АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

I. Постановка вопроса. _ 143. С момента выдачи патента возникают юридические отношения между патентодержателем и третьими лицами

Прочитайте:
  1. I. Положение вопроса в различных законодательствах
  2. I. Постановка вопроса
  3. I. Постановка вопроса
  4. II. тип. Для каждого вопроса, пронумерованного цифрой, подберите один или несколько ответов (один и тот же ответ может быть использован несколько раз).
  5. Г) дренирование плевральной полости, при необходимости – активная аспирация воздуха и решение вопроса об оперативном вмешательстве.
  6. ГЛАВА 1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ И ИСТОРИЯ ВОПРОСА
  7. История вопроса
  8. История вопроса
  9. История вопроса

 

_ 143. С момента выдачи патента возникают юридические отношения между патентодержателем и третьими лицами. Этим отношениям будет посвящена третья книга настоящего тома. Но прежде чем перейти к их изложению, мне необходимо остановиться на одном специальном институте патентного права, в коем уже появляются третьи лица, но который, по существу своему, должен быть отнесен к настоящей, второй, книге, ибо он составляет естественное завершение юридического отношения между изобретателем и органами власти по поводу права на патент. Я подразумеваю, конечно, институт признания патента ничтожным.

Дело представляется в следующем виде: по общему правилу, все тягости патентного права возникают и существуют для третьих лиц только с тех пор, как выдан патент*(1041). Следовательно, первым и самым простым способом защиты для третьих лиц является доказывание, что патент вообще данному изобретателю не мог быть выдан. Раз можно доказать, что комитет выдал патент с нарушением установленных правил, самый патент объявляется ничтожным, и, как следствие, отпадает и всякий вопрос об ответственности третьих лиц. Таким образом, институт уничтожения патентов является санкцией, гарантирующей соблюдение тех норм, коими регулируется право на патент.

В действующем законе уничтожение патентов предусмотрено ст. 26 и 29 (п. 4 и 5), которые, к сожалению, допускают систематические и терминологические неточности. Терминология их представляется невыдержанной уже потому, что один и тот же институт обозначается в ст. 26 как "признание привилегии недействительной", а в ст. 29-как "прекращение действия привилегии"*(1042). Систематическая же ошибка заключается в том, что в ст. 29 наряду с (3) случаями действительного прекращения законно выданных привилегий (п. 1-3) поставлены, без всякой оговорки, и два случая объявления недействительности (п. 4 и 5), несмотря на то громадное юридическое различие, которое имеется между прекращением законно существовавшего юридического отношения (dйchйance) и объявлением, что это отношение с самого начала было ничтожным*(1043) (nullitй). Впрочем, по существу дела, Положение не _смешивает двух институтов: так, несомненно, что двухлетний срок, установленный ст. 26, относится только к недействительности патентов. Оставляя вопрос о прекращении патентов до того места, которое ему принадлежит систематически (см. кн. III, гл. 5), я буду разбирать здесь исключительно вопрос об объявлении ничтожности.

 


Дата добавления: 2015-09-27 | Просмотры: 408 | Нарушение авторских прав







При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.005 сек.)