АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

VI. ОСНОВНЫЕ ПРИНЯТЫЕ СРЕДСТВА ЛЕЧЕНИЯ РАКОВЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ. ИОНИЗИРУЮЩИЕ ИЗЛУЧЕНИЯ И ГИПЕРБАРИЧЕСКАЯ ОКСИГЕНАЦИЯ ПРОТИВ РАКА — ОШИБКИ ОНКОЛОГИИ

Прочитайте:
  1. B) гемианестезия на противоположной стороне
  2. B. Медленно действующие противоревматоидные средства
  3. Cовременные методы лечения миомы матки
  4. DirectX 10 против DirectX 9
  5. DirectX 11 против OpenGL 4.0
  6. I ОСНОВНЫЕ ЖАЛОБЫ НЕФРОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЬНЫХ
  7. I этап лечения — остановка кровотечения.
  8. I). Средства, блокирующие адренорецепторы (адреноблокаторы).
  9. I. ОСНОВНЫЕ неврологические заболевания.
  10. I. Противовоспалительная терапия (для быстрого уменьшения боли, явлений воспаления в суставе).

Обычно в специальной литературе подчеркивается, что считать вылеченным больного раковым заболеванием можно только в том случае, если в опухоли уничтожены все раковые клетки без остатка.

А. Балаж (1987) перечисляет основные средства лечебного и паллиативного (купирование симптомов, приносящее лишь временное облегчение) вмешательства при раковых заболеваниях:

оперативное удаление первичной опухоли и по возможности доступных метастазов;

местное или общее облучение;

медикаментозное лечение (химиотерапия).

Рассмотрим особенности хирургического лечения рака. А. И. Гнатышак(1988):

"Хирург всегда захватывает опухолевую ткань вместе с окружающими здоровыми, чтобы, с одной стороны, полностью удалить всю опухоль, а с другой — ненароком не "трансплантировать" опухоль при попадании ее мелких кусочков на обнажившиеся после удаления опухоли окружающие здоровые ткани.

Под абластикой в хирургии злокачественных опухолей понимают такой способ оперирования, при котором удаляют все опухолевые (бластные) элементы в пределах здоровой ткани. Н. Н. Петров писал, что рак целиком заключается в раковых клетках, удалить или сжечь их без остатка — значит вылечить больного; оставить на месте и рассеять по ране хотя бы минимальное количество живых раковых клеток — значит сделать плохую работу и зачастую принести больному вред вместо пользы.

...На современном этапе абластическое оперирование возможно во всех случаях (100 %) рака in situ, для 80 % рака 1-й стадии (T1, Т2, N0, М0), по мере распространения опухолевого процесса этот процент уменьшается".

Напомним, что здесь ошибочно в качестве рака in situ принимаются злокачественные опухоли, не являющиеся раковыми. Но эти начальные стадии рака чрезвычайно трудно диагностируются. И более того:

"Многолетние наблюдения за оперированными больными с 1-й стадией рака показывают, что только 80 - 90 % из них переживают этот срок без рецидива и метастазов, а это значит, что не у всех больных операция оказалась абластичной. Кроме того, следует учитывать, что у части проживших десятилетний срок больных имелись рассеянные опухолевые клетки, рост которых был подавлен самим организмом. В связи с этим к понятию радикализма хирургических вмешательств, т. е. полного удаления всех опухолевых элементов, нужно подходить критически.

Как известно, определение степени распространения рака, т. е. клинической стадии, — понятие условно-клиническое, связанное с возможностями более или менее точного обнаружения опухолевых элементов в границах первичного очага и вдали от него (N, М), а также определения защитных сил организма, играющих основную роль в ограничении опухолевого роста.

...Поскольку последняя классификация опухолей яичника по системе TNM допускает при 1-й стадии рака (T1, N0, M0) наличие в серозном содержимом малого таза опухолевых клеток, то все операции при этой патологии нужно было бы признать паллиативными, требующими дополнительной химиотерапии.

...Нередко большое мужество требуется от хирурга, чтобы отказаться от хирургического вмешательства, а при ряде локализаций рака, поддающихся лучевой терапии, хирургические вмешательства, как правило, не производятся".

Относительно лучевой терапии речь пойдет несколько ниже. По обстоятельствам применяется: резекция (отсечение), ампутация (усечение) и экстирпация (полное удаление органа). Разновидностью хирургического вмешательства являются криодеструкция (низкотемпературное разрушение. — М. Ж.) и лазерная хирургия.

"Криохирургия состоит в применении жидкого азота, при помощи которого можно добиться некроза опухоли или заморозить орган, пораженный опухолью и подлежащий удалению. Такое криовоздействие имеет антибластические свойства, препятствуя диссеминации (распространению. — М. Ж.) раковой опухоли по потоку крови, лимфы и в зоне операции.



Лазерная хирургия применяется для тепловой деструкции опухолей и предопухолевых процессов (сетчатка глаза,эпителий шейки матки и др.) и в форме "лазерного скальпеля" для бескровного разрезания тканей (лапаротомия, отсечение желудка, кишечника).

Симптоматические операции иногда причисляют к паллиативным, хотя это неверно. К ним принадлежат хирургические вмешательства, устраняющие какой-то ведущий патологический симптом, приводящий к смерти больного. Чаще всего это непроходимость желудочно-кишечного тракта...

...Наиболее типичная паллиативная операция — удаление первичной опухоли с оставлением неоперабельных метастазов" (А. И. Гнатышак, 1988).

К этой достаточно безрадостной характеристике хирургического лечения рака, подробно сообщенной известным специалистом, не требуется никаких добавлений. Рассмотрим особенности лечения рака местным или общим облучением. Речь идет о лучевой терапии, терапии ионизирующей радиации. О применении рентгеновских лучей, гамма-лучей. О радиочувствительных и радиопоражающих дозах радиации.

Обычно в специальной литературе приводится так называемый ряд радиопоражаемости отдельных тканей от наиболее до наименее поражаемых: герминативная (зародышевая), кроветворная, эпителиальная, соединительная (фиброциты, гистиоциты), костно-хрящевая, мышечная, нервная.

А. И. Гнатышак (1988):

"Трудность в оценке проблемы участия организма в облучении опухоли усугубляется тем, что опухолевые клетки обычно по-иному реагируют на гуморальные, гормональные и лекарственные вещества, чем нормальные клетки. При всех сопутствующих заболеваниях, в первую очередь эндокринной системы, печени, почек, гнойных заболеваниях, особенно в области расположения опухоли, следует ограничивать или вообще нельзя проводить лучевую терапию опухоли.

.. .При лечении злокачественных опухолей существенное значение имеет выбор методики, обеспечивающей поглощение опухолевой тканью оптимальной дозы ионизирующего излучения. Суммарная очаговая доза (СОД) для опухоли составляет 40-60 Гр (грэй. — М. Ж). Увеличение этой дозы может привести к повреждению окружающих тканей и ложа опухоли и неблагоприятно сказаться на результатах лечения. Увеличением дозы нельзя "компенсировать" уменьшенную чувствительность опухоли к радиации.

В то время когда не существовало еще понятия поглощенной дозы (рад, грэй), последняя измерялась физической дозой (в рентгенах) и клиническим ее эффектом — действием на кожу, проявляющимся в виде эритемы — лучевого ожога I степени, который возникал при аппликации рентгеновских лучей в одноразовой дозе около 650 Р. При наличии различных источников облучения возникла необходимость определять дозу в зависимости от характера излучения и его поглощения тканями на пути прохождения луча.

Чем длиннее лучи ионизирующей радиации, тем больше они поглощаются поверхностными тканями — кожей (короткофокусная рентгенотерапия). Поэтому для облучения глубоко расположенных опухолей необходимо избирать лучи с большой активностью (гамма-лучи) и определять степень снижения их активности в зависимости от расстояния от источника облучения и от их поглощения в тканях на различных глубинах. Для этого необходимо производить поперечные томограммы, определять изодозы на различных глубинах... или располагать аппаратурой, где эти дозы выдаются ЭВМ.

Основной принцип определения дозы, поглощенной разными тканями на различных глубинах, зависит от двух факторов: одноразовой дозы и времени, на протяжении которого она экспонируется. Так, очаговая доза (ОД) гамма-лучей 10 Гр (1000 рад) может быть дана с одного поля, интервал между первой и второй дозами должен составлять не менее семи дней.

Суммарная очаговая доза при таком способе облучения равна 30-40 Гр. Если же облучать опухоль дозой 2 Гр шесть дней в неделю, то облучение необходимо осуществлять с различных полей (многопольное облучение) и увеличить СОД до 60 Гр. Промежуточное положение занимает интенсивная методика облучения, при которой доза 5-6 Гр дается ежедневно, тогда СОД будет в пределах 25-30 Гр. Таким образом, канцероцидная доза ионизирующей радиации зависит от величины ОД и времени ее экспозиции.

.. .Дооперационная лучевая терапия нередко приводит к излечению — исчезновению основной опухоли и очень редко — к исчезновению ее метастазов, которые почти всегда оказываются более устойчивыми к облучению".

Итак, дооперационная лучевая терапия практически не действует на метастазы опухоли; метастазы устойчивы к облучению, облучение не поражает их. Но метастазы — это части раковой опухоли, причем правильно диагностированные метастазы безошибочно свидетельствуют о третьем этапе развития опухоли. На третьем этапе развития находятся и сама опухоль, и ее метастазы. Злокачественная опухоль на третьем этапе развития по меньшей мере не слабее в любом отношении, чем ее метастазы. Почему же тогда нас уверяют, что "дооперационная лучевая терапия нередко приводит к излечению — исчезновению основной опухоли", а метастазы этой опухоли "более устойчивы к облучению"?

В устойчивости метастазов к лучевой терапии сомнений нет. Но уверения в нередком излечении основной опухоли от дооперационной лучевой терапии очевидно некорректны. Вопрос этот имеет принципиально важное значение в связи с широким применением лучевой терапии раковых опухолей.

Выяснить подлинное положение дел нам поможет тщательное изучение взглядов того же самого автора. Это тем более удобно, что А. И. Гнатышак (1988) вводит специальное понятие "оксигенация (кислородизация. — М. Ж.) опухоли". Очень важно, что при этом раскрывается физический, химический и биологический смысл лучевой терапии. Именно это нас интересует.

А. И. Гнатышак (1988): "В основе непосредственного действия ионизирующей радиации на опухоль лежит реакция радиолиза и рекомбинации ионов с образованием перекисей. Оксигенация опухоли зависит от ряда факторов: структуры сосудистого русла опухоли, состава крови, состояния сердечно-сосудистой системы и других факторов, которые могут влиять на дыхание и гликолиз опухоли".

После такого исчерпывающего разъяснения можно сделать вывод о том, что его автор находится в плену типичных ошибочных представлений современной онкологии: смешиваются рак и "не рак". Если есть "структуры сосудистого русла опухоли", "дыхание опухоли" — то это рак. Но речь идет и о "гликолизе опухоли" — а это еще не рак.

Весь смысл непосредственного воздействия ионизирующей радиации на опухоль заключается в образовании перекисей, а следовательно (в силу их химической нестойкости), в усиленном выделении кислорода и воды в опухоли и соседних тканях, подвергнутых облучению. Поэтому и разговор ведется об оксигенации, т. е. о "кислородизации" опухоли . Обычно забывают о воде и об отеках облучаемых тканей.

Если опухоль находится еще в дораковом, бескислородном этапе , то ионизирующее облучение сразу дает скачок в ее развитии , а это превращает дораковую опухоль , подлежащую уничтожению защитными силами организма , в раковую, которую с этого момента очень трудно уничтожить и которая чаще уничтожает породивший ее организм .

В том-то, между прочим, и состоит не замечаемая онкологией чрезвычайно опасная сторона воздействия ионизирующего облучения на здоровый организм: одна из опухолей на втором этапе развития, не уничтоженная защитными силами организма, может быть скачкообразно развита до содержания 106 клеток и тем самым переведена на третий этап развития, т. е. опухоль становится раковой благодаря "кислородизации" .

Таким образом, в дораковом состоянии опухоли любая лучевая терапия не просто опасна, но является искусственным насаждением рака в здоровый организм, который практически лишается возможности уничтожить такую опухоль естественным путем (каким таким — естественным — путём? - Е.В.).

Если же опухоль уже находится на третьем, раковом этапе развития, когда ее клетки получили доступ к кислороду крови и опухоль по этой причине начала бурно развиваться, то ионизирующее облучение с образованием перекисей и кислородизацией опухоли не может принести ей вреда

Становится очевидным, что раковая опухоль в такой же степени устойчива к облучению, как и ее метастазы .

Лечение раковых опухолей ионизирующим облучением — глубоко укоренившаяся ошибка. Эту ошибку необходимо осознать, признать и устранить. Ионизирующее облучение во всех его видах в качестве средства борьбы с раковыми опухолями подлежит официальному запрещению .

Вместо этого специалисты демонстрируют знание тонкостей в лечении рака облучением. А. Балаж (1987): "Большие дозы местного облучения хорошо применять для некоторых радиочувствительных опухолей, например рака гортани, матки, мочевого пузыря. Напротив, при радиоустойчивых, "нечувствительных" опухолях, например опухолях пищеварительной системы, проводить лучевую терапию нецелесообразно".

К тому же эту ошибку в онкологии еще дважды усугубили. Во-первых, применили гипербарическую оксигенацию организма раковых больных как таковую, а во-вторых, гипербарическую оксигенациюсовместили с ионизирующим облучением .

Приводим цитату из публикации 1988 г. ("Лечит барокамера"). Рассказывает руководитель отдела гипербарической оксигенации (ГБО) 1-го Московского медицинского института, доктор медицинских наук В. Лукич:

"Метод гипербарической оксигенации заключается в насыщении организма человека кислородом под давлением в три атмосферы в барокамере.

В результате многолетних экспериментов, проводившихся в институте, было установлено, что причиной многих заболеваний, в том числе и сосудистых, является нехватка кислорода в тканях организма , что ведет к нарушению внутриклеточного обмена.

В обычных условиях перенос кислорода к клеткам осуществляется гемоглобином крови.

В барокамере же происходит не только полное насыщение гемоглобина кислородом , но и растворение его в жидкой части крови — плазме .

Тем самым создается резерв живительного газа в организме , увеличивается время его пребывания в тканях .

Это способствует восстановлению нормального обмена веществ, возрождению жизни больных клеток. Эксперименты показали, что лечение в барокамере практически не имеет противопоказаний" .

Это образец самой настоящей неправды и непонимания вопроса, которым занимается данный специалист. Мы уже показали выше, что "нехватку кислорода в тканях организма" требуется устранять по двум направлениям: обеспечением оптимального насыщения кислородом гемоглобина эритроцитов крови путем нормализации давления крови в легочном круге кровообращения и обеспечением оптимального использования кислорода клетками организма путем нормализации уровня гормона щитовидной железы тироксина в крови.

В барокамере происходит полное насыщение гемоглобина кислородом и растворение излишнего для организма кислорода в плазме крови . Неконтролируемый в смысле гомеостаза кислород хаотически распределяется по организму. Усвоение его клетками не улучшается , так как в барокамере не решается вопрос нормализации уровня тироксина в крови .

В барокамере создается резерв кислорода в организме , причем иногда это "живительный газ" кислород (гангрены и т. п.), но всегда канцерогенный (это — личное, частное мнение уважаемого М.Я Жолондза. - Е.В.) резервный кислород.

Неконтролируемый органами гомеостаза, хаотически распределяющийся по организму излишне запасенный кислород находит себе применение в том, что переводит одну из многочисленных в здоровом организме опухолей из второго (бескислородного) на третий (кислородный) этап развития.

Иными словами, опухоли, которые без особого труда должны быть уничтожены защитными силами организма , получив излишний в организме кислород, делают резкий скачок в развитии, и одна из них может достигнуть рубежа в 6 х 105-106 клеток, после чего неизбежно происходит прорастание в нее капилляров и опухоль становится раковой

Дыхание кислородом под давлением в барокамере канцерогенно для всех людей! Недопустимы утверждения о том, что лечение гипероксигенацией в барокамере практически не имеет противопоказаний. Оно должно применяться в самых крайних случаях и не допускает профанации и медицинского примитивизма в мышлении.

Непонимание процесса развития опухолей привело к тому, что, как сообщается в той же публикации, "исследования, проводившиеся в институте, показали, что кислород можно также использовать для диагностики заболеваний. В. Лукич совместно с профессором А. Шехтером разработал методику, позволяющую отличать злокачественную опухоль молочной железы от доброкачественной. Основная ее идея заключается в том, что в клетках раковых опухолей обмен веществ протекает без участия кислорода, в тканях происходит его накопление. В результате в раковых клетках повышается температура, а ее изменения фиксирует термограф".

Нам придется еще раз повторить, что в клетках раковых опухолей обмен веществ протекает при активном участии кислорода .

Только пока злокачественная опухоль еще не была раковой, была недиагностируемо малой, в ее клетках протекали анаэробные процессы. Тогда в тканях не было накопления кислорода , опухоль еще жила без кислорода. Когда же опухоль становится раковой, в тканях опять-таки не накапливается кислород: теперь опухоль получает его регулярно из крови по собственным капиллярам . Следовательно, у нас нет оснований считать методику Лукича — Шехтера корректной.

Многочисленные восторженные публикации о гипербарической оксигенации, основанные на непонимании как процесса дыхания организма в целом, так и процесса дыхания клеток органов и тканей, а главное, процесса развития злокачественных опухолей в организме, оказали провоцирующее влияние на "нестойких" специалистов-онкологов. В итоге гипербарическая оксигенация применяется при раковых заболеваниях, хотя по существу она направлена на ускорение развития опухоли, т. е. против ракового больного. Читатель помнит, что выше мы ставили вопрос о необходимости снижения кислородизации организма раковых больных в разумных пределах.

Гипербарическая оксигенация имеет противоположное направление и работает против раковых больных. При гипербарической оксигенации совершенно неисследованным остается вопрос о влиянии неконтролируемого органами гомеостаза, хаотически распределяющегося по организму излишнего кислорода на клетки мышц. Нельзя забывать, что клетки мышц используют бескислородный анаэробный способ утилизации глюкозы. При этом мышцы исполняют роль главного амортизатора дефицита кислорода в организме, что позволяет перераспределять дефицитный кислород в пользу мозга, сердца, почек.

Оказавшись при гипербарической оксигенации в условиях эволюционно немыслимого избытка кислорода, клетки мышц неизбежно станут переходить на аэробный способ утилизации глюкозы . Не приведет ли гипербарическая оксигенация к появлению доброкачественных опухолей в мышцах? Мышечные клетки с предварительно измененным генным аппаратом в этих условиях образуют саркому, отличающуюся резким переходом со второго этапа развития на третий "досрочно" .

Все сказанное здесь о канцерогенное гипербарической оксигенации в равной мере относится и ко всем вариантам использования для дыхания кислорода при повышенном давлении, если при этом в процесс переноса кислорода кровью к клеткам организма дополнительно к эритроцитам подключается плазма крови.

Шумная реклама гииербарической оксигенации оказалась настолько завораживающей, что, не разобравшись в канцерогенной сущности этого средства, онкологи стали соединять его с другим канцерогенным средством — ионизирующим облучением, которое в свою очередь ошибочно понимается как благо для раковых больных. В итоге на ракового больного обрушивают сразу два опухолеродных средства!

А. И. Гнатышак(1988):

"Значительное увеличение количества молекулярного кислорода в опухоли может во время ее облучения усилить пагубное действие радиации. В настоящее время с целью повышения эффективности лучевой терапии применяют гипербарическую гипероксигенацию, т. е. насыщение организма в специально для этого оборудованных барокамерах под давлением 2-3 атм кислорода. В таких условиях кислород проникает через наружные покровы в ткани независимо от акта дыхания , благодаря чему оксигенация организма достигается в условиях циркуляторной, гемической и тканевой гипоксии".

И все это оказывается роковым для раковых больных! Теперь мы покажем, как мирно уживаются в онкологии рассмотренные нами вредные методы оксигенации раковой опухоли с совершенно противоположным на первый взгляд методом гипоксической лучевой терапии.

А. И. Гнатышак (1988):

"Гипоксическая лучевая терапия. Последнюю проводят в условиях гипоксии всего организма, которая достигается вдыханием во время облучения газовой смеси, содержащей до 8 % кислорода и повышенное количество азота. Кажущееся противоречие по сравнению с принципом гипербарической оксигенации устраняется, если учесть характер кровоснабжения опухоли и окружающих ее здоровых тканей.

Если опухоль содержит более обильную сосудистую сеть, чем здоровая ткань, то при обеих методиках эта опухоль будет иметь больше кислорода, и кислородный эффект (образование перекисей), лежащий в основе повреждающего действия ионизирующей радиации, будет выражен больше в опухоли, чем в здоровой ткани. Кроме того, нужно учитывать и другие биохимические особенности опухолевой ткани, без чего методы гипербарической оксигенации и гипоксии будут иметь эмпирический характер".

Отрадно, что онкологов беспокоит противоречие применяемых методик: облучение с гипероксигенацией и облучение с гипоксией организма. Это противоречие называют кажущимся. Оно действительно является кажущимся противоречием, только не в положительном, а в отрицательном смысле. Обе методики действуют в пользу раковой опухоли, поскольку оксигенация не только не вредит ей, но помогает ее развитию и разрушительному эффекту в организме. Обе методики приносят раковому больному только вред, одна — очень большой (лучевая терапия с гипероксигенацией), другая — просто большой (лучевая терапия с гипоксией).

Любая кислородизация опухоли и организма в целом при раковых заболеваниях направлена против больных, а не на пользу им. Достаточно убрать из последней методики лучевую терапию и оставить только разумную гипоксию , и методика принесет больному хоть какую-то пользу,

Заканчивая рассмотрение особенностей лечения рака местным или общим облучением, мы не только вынуждены заявить, что облучение рак не лечит, но и собираемся подкрепить свое утверждение итогом, к которому приходит специалист, чаще других цитированный нами в этой главе: "Полный курс лучевой терапии всегда наносит больному какой-то вред и как минимум ухудшает его самочувствие, аппетит, сон" (А. И. Гнатышак, 1988). .

Однако этот автор не сказал всей правды. Следовало бы добавить, что любой курс лучевой терапии в принципе не может принести пользы раковому больному, а потому лучевая терапия подлежит изъятию из онкологической практики . Так же как и гипербарическая оксигенация. Переходим к рассмотрению особенностей медикаментозного лечения рака (химиотерапии рака). Воспользуемся мнением специалиста. А. И. Гнатышак (1988):

"Началом химиотерапии рака можно считать наблюдения за цитотоксическим влиянием иприта на лимфоидную ткань.


Дата добавления: 2015-02-06 | Просмотры: 1975 | Нарушение авторских прав



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 |



При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.026 сек.)