АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

Лечение хронических воспалительных заболеваний внутренних половых органов с применением иммуномодулятора «Полиоксидоний»

Прочитайте:
  1. B Оперативное лечение.
  2. I этап - Захватывание ножки (ножек) и извлечение плода до пупочного кольца
  3. I. Роль центров санитарно-эпидемиологического надзора в профилактике инфекционных заболеваний.
  4. I02.0 Ревматическая хорея с вовлечением сердца
  5. II Хирургическое лечение.
  6. II этап - Извлечение плода до уровня нижнего угла лопаток
  7. II. Гиперкапния на почве хронических бронхолегочных заболеваний.
  8. II. ЛЕЧЕНИЕ АСТМАТИЧЕСКОГО СТАТУСА
  9. II. Общие принципы иммунодиагностики инфекционных заболеваний
  10. II. ОПЕРАТИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ.

Проблеме ХВЗОМТ в последнее время посвящено большое количество научных исследований и дискуссий, так как они занимают одно из первых мест в структуре гинекологической заболеваемости, а их частота постоянно растет (Кира Е.Ф., 1996). Данные о частоте ХВЗОМТ разноречивы: некоторые авторы (Hamilton C.J., Evers J.L., Hoogland H.J., 1986) выявляют их у каждой третьей гинекологической больной, другие (Вишнякова Л.А. и др., 1990) считают, что этим заболеванием страдают от 60 до 70% женщин, обращающихся в женские консультации. По данным ВОЗ, в России частота ХВЗОМТ в 2001 г. составила 67%. А.З.Хашукоева и соавт. (2004) связывают рост заболеваемости со значи­тельным увеличением частоты регистрации БВ, ИППП, а также с недостаточ­но высокой эффективностью рутинных методов лечения.

Согласно результатам проведенного нами исследования и данным литера­туры, в структуре заболеваний, ставших причиной госпитализации в гинеколо­гический стационар, хронические воспалительные заболевания внутренних


138 Глава II

половых органов существенно превалируют и составляют 30—40% (Хашукое-ва А.З., Торчинов A.M., Смирнова Л.Е., 2004; Suchet J.H., 1996).

В настоящее время ведущую роль в лечении больных с обострением хрони­ческих воспалительных заболеваний половых органов играют антибактериаль­ные препараты, но даже при условии их применения в терапевтической дозе они нарушают микросимбиоз в кишечнике и влагалище, приводя к изменению соотношения видов индигенной флоры в организме. Использование даже современных эффективных антибактериальных препаратов не предупреждает возникновения рецидивов болезни, так как длительно текущие хронические воспалительные процессы характеризуются снижением общих и местных защитных реакций организма, возникновением синдрома эндогенной инток­сикации.

В последнее время уделяется большое внимание вопросам комплексной терапии, предполагающей более адекватное влияние на все звенья патогенеза заболевания, на коррекцию метаболических и иммунологических расстройств, сопровождающих данный вид патологии.

Рядом исследователей получены убедительные данные о существенном улуч­шении результатов комплексного лечения больных с обострением ХВЗОМТ с применением иммунотропной терапии (Вишнякова Л.А. и др., 1990).

В настоящее время иммунотропные препараты, обладающие иммуности­мулирующим или иммуномодулирующим действием, используются достаточ­но широко в клинической практике (Клинышкова Т.В., 1998). В настоящее время при ВЗОМТ применяют различные иммуностимуляторы (левамизол, нуклеинат натрия, тимаген, тималин и др.), действие которых может оказаться непредсказуемым, так как отсутствуют эффективные меры контроля за их влиянием (чрезмерная активация или супрессия звеньев иммунитета) (Tuf-frey M., Alexander E, Coulan W, 1992).

В последнее время опубликован ряд работ о применении иммуномодули-рующих препаратов («Виферон», «Кипферон», «Ликопид», «Миелопид») в комплексной терапии хронических воспалительных процессов. Преимущество иммуномодуляторов заключается в том, что они не истощают резервных воз­можностей кроветворной системы при стимуляции иммунитета и не нарушают естественных механизмов торможения иммунных реакций. Но до сих пор иммуномодуляторы не нашли широкого применения в гинекологической практике.

Указанные обстоятельства обусловили цель данного исследования — повы­шение эффективности комплексной терапии больных с обострением ХВЗОМТ с помощью иммуномодулятора «Полиоксидоний».

В основу нашей работы положен анализ результатов обследования и лече­ния 150 больных, у которых с помощью общепринятых клинических и спе­циальных методов исследования было диагностировано обострение хроничес­кого воспалительного заболевания внутренних половых органов (Хашукое-ва А.З., Торчинов A.M., Смирнова Л.Е., 2004). Возраст пациенток варьировал от 18 до 42 лет (средний возраст 31+4,6 года). Пик заболеваемости приходился на возрастной интервал 25—35 лет (78,8%). Характерным для всех обследован­ных больных являлся рецидивирующий характер течения болезни и длитель­ность заболевания более 1 года. У всех пациенток отмечена высокая частота (53,3%) перенесенных инфекционных заболеваний в детском и пубертатном возрасте.



Сопутствующая экстрагенитальная патология была выявлена у 80% боль­ных. Первое место в структуре экстрагенитальной патологии занимали заболе-


Роль инфекции и факторов реактивности организма в клинике, диагностике и лечении

наиболее часто встречающихся воспалительных заболеваний женских половых органов 139

вания желудочно-кишечного тракта и мочевыделительной системы: хроничес­ки гастрит выявлен у 32% пациенток, хронический холецистит — у 2%, вирус -нуй гепатит — у 14%, хронический колит — у 9,3%, панкреатит — у 3,3%, хро­нический пиелонефрит — у 8%, цистит — у 10,6% пациенток. Хронический бронхит выявлен в анамнезе у 9,3% больных, заболевания сердечно-сосудис­той системы — у 4%. Дисбактериоз кишечника отмечался у 18% больных, лекарственная аллергия — у 13,3%; у 20% пациенток — астено-невротический синдром. Известно, что экстрагенитальная патология нередко может способ­ствовать формированию иммунодефицитного состояния, что способствует переходу острого воспалительного процесса в хронический (Ulcova-Gallova Z. et al., 1987), что также подтверждено и нашими исследованиями.

Одним из основных клинических проявлений хронических воспалитель­ных процессов внутренних половых органов является нарушение менструаль­ного цикла. По данным M.Fisher (1993), существование стойкого очага воспа­ления в малом тазу приводит к нарушению менструального цикла у 45—55% пациенток.

Нами выявлены различные нарушения менструального цикла — альгодис-менорея (56,7%), метроррагия (17,3%), меноррагия (14%), аменорея (2,6%). Эти нарушения возникли в среднем через 3,6 года после перенесенного остро­го воспалительного процесса с переходом в хронический с частыми обостре­ниями.

В большинстве наших наблюдений (54%) выявлено раннее начало половой жизни: до 18 лет половую жизнь начали 80 пациенток, причем 40 из них — до 15 лет. Сексуальные контакты с тремя и более партнерами в течение года, пред­шествовавшего обострению ХВЗОМТ, были у 71 (47,3%) пациентки. Половую жизнь вне брака вели 97 (64,6%) больных. Обращает на себя внимание тот факт, что 63 (42,6%) пациентки не использовали никаких средств контрацепции, а 42 (28%) часто или длительно применяли ВМК. Гормональную контрацепцию использовали лишь 14 (9,3%) женщин. Мы считаем, что перечисленные осо­бенности сексуальной жизни больных являются поведенческими факторами риска возникновения острого воспалительного процесса и обострения ХВЗОМТ.

Репродуктивная функция не была нарушена у 64,7% больных, тогда как у 4,9% в анамнезе были преждевременные роды, у 14% — самопроизвольные выкидыши, 13,2% страдали привычным невынашиванием беременности, у 19% в анамнезе была внематочная беременность, а 27,6% пациенток страдали бесплодием. Нарушения репродуктивной функции были выявлены у пациен­ток после того, как они перенесли острый воспалительный процесс. Многими исследованиями показано, что высокую частоту бесплодия при ХВЗОМТ нель­зя объяснить только наличием спаечного процесса органов малого таза, кото­рый развивается после перехода острого воспалительного процесса в хрониче­ский у 15—20% больных; важно также учитывать влияние специфической флоры (Ulcova-Gallova Z. et al., 1987). В ряде случаев частые обострения хрони­ческого воспалительного процесса могут приводить к нарушению трофики яичников, и как следствие этого — к их гипофункции.

У обследованных больных выявлены различные генитальные факторы риска обострения хронического воспалительного процесса: у 9,3% — осложне­ния воспалительного характера после родов или абортов, у 40% — дисфункцио­нальные маточные кровотечения, у 82,6% — воспалительные заболевания вла­галища. У всех больных в анамнезе имелись перенесенные ранее острый метро-эндометрит или ОСО или их сочетание.


140 Глава It

При изучении факторов, предшествовавших или способствовавших обо­стрению ХВЗОМТ, выявлено, что в 32% случаев пациентки связывали начало заболевания с ОРВИ, в 24% — с новым половым партнером, в 13% — с различ­ными фрустирующими ситуациями, в 12% — с очередной менструацией и в 19% убедительные причины отсутствовали.

Таким образом, проведенный нами анализ анамнестических данных позво­лил выделить социальные, экстрагенитальные, поведенческие и генитальные факторы риска развития обострения хронического воспалительного процесса, создающие не только фон, на котором возникает воспалительный процесс во внутренних половых органах, но и обусловливающие особенности его развития и течения в результате изменения защитных сил организма.

Большинство авторов выделяет два варианта течения обострения ХВЗОМТ (Адаскевич В.П., 1997; Анкирская А.С., 1995). При первом увеличиваются патологическая секреция из половых путей и экссудативный процесс в придат­ках матки, усиливается болезненность при пальпации матки и придатков, повышается количество лейкоцитов в периферической крови, повышается СОЭ, что указывает на зависимость этих параметров от инфекционно-токси-ческого фактора. При втором варианте объективные показатели обострения процесса отсутствуют или выражены незначительно, отмечается вялое течение обострения воспалительного процесса.

Всех пациенток при поступлении в стационар беспокоили боли различной локализации и интенсивности с иррадиацией у каждой 4-й больной в область прямой кишки, на внутреннюю поверхность бедер, в эпигастрий. В момент поступления больные предъявляли жалобы на слабость (83,5%), гипертермию (80,5%), снижение физической активности (60,8%), социальный дискомфорт (44%), головную боль (25%), озноб(16%),а также на зуд (55%) и чувство жжения во влагалище (20,3%), диспареунию (8,8%) и дизурические расстройства (4%).

По данным гинекологического обследования у 73 больных выявлена болез­ненность матки, а у 18 — ее ограниченная подвижность, у 124 больных придат­ки матки с обеих сторон были увеличены, отечны (инфильтрированы), у 94 пациенток их пальпация вызывала боль. У всех пациенток имелись пато­логические выделения из половых путей, из них в 47,3% наблюдений — гное­видные, в 42,7% — мутные слизистые и в 10% — кровянистые. Практически у половины обследованных были выявлены заболевания шейки матки и церви-кального канала: псевдоэрозия (28%), эндоцервицит (20,7%), воспалительные заболевания влагалища (22%).

При поступлении в стационар у всех пациенток количество лейкоцитов в периферической крови превышало 9,5 • 109/л (нормальный показатель), из них у 84 — более 20,0 • 109/л, количество палочкоядерных лейкоцитов было увели­чено до 17+3,2%, СОЭ — до 28+1,4 мм/ч. Таким образом, из всего вышепере­численного можно сделать вывод, что у всех больных клиническая картина обострения хронического воспалительного процесса сооответствовала инфек-ционнно-токсическому варианту обострения.

При УЗИ органов малого таза, проведенном у всех пациенток до начала лечения, выявлялись эхографические признаки хронического сальпингита (100%), обострения хронического эндометрита (20%), сальпингоофорита (84%), спаечного процесса в малом тазу (44%), кистозной дегенерации яични­ков (18,7%).

Известно, что в основе развития любого патологического процесса, как острого, так и хронического, лежит взаимодействие этиологического фактора (микроорганизма) и иммунобиологических сил больного (Клинышкова ТВ.,


роль инфекции и факторов реактивности организма в клинике, диагностике и лечении
яиболее часто встречающихся воспалительных заболеваний женских половых органов 141

[1998). Этиологические особенности отражены в многочисленных работах (Вишнякова Л.А. и др., 1990; КлинышковаТ.В., 1998; Suchet J.H., 1996), в кото­рых большое значение придается микробным ассоциациям в генезе ХВЗОМТ. Нами выявлены аналогичные данные: во всех случаях установлены различные сочетания смешанных инфекций.

При микроскопии отделяемого цервикального канала и влагалища у 90,9% больных обнаружены «ключевые» клетки, у 39,7% — Candida albicans, у 12,8% — гарднереллы, у 10,2% — трихомонады, у 8,4% — хламидии. Выявленные изме­нения микрофлоры цервикального канала свидетельствовали о снижении эффективности барьерной функции слизистых оболочек влагалища и церви­кального канала, что способствовало восходящему инфицированию верхних отделов половых органов влагалищной флорой. Выявление в большом количе­стве случаев (39,7%) Candida albicans расценивалось нами как дисбиотическое состояние влагалища.

Так как кандидозная инфекция в большинстве случаев скрывает другие измененные биологические сообщества, согласно правилам рационального бактериологического скрининга мы проводили определение различных микро­организмов (включая патогенные и условно-патогенные) такими информатив­ными методами, как бактериологический, ПЦР, ПИФ, ИФА, которые позволя­ют однозначно идентифицировать микробный агент.

При бактериологическом исследовании был выявлен полимикробный пей­заж, представленный в основном факультативными анаэробами. Наиболее часто встречались грамположительные кокки, среди которых преобладали микроорганизмы рода Streptococcus. Чаще других выявляли Streptococcus pyoge-nus. Грамотрицательные палочки в преобладающей степени были представле­ны Esherihia coli, а грамположительные — Corinebacterium. У 74% пациенток были зарегистрированы различные микробные ассоциации, причем в боль­шинстве случаев (63%) — различные варианты стафило-, стрепто- и энтерокок­ков.

Таким образом, спектр аэробных бактерий, выделенных со слизистой обо­лочки влагалища и цервикального канала у больных с обострением ХВЗОМТ, представлен в основном УПМ, что обеспечивало неблагоприятный бакте­риальный фон и способствовало частым обострениям и осложненному тече­нию хронического воспалительного процесса. Возможно, полученные нами результаты свидетельствуют о том, что вытеснение УПМ других членов микробного сообщества (Lactobacillus spp., Prevotella spp., Micrococcus spp., Pro-pionibacterium spp., Veilonella spp., Eubacterium spp. и т.д.) также может приводить к развитию выраженного дисбиоза, крайняя степень которого, по данным и других исследователей, проявляется в виде БВ.

У всех больных значимыми ассоциантами в комбинации идентифициро­ванных микроорганизмов были возбудители ИППП. Для определения истин­ного масштаба распространения ИППП мы провели полный бактериологичес­кий скрининг и использовали несколько методов диагностики с учетом воз­можных измененных свойств возбудителей. Особенности биологии возбудите­лей хронических инфекций (низкая концентрация возбудителя в органах и тканях, антигенная изменчивость, трудность выделения культуры из клиничес­кого материала) делают эффективным применение метода ПЦР.

Так, при ДНК-исследовании слизи цервикального канала у 74,6% пациенток была выявлена Chlamydia trachomatis, у 71,3% — Mycoplasma genitalis, у 64,9% — Ureaplasma urealyticum, у 50% — Gardnerella vaginalis, у 11,8% — Cytomegalovirus, у 8,6% — Trichomonas vaginalis, у 10,7% — Mycoplasma hominis. Возможно, при


142 Глава II

ХВЗОМТ в репродуктивном тракте создаются условия для персистенции микроорганизмов, которые поддерживают вялотекущее воспаление и препят­ствуют нормальным репаративным процессам. Такие же данные получены при определении специфических возбудителей методом ПИФ, а именно: Chlamydia trachomatis обнаруживалась у 74,6%, Ureaplasma urealyticum — у 67,3%, Mycopla­sma hominis — у 10,7%, Cytomegalovirus — у 12% пациенток.

Таким образом, у всех обследованных больных выявлена смешанная инфекция, в большинстве случаев представленная возбудителями ИППП и УПМ, наибольшая активность или вирулентность среди которых выявлена у Streptococcus, Staphylococcus и микроорганизмов кишечного происхождения -Enterococcus и Escherihia coli.

Многие исследователи отмечают, что форма и исход воспаления всецело зави­сят от полноценности иммунного ответа (Кира Е.Ф., 1996). Местом наибольшей иммунологической активности в локальной системе противоинфекционной защиты у женщин является шейка матки как основной барьер на пути восходя­щей инфекции между бактериально обсемененным влагалищем и маткой.

Нами проведено изучение параметров специфического иммунитета методом ИФА, который обладает высокой специфичностью, чувствительностью и вос­производимостью (более 90%). В сыворотке крови обнаружено увеличение уров­ней IgG и IgM к Chlamydia trachomatis у 78,7% больных, к Ureaplasma urealyticum — у 70,2%, Gardnerella vaginalis — у 51%, Cytomegalovirus — у 12,7%, Trichomonas vaginalis — у 10,6%, Mycoplasma hominis — у 10,6%. Увеличение уровней IgG и IgM к специфическим возбудителям может служить маркером реинфекции и реакти­вации воспалительного процесса.

Обнаруженные изменения в иммунном звене у обследованных пациенток свидетельствуют о повышенной восприимчивости макроорганизма к действию патогенных микроорганизмов, что проявилось клинически в виде часто рециди­вирующих инфекционно-воспалительных заболеваний внутренних половых органов или в виде «оппортунистических» инфекций (Ulcova-Gallova Z. et al., 1987). Клиническая оценка воспаления с позиции иммунного ответа сложна, но именно она предотвращает трафаретный подход к лечению воспалительного процесса, помогает своевременно диагностировать фазу иммунного воспаления, диктующую необходимость отмены антибактериальных препаратов, так как в фазу иммунного воспаления дальнейшее применение антибиотиков будет уси­ливать порочность течения воспалительного процесса (Клинышкова ТВ., 1998).

В соответствии с целью исследования все больные были разделены на 4 группы. В 1-ю группу вошли 47 пациенток с длительностью заболевания от 1 года до 11 лет, которым проводилась базисная АБТ в сочетании с иммуномо-дулятором «Полиоксидонием». Пациентки этой группы получали «Полиокси-доний» по 1 свече (6 мг) в день ректально в течение 3 дней; остальные 7 свечей вводились один раз в 3 дня. Курсовая доза «Полиоксидония» у пациенток этой группы составила 60 мг.

2-я группа — 47 женщин с длительностью заболевания от 1 года до 12 лет, которым также проводилась базисная АБТ с применением иммуномодулятора «Полиоксидония» в виде суппозиториев в дозе 12 мг по аналогичной схеме. Курсовая доза «Полиоксидония» у пациенток этой группы составила 120 мг.

В 3-ю группу вошли 47 пациенток с длительностью заболевания от 1 года до 9 лет, которым проводилась только базисная АБТ.

4-ю группу составили 9 пациенток с длительностью заболевания от 1 года до 10 лет, которым проводилась только иммуномодулирующая терапия «По­лиоксидонием» в дозе 12 мг по вышеописанной схеме.


Роль инфекции и факторов реактивности организма в клинике, диагностике и лечении

наиболее часто встречающихся воспалительных заболеваний женских половых органов 143

«Полиоксидоний» — это природный полимерный иммуномодулятор, харак­терной чертой действия которого является активация всех факторов естествен­ной резистентности — клеток моноцитарно-макрофагальной системы, нейтро-филов и NK-клеток, что вызывает повышение их функциональной активности при исходно сниженных ее показателях. Активация макрофагов ведет к усиле­нию синтеза практически всех цитокинов, вырабатываемых этими клетками, следствием чего является усиление функциональной активности факторов как клеточного, так и гуморального иммунитета (Ulcova-Gallova Z. et al., 1987). В конечном счете под влиянием «Полиоксидония» приходит «в движение» вся иммунная система организма, что соответствует естественному ходу активации иммунитета, наблюдаемому при развитии любого иммунного ответа.

Серьезными преимуществами «Полиоксидония» перед другими препаратами являются его детоксицирующие, антиоксидантные и мембраностабилизирующие свойства, что делает его идеальным препаратом для лечения и профилактики хро­нических инфекционных процессов.

Помимо вышеперечисленного, применялись также немедикаментозные методы лечения преформированными физическими факторами. Для улучшения гемодинамики и достижения болеутоляющего эффекта применялись диадина-мические токи. При выраженном спаечном процессе в малом тазу применялся ультразвук в импульсном режиме, который оказывал фибринолитический эффект, а также обладал десенсибилизирующим и вазотропным действием.

После проведения комплексного лечения пациентки 1-й и 2-й групп, полу­чавшие «Полиоксидоний» в дозе 6 и 12 мг per rectum на базе стандартной анти­бактериальной терапии, отмечали более быстрое исчезновение основных кли­нических симптомов по сравнению с больными 3-й группы, которым проводи­лась только базисная АБТ, и пациентками 4-й группы, которым проводилась монотерапия «Полиоксидонием». Так, местные и общие клинические симпто­мы после проведенной комплексной терапии у пациенток 1-й и 2-й групп исчезли практически полностью, тогда как в 3-й группе у трети пациенток сох­ранились боли и патологические выделения из половых путей, у 9% — зуд и у 2% — чувство жжения наружных половых органов, у 2,8% — дизурические рас­стройства, у 4,2% — диспареуния. После проведенной АБТ у 24% больных в 3-й группе отмечено снижение физической активности; на слабость и головные боли продолжали жаловаться соответственно 27 и 8% больных.

Проведенная комплексная терапия с включением «Полиоксидония» (неза­висимо от дозы) позволила в среднем на 5—7 дней быстрее по сравнению с остальными пациентками добиться улучшения состояния больных, что про­являлось улучшением общего самочувствия, исчезновением болевого синдро­ма или уменьшением его интенсивности, более быстрым исчезновением общих и местных клинических симптомов.

После завершения монотерапии «Полиоксидонием» в 4-й группе боли раз­личного характера сохранялись у 66% больных, патологические выделения — У 11%, зуд наружных половых органов — у 22%. Слабость, социальный диском­форт продолжали испытывать 11% пациенток этой группы, гипертермия отме­чалась у 22%.

Изменения в клиническом анализе крови у всех больных 1-й и 2-й групп имели выраженный положительный характер. Динамика наблюдалась по всем исследуемым параметрам на 5—7-й день после начала комплексной терапии и выражалась в исчезновении лейкоцитоза в периферической крови и палочкоя-дерного сдвига лейкоцитарной формулы, нормализации СОЭ, тогда как у паци­енток 3-й группы в эти же сроки после лечения положительная динамика со


144 ГлаваП

стороны всех клинических показателей отмечалась у 29 (55%) больных. У паци­енток 4-й группы, получавших только монотерапию «Полиоксидонием», выра­женная положительная динамика отмечалась только через 14 дней после окон­чания терапии. Выраженную тенденцию к более быстрой нормализации значе­ний СОЭ, лейкоцитарной формулы у пациенток, получавших комплексную терапию, можно объяснить детоксицирующим действием «Полиоксидония».

При контрольном УЗИ органов малого таза, проведенном на 5-7-е сутки от начала лечения, у 83% больных 1-й группы и у 87% больных 2-й группы были отмечены положительные изменения УЗ-картины, что выражалось в отсут­ствии свободной жидкости в позадиматочном пространстве и нормализации звукопроводимости тканей яичников, тогда как у 79% пациенток 3-й группы и у 67% пациенток 4-й группы положительные изменения УЗ-картины происхо­дили на 10—14-е сутки от начала проводимой терапии. Проведение контроль­ного УЗИ позволило нам оценить клинический эффект от проводимого лече­ния и сделать вывод, что у пациенток, получавших комплексную терапию с применением «Полиоксидония», значительно быстрее исчезали эхографиче-ские признаки обострения ХВЗОМТ.

Проведенная комплексная терапия способствовала значительному улучше­нию микробного пейзажа, что подтверждается микробиологическими метода­ми исследования. Так, у пациенток 1-й и 2-й групп при контрольной микро­скопии отделяемого влагалища и цервикального канала специфических возбу­дителей и «ключевых клеток» обнаружено не было, а частота выявляемости Candida albicans уменьшилась в 9 раз у больных 1-й группы и в 8 раз — у боль­ных 2-й группы. В то же время, проведение только АБТ и монотерапии «Полиоксидонием» привело к уменьшению количества специфических возбу­дителей в 1,6 раза в 3-й группе, а в 4-й группе специфические возбудители выявлены в тех же процентных соотношениях, что и до лечения. Кроме того, у пациенток 3-й и 4-й групп наблюдалась лишь тенденция к уменьшению частоты выявляемости Candida albicans и «ключевых клеток».

При контрольном бактериологическом исследовании количество УПМ у пациенток 1-й и 2-й групп уменьшилось почти в 1,6 раза, тогда как у больных в 3-й группе полимикробный пейзаж улучшился незначительно — в 1,1 раза. У пациенток 4-й группы, которым проводилась монотерапия «Полиоксидони­ем» в дозе 120 мг на курс, количество выявленных до начала лечения возбуди­телей снизилось в 2 раза, что позволяет нам говорить о положительном влия­нии «Полиоксидония» на условно-патогенную флору.

Проведенное комбинированное лечение выявило, что в 92% случаев у паци­енток 1-й и 2-й групп была достигнута элиминация специфических возбудите­лей из шеечной слизи, тогда как у пациенток 3-й группы элиминация возбуди­телей достигнута лишь в 32% случаев, а у пациенток 4-й группы количество определяемых специфических возбудителей осталось практически неизменен­ным, что подтверждено методами ПЦР и ПИФ.

Таким образом, результаты проведенной комплексной терапии у больных с обострением ХВЗОМТ, независимо от дозы «Полиоксидония», показали кли­ническое выздоровление всех больных: исчезновение болевого синдрома, патологических выделений из половых путей, дизурических расстройств, вос­становление физической активности, нормализацию температуры тела и числа лейкоцитов крови, уменьшение СОЭ.

Ни в одном из наблюдений не было выявлено перехода обострения воспа­лительного процесса матки и ее придатков в гнойно-тубоовариальные образо­вания и генерализованные формы воспаления.


Роль инфекции и факторов реактивности организма в клинике, диагностике и лечении

наиболее часто встречающихся воспалительных заболеваний женских половых органов 145

Проведение комплексной терапии с включением «Полиоксидония» позво­лило сократить пребывание в стационаре на 6,8+0,6 дня и составило 5,6±0,4 дня, тогда как больные, получавшие только АБТ и монотерапию «Полиоксидони­ем», находились в стационаре 12,5+0,7 дня.

После окончания лечения показатели всех лабораторных методов исследо­вания находились в пределах нормы, что свидетельствует об эффективности применения иммуномодулятора «Полиоксидоний» в лечении больных с обо­стрением ХВЗОМТ.

Во время дальнейшего наблюдения в течение 12—18 мес. у 96% пациенток, получавших комплексную терапию с применением «Полиоксидония», восста­новилась секреторная, у 100% - менструальная и у 32% - репродуктивная функции.

Полученные в результате исследования данные свидетельствуют о выра­женных дисбиотических изменениях у женщин с обострением ХВЗОМТ, что требует дальнейшего изучения микрофлоры не только влагалища, но и кишеч­ника.

Высокий клинический результат комплексной терапии с применением «Полиоксидония» во многом обусловлен иммуномодулирующим действием препарата, его способностью увеличивать резистентность организма в отноше­нии инфекций, активировать фагоцитирующие клетки и естественные килле­ры, стимулировать антителообразование и восстанавливать нарушенные иммунные реакции, проявляющиеся в нормализации показателей специфиче­ского и неспецифического иммунитета.

Системный эффект «Полиоксидония», заключающийся в антиоксидант-ном и детоксицирущем действии, проявился в более быстрой нормализации значений лейкоцитарной формулы, СОЭ, исчезновении общих клинических симптомов у больных, получавших комплексную терапию.

Монотерапия «Полиоксидонием» показала его эффективность в отноше­нии УПМ, что проявилось в уменьшении бактериальной колонизации, спо­собствовала нормализации показателей местной противоинфекционной защи­ты, но возможность монотерапии «Полиоксидонием» у гинекологических больных требует дальнейшего изучения.

Впервые показано, что местное применение «Полиоксидония» также эффек­тивно, как и его парентеральное (подкожное, внутримышечное, внутривенное, эндолимфатическое) введение, что позволяет рекомендовать использование «Полиоксидония» в виде ректальных суппозиториев.

Сходные клинические результаты лечения при применении «Полиоксидо­ния» в дозе 6 и 12 мг позволяют говорить о дозонезависимом эффекте «Поли­оксидония» при включении его в комплексную терапию у больных с обостре­нием хронического воспалительного процесса.

Комбинированное применение антибиотиков и иммуномодулятора «Поли­оксидоний» является экономичным, так как позволяет значительно снизить Дозы и длительность применения антибактериальных, противовоспалительных препаратов, а также сократить сроки пребывания больных в стационаре и уве­личить сроки ремиссии.


Дата добавления: 2014-12-11 | Просмотры: 644 | Нарушение авторских прав



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 |



При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.008 сек.)