалог. Одновременно человек овла­девает навыком спокойно отстаивать свое мнение. К суггестивным методам я отношусь по-разному. К аутогенной тренировке (AT) —положительно. Фактически это психогигиеническое мероприятие. Данным методом следует овладеть каждому. Я хо­тел бы, чтобы к AT люди относились как к умыва­нию, чистке зубов, одеванию, чтобы она вошла в плоть и кровь каждого. К сожалению, к ней отно­сятся так же, как к физкультуре — все признают, что она полезна, но мало кто ею занимается. Кстати, немного о физическом развитии. Ко мне в основном обращается интеллигенция. Так вот, хочу высказать вам свое мнение. Интеллигент должен отличаться от неителлигента только интеллектом. Интеллект — тяжелая крыша, и необходимо хорошее здоровье, сила и выносливость, чтобы ее выдержать.

Самовнушение — вещь хорошая, но только пос­ле того, как человек пройдет через горнило рацио­нальной, а еще лучше личностно ориентированной психотерапии. Автор ее — французский аптекарь Куэ, который предлагал ежедневно по нескольку раз повторять самому себе фразу: «Мне с каждым днем во всех отношениях становится все лучше и лучше». Модификацией этого метода стали извест­ные в недавнем прошлом сытинские настрои, а в наши дни — Луизы Хей.

К косвенному внушению у меня отношение нейт­ральное. Избежать его невозможно. Новое лекарство на начальных этапах действует лучше, чем старое, а авторитетный врач более эффективен, чем малоиз­вестный. Я стараюсь им пользоваться как можно реже. Дело в том, что от косвенного внушения улуч­шение держится недолго. Как-то я с энтузиазмом говорил пациентке, что помогу ей избавиться от очень тяжелых навязчивостей. Действительно, после бесе­ды ей стало легче. Но ведь она над собой не работа­ла. Недели через две все возобновилось.

К внушению на коллективных сеансах я отно­шусь отрицательно. Целители «внушают» добро или просто размахивают руками «снимая» порчу, сглаз, печеночную колику и пр. Их лечение эффектно, но неэффективно. Механизм его связан с эмоциональ­ным напряжением, которое возникает во время се­ансов и блокирует отрицательные импульсы. На не­которое время становится легче, но трагедия раз­вивается позже.

Постараюсь объяснить механизм улучшения и последующего обострения.

Прежде всего, я хотел бы, чтобы вы к своей боли относились не как врагу, а как к благодетельнице, которая, как и хороший психотерапевт, говорит прав­ду. Несильная боль говорит вам: «Глупышка, обра­ти внимание на свой организм». Но вы ее не слуша­ете. Тогда кричит сильная боль: «Идиотина! Неуже­ли ты не понимаешь, что скоро мне, а, следовательно, и тебе будет крышка!» Человек прекращает свою дур­ную деятельность из-за болей, а иногда и обращает­ся за помощью к профессионалам. Организм выздо­равливает и перестает сигнализировать. Нельзя не разобравшись в причине, блокировать обезболиваю­щими лекарствами или психотерапевтическими приемами эти сигналы. Ведь когда чайник кипит, свисточек свистит. Не нужно убирать свисток. Нужно снять чайник с огня.

Расскажу один случай.

У моей знакомой, женщины лет сорока, побали­вала поясница. Ей становилась легче, когда она ле­жала. Но вместо того, чтобы как следует полечить­ся, она, превозмогая боль, перекособочившись, про­должала ходить на работу. Благодаря измененной походке, она щадила воспаленный нерв, которому было неуютно в костном канале. Может быть, со временем воспаление уменьшилось, боль прошла, по­ходка нормализовалась... Но на свою беду она попа­ла на сеанс одного из целителей. К концу сеанса она с радостью отметила, что боль в пояснице полнос­тью прошла. Бодрой походкой она пошла по своим делам. Но через несколько дней у нее развились та­кие боли, что ей пришлось лечиться несколько ме­сяцев в больнице. Вам понятно, что произошло. Пос­ле сеанса, который произвел на нее сильное впечат­ление, сигналы от больного нерва были блокированы. Она перестала ходить кривобокой походкой и, сле­довательно, щадить свой воспаленный нерв. Кост­ный канал вызвал дополнительное раздражение, и она стала ощущать еще более сильные боли, так за это время состояние нерва ухудшилось.

Не ругайте болезни! Ведь, к сожалению, многие только во время болезни ведут здоровый образ жиз­ни. Т.е. вовремя спят, едят доброкачественную пищу, отдыхают, занимаются лечебной физкульту­рой. Может быть, и после болезни стоит продол­жать тот же образ жизни? Только вместо физиоте­рапии чаще бывать на свежем воздухе, водные процедуры заменить купанием в речке, а на худой ко­нец в ванне и регулярно заниматься спортом. Кста­ти, это необходимая добавка к любой психотера­пии.

Отрицательное отношение у меня и к гипнотера­пии. Это самый эффектный метод лечения (нередко уже после одного сеанса гипноза развивается отвра­щение к курению и алкоголю, налаживается сон, проходят боли, повышается настроение), но, к сожа­лению, и самый неэффективный. Через несколько дней, в лучшем случае недель, возникает тяга к ку­рению и алкоголю, нарушается сон, вновь появля­ются боли и ухудшается настроение. Но самое глав­ное — повышается зависимость от авторитетов, на­растает внушаемость, исчезает самостоятельность. Иногда дело доходит до гипномании. Зависимость от гипнотерапии такая же, как от табака, водки или наркотиков. Но это вовсе не значит, что следует пол­ностью отказаться от гипнотерапии, ведь не отказы­ваемся мы в ряде случаев от обезболивающих средств.

К личносто ориентированной терапии у меня от­ношение положительное. Но это не значит, что сле­дует подвергаться воздействию всех методов. Подо­брать нужный вам поможет психотерапевт.

 

5. КАК СТАТЬ ПСИХОТЕРАПЕВТОМ (оглавление)

Эту главу я написал для тех, кто хочет стать психотерапевтом, и для начинающих психотерапев­тов, которые, если бросят это дело, то еще не очень много потеряют. Основная моя задача — не столько привлечь в психотерапию новые кадры, сколько от­говорить людей заниматься психотерапией. Небла­годарное это дело. Впрочем, как я уже писал, пси­хотерапия — не профессия, а образ жизни, и не такой уж плохой.

Вначале эту главу я хотел назвать «Как стать хорошим психотерапевтом». Но потом слово «хоро­ший» выпустил. К профессионалу такое определе­ние не подходит. А я хочу дать портрет психотера­певта-профессионала.

Итак, психотерапевт ориентирован на то, чтобы помочь подопечному не на короткий промежуток времени, а навсегда, так, чтобы он потом в помощи психотерапевта не нуждался, а психологические проблемы мог бы решать самостоятельно. Следова­тельно, он ориентирован на методики, которые воз­действуют на личность и ее поведение, хотя при необходимости пользуется и методами симптомати­ческой психотерапии. Поэтому психотерапевт сле­дует тем положениям, к которым он призывает сво­их подопечных или, по крайней мере, старается это делать. Почему это необходимо, будет видно из пос­ледующего изложения.

Есть два этапа подготовки психотерапевта:

• Избавление от собственного невротизма и ре­шение собственных невротических проблем.

• Овладение методами психотерапевтической работы.

Жизнь есть жизнь. И когда у психотерапевта возникают невротические проблемы, он прекраща­ет заниматься психотерапией и сам обращается к кому-нибудь за помощью. Для этого сейчас у нас и за рубежом существуют так называемые балинтовские группы, состоящие из психотерапевтов. Кро­ме того, существует система супервизии. Суперви­зоры — это психотерапевты экстракласса. Они же участвуют и в аттестации психотерапевтов. В об­щем, человеку больному или с невротической про­блемой лучше не заниматься психотерапией. Наде­юсь, вы уже не хотите стать психотерапевтами. Но если еще осталось такое желание, то читайте даль­ше.

Как идет психотерапевтический процесс?

На первых этапах можно наблюдать явления пе­реноса. Подопечный начинает видеть в психотера­певте кого-то из своих близких. Поэтому психотера­певту больной неосознанно навязывает то роль отца, то роль матери, то мужа (жены) и т.п. Кстати, он предъявляет им те же претензии, которые предъяв­лял своим близким. Назойливость некоторых подо­печных такова, что они начинают предъявлять пра­ва на всю жизнь психотерапевта. И если тот начина­ет отстаивать свои права, они называют его грубия­ном, по крайней мере сначала, и возмущаются. При­чем возмущаются громко и на людях. Потом разбе­рутся и извинятся. Но извиняются они тихо, и обыч­но один на один. Психотерапевт учит их решать свои проблемы адекватными способами. Овладев ими, по­допечные и в реальной жизни начинают успешно решать свои проблемы. Но все это потом. Ну что, опять не отговорил?

Тогда читайте дальше.

В психотерапевтическом процессе в отношениях между подопечным и врачом действует механизм про­екции. Это один из механизмов психологической за­щиты. Суть его заключается в том, что некоторые часто отрицательные качества своей личности не осоз­наются и вытесняются в бессознательное. Становит­ся немного легче. Но вытесненное в бессознательное стремится вырваться наружу и выплеснуться на кого-то другого. Т.е. человек неосознаваемые свои каче­ства проецирует на своих партнеров по общению. Я, исходя из этого, сформулировал правило: «Послу­шай, как человек ругает других или тебя. Так он дает себе характеристику». Вот если меня человек назовет дураком, я уже знаю, что имею дело с дура­ком. Может быть, конечно, я и дурак. Но с этим еще следует разобраться. Но то, что он дурак, не вызы­вает сомнений. Если я умный, а он не разобрался, кто он? А если я дурак, а он со мной связался, кто он? Философ, как вы помните, говорил, что среди психотерапевтов есть грубияны, стяжатели, следо­ватели-садисты и психотерапевты-недоучки.

Вот во всем этом обвиняют психотерапевта не только ученые, но и его подопечные во время совместной работы, хотя, в общем, это больше имеет отношение к ним самим. Ведь практически идет диагностика их психологического состояния.

Сам же врач должен быть как зеркало. Если врач не решил свои проблемы, то тогда возможен кон­трперенос. Контрперенос — это неосознаваемый пси­хический процесс, когда врач или психолог (сейчас многие психологи начинают заниматься психоте­рапией) начинает решать свои проблемы за счет па­циента. Наиболее скандальные случаи возникают тогда, когда у психотерапевта и хорошенькой па­циентки возникают сексуальные отношения. Но это к психотерапии не имеет никакого отношения. О чем говорят такие случаи? Только о том, что у вра­ча имеются свои собственные неразрешенные сек­суальные проблемы, которые он решает с помощью больной. Известны ли мне подобные случаи? Да, известны. Так, одна пациентка за четыре года сво­ей болезни побывала в 15 стационарах и соблазни­ла четырех врачей. Она заявляла врачу, что никог­да не чувствовала себя женщиной и что ни разу у нее не было оргазма. Он пытался восполнить этот пробел и... потом она с большим удовольствием го­ворила ему, что и с ним она ничего не испытала. Одна женщина-психотерапевт пыталась собой ле­чить импотенцию у своих пациентов. Моя точка зрения на этот счет следующая: сексуальные отно­шения с больным человеком недопустимы. Но я до­пускаю развитие подобных отношений после успеш­ного выздоровления больного. Такие случаи мне тоже известны. Это были любовные отношения, ко­торые завершились счастливым браком.

Но вернемся к проекции. Она помогает понять врачу, кто сидит перед ним. Потом необходимо сде­лать так, чтобы подопечный понял, что все это от­носится к нему. А пока он может обливать грязью врача и в глаза, а особенно за глаза, хотя тот его и предупреждал, что все, что он хочет сказать, он дол­жен сказать тут же. Чего только не приходится выс­лушивать от пациентов!

Для того чтобы правильно спланировать психо­терапевтические воздействия, приходится расспра­шивать больного о его прошлом, которое тот еще не до конца пережил. Рассказывая об этом, он часто начинает плакать, а врач заставляет рассказывать его об этом много раз. Этот прием называется «воз­буждающие воспоминания». Одна из моих подопеч­ных в процессе сценарного перепрограммирования в течение нескольких сеансов, читая автобиографию, никак не могла продвинуться дальше пяти лет. Эпи­зоды двадцатилетней давности вызывали слезы. По­сторонний наблюдатель мог бы принять меня за са­диста. Как хорошо хирургам! Они режут по живо­му, а садистами их никто не считает.

Психотерапевта его пациенты могут назвать не­вежей-недоучкой, если он не читает работ Малахо­ва по уринотерапии, Луизы Хей.

Обвинения в стяжательстве психотерапевту из­бежать сложно. Но если он живет за счет частной практики, то что-то с пациента брать нужно. Одна из моих учениц рассказала такой эпизод.

Беседовала она с пациенткой около 1,5 часов. Это был сеанс индивидуальной психотерапии. Ле­карств выписано не было. Больная распростилась с ней, не сделав попытки оплатить сеанс. Когда же моя ученица ей сказала об этом, то пациентка удив­лением воскликнула: «А за что же платить?»

У психотерапевта и его подопечного все условия должны быть оговорены. Хочу подчеркнуть, что наши подопечные, даже очень богатые, готовые на массажистку, парикмахера или путану потратить 100 или 200 долларов (причем с гордостью рассказы­вают об этом), очень неохотно платят 100 рублей пси­хотерапевту. Вот видите, насколько они не ценят свою душу! Кстати, еще великий 3. Фрейд говорил, что невротик обязательно должен оплачивать свое лечение, цена должна быть большой, как у хирур­га. Все равно та польза, которую он получит от ле­чения, во много раз превысит затраты на него. Бес­платное лечение невротика ни к чему его не обязы­вает. Когда же он оплатит лечение, то постарается выполнять рекомендации хотя бы для того, чтобы понять, на что он потратил деньги. Окончательно убедил меня в этом рассказ одного из моих учени­ков.

Один довольно крупный бизнесмен пришел к нему на индивидуальный прием. Он потребовал, что тот оплатил ему так, как оплачивает целая группа. Получилась довольно внушительная сумма. Потом сам бизнесмен рассказал ему о своих переживани­ях: «Вышел я возмущенный. Брать такие деньги за фразы, которые я сто раз слышал от других! Я ре­шил выполнить все, что вы мне говорили. Конеч­но, если бы сумма была незначительной, то я мо­жет быть, ничего и не сделал бы. Результат превзо­шел все мои ожидания.

Все-таки психотерапевт должен жить хорошо, а брать с подопечных мало. Выходом из этого должна быть групповая психотерапия, которая, кстати, в большинстве случаев более эффективна, чем инди­видуальная. Но хочу вас заранее предупредить: став психотерапевтом, очень много вы зарабатывать не будете, но на достойную жизнь хватит. Более того, вы даже будете чувствовать себя богатым. Ведь бе­ден не тот, у кого мало, а тот, кому не хватает. Вот невротические личности даже при большом состоя­нии чувствуют себя нищими, ибо им для счастья не хватает десятков, а иногда и сотен миллионов дол­ларов. В общем, если вы хотите очень сильно разбо­гатеть, то лучше не становитесь психотерапевтом.

И еще несколько слов о профессии психотера­певта. Всех, кто обращается к нам за помощью, объе­диняет одна проблема, — проблема внутреннего оди­ночества. Нет, у них есть жена дети, друзья сотруд­ники. Но наших подопечных отделяет от других барьер психологических защит, как их собствен­ных, так и тех, с кем они общаются. Любят их все­гда за что-то. Их не раз предавали, от них отказы­вались самые близкие люди. Так вот, психотера­певт должен суметь прорвать этот барьер и стать на какое-то время единственным другом своего подо­печного. Но это своеобразная дружба. Как только подопечному станет лучше, он покинет психотера­певта. Но жаловаться на это нельзя. Такова особен­ность этой профессии. Иногда становится немного грустно. Я, правда, нашел для себя один выход. Я овладел еще некоторыми навыками, чтобы оставать­ся полезным для своих подопечных. Я обучаю их технике управления, помогаю заключать сделки, ре­дактирую их выступления. Правда, это уже совсем другие отношения. Здесь уже нет жалоб на бессонни­цу, раздражительность и ссоры с близкими. Мы вме­сте идем вверх. Это уже дружба-сотрудничество.

В ходе изложения своего материала я постарал­ся ответить на вопросы философа. Осталась самая малость.

Как влияет на наше психологическое здоровье со­временная пресса и телевидение? Практически ни­как. Ведь сценарий человека, его судьба формирует­ся в первые пять лет жизни под влиянием родителей или лиц их заменяющих. Происходит «фотог­рафирование». Пресса и телевидение играют роль «проявителя». Они способствуют выявлению тех де­фектов, которые появились у человека еще в раннем детстве. Конечно, средства массовой информации (СМИ) смогли бы много сделать по их исправлению, если бы, например, организовали систематические занятия по психологии общения. Ведь в наших за­нятиях нет ничего сенсационного, эффект от них будет через несколько месяцев, а психотерапевты не в состоянии оплатить дорогое эфирное время и га­зетные строки. Я давно работаю с СМИ. Сами кор­респонденты понимают мои проблемы. Кое-что мы делаем (так, например, одна областная газета пуб­ликовала раз в неделю в течение трех месяцев наши статьи в рубрике «Школа выживания»). Но дело, как правило, заканчивается разрывом отношений. Главные редакторы считают, что они создают нам рекламу, а от нас ничего не получают. Но Бог с ними со СМИ. Сейчас я никого не убеждаю. Просто делаю свое дело.

Может ли человек быть для себя психотерапев­том? Я, как и философ, отвечаю на этот вопрос по­ложительно. Более того, я стараюсь сделать это практически, так как пишу книги по психотера­пии. Но все-таки желательно и прямое обращение к специалисту. Одна моя подопечная два года чита­ла мою книгу «Если хочешь быть счастливым». Она ей помогала. Но все-таки на некоторые вопросы она не могла найти в ней ответы и пришла на тренинг. Через три занятия она с восторгом заявила, что за эти занятия получила больше, чем за два года са­мостоятельного обучения. Она была не совсем пра­ва. Если бы не было этих двух лет самостоятельно­го обучения, то не было бы и такого эффекта. Я бы не противопоставлял самостоятельную помощь про­фессиональной. Больше нужно полагаться на само­помощь, но иногда, хотя бы раз в неделю, следует посещать групповые тренинги. Полезно изучать пси­хотерапевтическую литературу. Я советовал бы опи­раться на нашу, отечественную, где описываются наши проблемы.

И последнее. Мой принцип амортизации — не способ общения. Амортизация — это способ дели­катно избавиться от нахала. Добро должно уметь защитить себя. Да, партнер выходит из себя при амортизации. Но ведь он оскорблял! Разве хороший человек будет это делать?! Философ вступается за обидчика. Почему? Мне непонятно. Для многих достойных людей амортизация стала хорошей за­щитой. Да, амортизация — это оружие. Но я не тревожусь, что им воспользуется агрессор. Его ору­жие — прямое оскорбление. Правда, но я ни на чем не настаиваю. Может быть, философ и права.

А теперь я хочу сказать вам, что работа психо­терапевта приносит мне радость. В частности, иногда я получаю вот такие письма.

 

Я рада, что в очередной раз вы принудили меня к письменной речи. Как всегда ненавязчиво. Сотни раз я говорила эти слова про себя, но какие-то демо­ны в душе не давали мне это озвучить. Мне предсто­ит еще разбираться с ними.

Спасибо вам за то, что вы подарили мне пре­красный мир. Не иллюзорный призрачный, в кото­ром я жила, а реальный, со всеми его радостями и горестями. Спасибо, что вы подарили мне меня, та­кую, какая я есть, без прикрас, но и без ненависти к своим слабостям. Я еще учусь любить себя такую. И это мне позволяет любить всех людей, вас, нашу «су­масшедшую» дорогую мне группу. Мне хорошо с вами. И думаю, это вдохновило меня еще на одно дело — защиту диссертации.

И.С.

Это письмо написала мне женщина 44 лет. При­шла она ко мне три года назад с мыслями о само­убийстве. У нее был крах на производстве — никак не могла закончить диссертацию и уже года два не работала над ней. У нее был крах в личной жизни — длительный психологический и сексуальный раз­рыв с мужем, конфликты с подрастающим сыном. Первые сдвиги в ее состоянии произошли месяца через четыре после начала занятий, а потом все шло со скоростью курьерского поезда.

И совсем последнее замечание.

Наша страна переживает сейчас бум по подготов­ке психотерапевтов и психологов. Этим занимаются у нас 15 факультетов усовершенствования врачей при высших медицинских учебных заведениях. Феде­ральный центр по психотерапии. Российская психо­терапевтическая ассоциация и Общероссийская про­фессиональная психотерапевтическая лига. Кроме того, почти в каждом регионе имеются свои психо­терапевтические ассоциации. Есть несколько него­сударственных институтов психотерапии. Все они очень активно готовят психотерапевтов и проводят просветительную и тренинговую работу с непрофес­сионалами. Естественно, занимаются они и лечеб­ной работой. Наши психотерапевты выступают со своими разработками на международных съездах, симпозиумах и конференциях.

Наша Ростовская область находится не в первых рядах, но и мы смогли подготовить за последние 10 лет около 300 врачей-психотерапевтов. Прошли у нас психотерапевтическую подготовку и около 100 меди­цинских психологов. Уже 8 лет работает школа пси­хологического айкидо, где основам управления с ис­пользованием психотерапевтических методик обуче­но более 1 000 человек. О клубе КРОСС уже рассказывалось выше. Сам я написал более 10 книг по психотерапии и психологии общения как для вра­чей, так и для широкого круга читателей. Все психо­терапевты, которые прошли подготовку у нас, про­фессионалы, и всегда вам подскажут, куда обратить­ся, если сами не смогут помочь вам решить ваши проблемы. Есть у нас в области несколько отделений, где занимаются лечением больных неврозами, несколь­ко кабинетов социально-психологической помощи и телефон доверия (его номер 58-21-41). На телефоне доверия круглосуточно дежурят квалифицированные психотерапевты и психологи, которые окажут вам бес­платно необходимую помощь и подскажут, куда об­ратиться, если ее будет недостаточно. Такие структу­ры имеются и в других регионах России. Кстати, не отказывайтесь от бесплатной помощи. Профессионал, если уж он работает, то всегда работает в полную силу, и не имеет значения, платят ему или нет. В этом от­ношении он напоминает спортсмена. Он знает, что если работает не в полную силу, то детренируется и страдает в первую очередь сам. Конечно, есть у нас в области и частнопрактикующие психотерапевты. В общем, мы готовы вам помочь.

К сожалению, многие люди хотят получить по­мощь немедленно, за один сеанс психотерапии и не прилагая собственных усилий. И у нас большим ус­пехом пользуются те «специалисты», которые обе­щают за один сеанс избавиться от наркоманической или алкогольной зависимости, похудеть без со­блюдения диет и занятий спортом, избавиться от импотенции. Если вы на это рассчитываете, то к нам за помощью обращаться не следует. Мы знаем, что не так просто избавиться от вредных привычек и малоадаптивных форм поведения. Иногда на это уходит года два планомерной работы над собой. А на выработку нового навыка или привычки и того больше. Но если вы не верите в чудеса и настроены на упорную работу над собой, мы приглашаем вас в наши структуры, к нашим специалистам, и лучше тогда, когда вы еще «на ходу», а не нуждаетесь в капитальном ремонте. Мы, как спортивные трене­ры, не обещаем вам райской жизни (иногда мы бу­дем казаться вам грубиянами, иногда садистами, временами вы будете считать нас недоучками и стя­жателями). Но здесь, как в спорте. Если будете тру­диться, успех к вам обязательно придет.

Итак, книга прочитана. Дорогие наши чита­тели? Мы вам ничего не навязываем. Решайте сами!


Дата добавления: 2015-12-15 | Просмотры: 917 | Нарушение авторских прав







При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.009 сек.)