АкушерствоАнатомияАнестезиологияВакцинопрофилактикаВалеологияВетеринарияГигиенаЗаболеванияИммунологияКардиологияНеврологияНефрологияОнкологияОториноларингологияОфтальмологияПаразитологияПедиатрияПервая помощьПсихиатрияПульмонологияРеанимацияРевматологияСтоматологияТерапияТоксикологияТравматологияУрологияФармакологияФармацевтикаФизиотерапияФтизиатрияХирургияЭндокринологияЭпидемиология

Аутосомно-рецессивное наследование. 3 страница

Прочитайте:
  1. A. дисфагия 1 страница
  2. A. дисфагия 1 страница
  3. A. дисфагия 2 страница
  4. A. дисфагия 2 страница
  5. A. дисфагия 3 страница
  6. A. дисфагия 3 страница
  7. A. дисфагия 4 страница
  8. A. дисфагия 4 страница
  9. A. дисфагия 5 страница
  10. A. дисфагия 5 страница

Диагноз устанавливают при выявлении характерных Изменений спектра аминокислот и органических кислот в биологических жидкостях и подтверж­дают обнаружением дефекта дегидрогеназы кетокислот в лейкоцитах. С це­лью пренатальной диагностики используют энзиматическое исследование амниоцитов и клеток хориона.

Для лечения пытаются применять смеси аминокислот и белковые гидро-лизаты, синтетические диеты с целью уменьшить поступление аминокислот с разветвленной цепью. Для купирования коматозного состояния используют заменное переливание крови, перитонеальный диализ.

 

Алкаптонурия.

Тиаминзависимая форма поддается лечению витамином В,, доза ко­торого составляет 10 мг/сут и выше.

Алкаптонурия (гомогентизинурия). Сущность блокады метаболизма при алкаптонурии состоит в недостатке оксидазы гомогентизиновой кислоты, в нормальных условиях способствующей переходу этой кислоты в малеилаце-тоуксусную. Наследуется заболевание по аутосомно-рецессивному типу. Кли­нически оно характеризуется тремя симптомами: потемнением мочи (особен­но при стоянии ее на воздухе и прибавлении щелочи), пигментацией хрящей й соединительной ткани (ушные раковины, склеры, кожа носа, рук, шеи), ар-тропатией. Суставные симптомы, определяющие тяжесть заболевания, раз­виваются после 30-40 лет. Диагноз устанавливают при обнаружении гомо­гентизиновой кислоты в моче.

Лечение симптоматическое. Употребление большого количества витамина С может частично предупредить появление гомогентизиновой кислоты в моче.

 

Цистиноз.

Наследственное заболевание, связанное с нарушением обмена цис-тина и проявляющееся в виде тяжелого поражения внутренних органов, глав­ным образом почек. Частота его составляет 1 : 600 ООО. Наследуется по ауто-сомно-рецессивному типу. Патогенез цистиноза окончательно не выяснен. Возможно, существует блок на пути превращения цистина в цистин-дисуль-фоксид или цистин-сульфиновую кислоту. Отложение цистина в различных органах нарушает их функцию.

Клинические проявления заболевания обычно можно обнаружить к кон­цу первого года жизни. У ребенка ухудшается аппетит, отмечается рвота, за­поры, полидипсия, частое мочеиспускание. Характерны подъемы температу­ры тела без видимой причины. Повторная рвота в сочетании с полиурией может привести к резкому обезвоживанию.

Одним из типичных проявлений заболевания является прогрессирую­щее отставание в росте вплоть до развития выраженной формы нанизма. Постепенно присоединяются сходные с рахитом изменения в костях: лоб­ные и теменные бугры, деформация грудной клетки и конечностей, «чет­ки» и «браслетки». Иногда увеличивается печень и селезенка. У многих больных отмечается резко выраженная мышечная слабость, гипотония. У некоторых детей наблюдается светобоязнь; при осмотре обнаруживают конъюнктивит.

Диагноз цистиноза основывают на клинических и лабораторных данных. Лабораторные исследования выявляют гипераминоацидурию, фосфатурию, глюкозурию, кальцийурию. Выделение цистина с мочой может находиться в пределах нормы, что не исключает цистиноза. Прижизненное исследование цистиновых кристаллов возможно с помощью биопсии конъюнктивы (место частого скопления кристаллов), почек или пункции лимфоузла с последую­щей электронной микроскопией. Существует удобный метод для доказатель­ства присутствия цистиновых кристаллов в роговице — исследование рого­вой оболочки с применением щелевой лампы.

Лечение цистиноза разработано недостаточно. Применяют большие дозы витамина D с учетом индивидуальной чувствительности к препарату (от 15 ООО до 100 ООО ME в сутки), что препятствует прогрессированию рахити­ческих изменений в костях, уменьшает аминоацидурию и глюкозурию. Пока­зано назначение неробола по 0,1 мг на 1 кг массы тела в сутки или ретаболил по 1 мг на 1 кг массы тела внутримышечно 1 раз в 3-4 нед курсами по 2,5-3 мес с обязательным 2-месячным перерывом. Борьбу с ацидозом проводят щелоч­ной диетой, введением цитратных смесей. В последние годы в лечении цисти­ноза используется пеницилламин (диметилцистеин), с которым цистин обра­зует соединение, хорошо растворимое в воде. Учитывая высокую токсичность препарата, следует применять его с большой осторожностью.



Заболевание характеризуется неуклонным прогрессированием, и смерть наступает в первые годы жизни на фоне резко выраженной почечной недоста­точности.

НАСЛЕДСТВЕННЫЕ БОЛЕЗНИ ОБМЕНА СОЕДИНИТЕЛЬНОЙ ТКАНИ.

Наследственные болезни обмена соединительной ткани — группа различных по происхождению нозологических форм, которые объединяет первичное или вторичное вовлечение в патогенез соединительной ткани. По­давляющая часть этих заболеваний обусловлена нарушением ферментных систем, контролирующих синтез структурных белков. Большинство болезней этой группы приводит к тяжелым поражениям опорно-двигательной систе­мы — различным деформациям скелета.

!

I

Синдром Марфана

Наследственное заболевание, характеризующееся системным пора­жением соединительной ткани. Впервые описано Вильямсом в 1876 г. Тип наследования аутосомно-доминантный с высокой пенетрантностью мутант-ного гена. Встречается с частотой 1 : 50 000-1 : 100 000. Мальчики и девочки поражаются одинаково часто.

Локализация гена синдрома Марфана окончательно не установлена. В па­тогенезе основную роль отводят поражениям соединительной ткани, которые выражаются в нарушении внутри- и межмолекулярных связей в этих струк­турах. Выявленные разнообразные нарушения метаболизма соединительной ткани могут быть связаны с множеством молекулярных дефектов.

Клиническая картина

Синдром Марфана подразделяют на два типа: астенический, преимуще­ственно детский, и неастенический. Наиболее часто отмечают дефицит массы тела. Большинство детей опережают своих сверстников по длине тела. Длина среднего пальца кисти (скрининг-тест на синдром Марфана) до 10 см и более, размах рук превышает длину тела не менее чем на 5 см. Состояние кожи у детей с синдромом Марфана характеризуется повышенной растяжимостью, сухостью, наличием мраморного рисунка или пигментных пятен, продольны­ми и поперечными белыми линиями. У ряда детей обнаруживают гипермо­бильность суставов, выраженную деформацию грудины, плоскостопие. Со стороны глаз нередко отмечают миопию, вывих и подвывих хрусталика (вследствие слабости цинновой связки) и сочетающиеся, как правило, с мио­пией или гиперметропией высокой степени. Практически у всех детей с дан­ным синдромом определяют высокое нёбо. Одно из частых проявлений — из­менения сердечно-сосудистой системы (расширение аорты, пролабирование митрального клапана, нарушение проведения возбуждения по правой ножке пучка Гиса).

В тесной связи с изменениями сердца и сосудов находится патология брон-холегочной системы (спонтанный пневмоторакс, легочная эмфизема, инфаркт легкого). Сведения, касающиеся ЦНС при синдроме Марфана, довольно про­тиворечивы. До 20-25% больных с синдромом Марфана имеют сниженное интеллектуальное развитие, у половины детей выявляют нарушения эмоцио­нально-волевой сферы. Вместе с тем, среди больных синдромом Марфана — Н. Паганини, Г. X. Андерсен, Ш. де Голль, К. И. Чуковский.

В периоде новорожденности из перечисленных особенностей скелета часто выявляют только арахнодактилию (аномалия развития: удлинение и утонче­ние пальцев рук и ног), остальные симптомы формируются в различные пери­оды постнатального развития, как правило, в течение первых 7 лет жизни.

Диагноз и дифференциальный диагноз.

Базируется на анамнестических сведениях, аутосомно-доминантном насле­довании признаков, антропометрических данных, результатах щелевой мик­роскопии и эхографического обследования. В диагностике синдрома Марфа­на большое значение придают определению показателей почечной экскреции метаболитов соединительной ткани и их фракционного состава. В моче боль­ных с синдромом Марфана определяют повышенное содержание (в 2 раза и более) аминокислоты оксипролина. В диагностике заболевания широко ис­пользуют также данные рентгено-функциональных методов исследования. Характер и степень тяжести сердечно-сосудистой патологии оценивают по данным ЭХО-КГ, ЭКГ и ФКГ.

Фенотип синдрома Марфана имеет сходство с гомоцистинурией, врожден­ной деформацией грудной клетки воронкообразного типа, синдромом Билса, Стиклера. В ряде случаев проводят дифференциальную диагностику с синд­ромом Вейла—Маркезани, для которого в отличие от синдрома Марфана ха­рактерны гиперстеническое телосложение, брахицефалия, сферофакия, экто­пия хрусталиков.

Лечение

Лечение ставит своей целью нормализацию или стабилизацию патологичес­кого процесса в сердечно-сосудистой и центральной нервной системе, органе зрения: используют р-адреноблокаторы (обзидан и др.), препараты калия, ши­рокий спектр витаминотерапии (А, группы В, С, Е и др.). С раннего детства показаны повторные курсы массажа и ЛФК. Для профилактики развития анев­ризм необходимо освободить ребенка от занятий тяжелым физическим трудом, от уроков физкультуры, обязательна соответствующая профессиональная ори­ентация. При резко выраженном пролабировании клапанов и аневризме аорты проводят протезирование клапана и резецированного участка аорты. Выражен­ные деформации грудной клетки подлежат хирургической коррекции. При не­обходимости показано ношение корригирующих очков. В случае вторичной глаукомы проводят оперативное лечение. Необходима санация хронических очагов инфекции носоглотки и ротовой полости. С целью достижения стой­кой реабилитации детей необходимо направлять в специализированные санатории для больных с заболеваниями опорно-двигательного аппарата и сердечно-сосудистой системы.

Прогноз

Прогноз зависит от целенаправленной динамической диспансеризации, от социальной адаптации и профессиональной ориентации пациентов.

 

 

НАСЛЕДСТВЕННЫЕ БОЛЕЗНИ ОБМЕНА УГЛЕВОДОВ.

Группа наследственных нарушений обмена углеводов включает в себя различные нозологические формы заболеваний, обусловленных патоло­гией метаболизма моносахаридов (глюкоза, фруктоза), дисахаридов (лакто­за, мальтоза, сахароза) и полисахаридов (гликоген, крахмал).

 

Галактоземия

Это нарушение углеводного обмена было описано в 1908 г. A. Reuss, характер метаболических нарушений установлен в 1956 г. Н. Calcar. Заболева­ние связано с невозможностью использования организмом галактозы и прояв­ляется в виде тяжелого поражения печени, нервной системы, глаз и других ор­ганов. Частота болезни 1 : 20 ООО, а частота гетерозиготного носительства составляет 1: 268. Галактоземия наследуется по аутосомно-рецессивному типу.

Патогенез

Выделяют классическую галактоземию, вариант Дюарте и негритянский. Деление на типы основано на количественных и качественных характеристи­ках ключевых ферментов обмена галактозы.

В основе заболевания лежит отсутствие или резкое снижение активности фермента галактозо-1-фосфатуридилтрансфераза (гал-1-фут), необходимого на втором этапе превращения галактозы в глюкозу (галактоземия I, классиче­ская). Ген галактозо-1-фосфатуридилтрансферазы локализован в околоцент -ромерном участке 2-й хромосомы. Различные мутации этого локуса клиниче­ски проявляются вариантами галактоземии. В крови у больных накапливается предшествующий блоку продукт начального обмена галактозы — галактозо-1-фосфат (гал-1-ф), оказывающий токсическое действие на организм. Для галактоземии характерна истинная гипогликемия при общей высокой кон­центрации редуцирующих веществ. Гипогликемией отчасти можно объяснить гипотрофию и задержку роста больных детей.

Помимо токсического действия на центральную нервную систему, галак­тоземия вызывает отек мозга вследствие повышения концентрации галакто­зы в спинномозговой жидкости и желудочках мозга. Поражение клеток пече­ни приводит к гипопротромбинемии, гипопротеинемии, повышению уровня неконъюгированного билирубина в крови. Аминоацидурия, наблюдаемая при галактоземии, связана с тем, что гал-1-ф инактивирует реабсорбцию амино­кислот в почечных канальцах и повреждает капилляры клубочков. Эритро­циты больного поглощают кислород на 25-30% меньше, чем в норме, что ве­дет к уменьшению продолжительности их жизни и гемолизу. В связи с этим часто развивается анемия.

С возрастом происходит компенсаторное увеличение активности фермен­та уридиндифосфатгалактозопирофосфорилазы (удфгп), способствующего метаболизму галактозы побочным путем. Одновременно несколько активи­зируется и гал-1-фут, причем у мальчиков в пубертатном периоде в большей степени, чем у девочек. Доказано влияние тестостерона на возрастание актив­ности гал-1-фут и удфгп, на чем основан его терапевтический эффект при га­лактоземии.

В последние годы описаны случаи галактоземии с не совсем обычной кли­нической картиной — отсутствовало поражение печени. Активность гал- 1-фут у этих больных оказалась нормальной, но была снижена активность галакто-киназы (галактоземия II). Патологические изменения были связаны с высо­кой концентрацией галактозы в крови и тканях.

Существуют описания галактоземии с дефицитом галактоэпимеразы (га­лактоземия III).

Клиническая картина

Может быть различной степени тяжести. Наиболее легкие случаи заболе­вания обнаруживают случайно в семьях, где имеются больные галактоземи-ей. Такие дети плохо переносят молоко и рано отказываются от груди. При более тяжелой форме клинические признаки болезни выявляют в первые дни после рождения. Масса тела детей при рождении, как правило, большая (свы­ше 5 кг). Упорная, обильная рвота, реже понос возникают вскоре после корм­ления ребенка молоком. Дети отказываются от еды. Быстро развивается ги­потрофия. Рано появляется желтуха с повышением преимущественно неконъюгированного билирубина, увеличивается печень, часто до больших размеров (цирроз печени). Селезенка увеличена незначительно. Расширяют­ся поверхностные вены живота, может развиться асцит. В последующем при­соединяется помутнение хрусталика — катаракта. При галактоземии часто наблюдают протеинурию, гипераминоацидурию, меллитурию (выделение с мочой различных Сахаров), связанные с поражением почек. Нередко обнару­живают признаки гемолитической анемии.

Диагноз.

При распознавании болезни и дифференциальной диагностике, главным образом с внутриутробными инфекциями и желтухами другого происхожде­ния, уделяют особое внимание сбору анамнеза (непереносимость молока) у членов семьи и биохимическим исследованиям. Развитие гипогликемии нос­ле нагрузки галактозой является характерным, но далеко не безопасным тес­том, и поэтому его не следует широко применять у детей.

Наиболее точным методом диагностики галактоземии является исследо­вание гал-1-ф и гал-1-фут в эритроцитах. В норме в 1 мл эритроцитарной мас­сы содержится 1-14 мкг гал-1-ф; при галактоземии его уровень повышается до 400 мг/мл. Активность гал-1-фут в эритроцитах у больных с галактоземи-ей может быть снижена в 10 и более раз по сравнению с нормой: 4,3-5,8 ЕД на 1 г гемоглобина (по методу Калькара). Большое значение в диагностике име­ет обнаружение в крови и моче повышенного количества галактозы. У здоро­вых детей уровень галактозы в крови обычно не превышает 0,2 г/л, а в моче 0,25 г/л, у больных уровень галактозы в крови до 1 г/л. С успехом применяют микробиологический тест с помощью мутанта кишечной палочки ДГ-73, име­ющего недостаточность фермента — гал-1-фут.

Необходимо указать на то, что сходство некоторых клинических симпто­мов и наличие меллитурии и повышение общего сахара в крови (по методу Хагедорна—Иенсена) при галактоземии и сахарном диабете заставляет весь­ма тщательно подходить к дифференциальной диагностике между этими за­болеваниями. Определение истинной глюкозы в крови по методу Самоджи— Нельсона или глюкозо-оксидазным методом (при галактоземии — снижение глюкозы, а при сахарном диабете — повышение) помогает уточнить диагноз.

Лечение.

С первых дней жизни ребенок должен быть переведен на безмолочное вскар­мливание. В качестве заменителей молока предложено несколько смесей, в со­став которых обычно входит соевое или миндальное молоко, казеиновые гид-ролизаты с удаленной лактозой (которая при нормальном пищеварении превращается в галактозу и глюкозу), яйца, растительные масла и другие про­дукты. Принципы расчета ингредиентов питания и калоража должны быть та­кими же, как для детей, находящихся на искусственном вскармливании. При­корм вводят на 1 мес раньше, чем обычно, с постепенной заменой смеси. Каши готовят на овощных и мясных отварах. Исключить молочные продукты из ра­циона следует по крайней мере на 3 года.

В последнее время предложены некоторые медикаментозные препараты, улучшающие обмен галактозы. К ним относятся урацил-4-карбоновая (орото-вая) кислота, повышающая активность гал-1-фут, производные тестостерона.

В комплекс лечения включают препараты, стимулирующие ЦНС, сосуди­стые средства, гепатопротекторы, антиоксиданты. По показаниям проводят оперативное лечение катаракты.

 

Гликогенозы.

Группа заболеваний, в основе которых лежит нарушение обмена гли­когена, что приводит к накоплению его в различных органах. В зависимости от характера энзимного дефекта выделяют 12 типов гликогенозов. Гликоге­нозы — наследственные заболевания с аутосомно-рецессивным типом насле­дования. Болезнь распространена повсеместно с частотой примерно 1:68 ООО. Мальчики и девочки поражаются одинаково часто.

I тип — гликогенная гепатонефромегалия (болезнь Гирке) развивается в результате дефицита фермента глюкозо-6-фосфатазы, обеспечивающего нор­мальный распад гликогена через глюкозо-6-фосфат до глюкозы. Немобили­зованный гликоген накапливается в значительном количестве в печени и не­сколько меньше в почках, что приводит к увеличению этих органов. В то же время в крови отмечают низкое содержание свободной глюкозы, часто выра­жена клиническая картина гипогликемии. Вторично нарушается жировой обмен: увеличивается липидемия и усиливается отложение жира в подкож­ной клетчатке и внутренних органах.

Первые симптомы заболевания появляются в грудном возрасте. Отмеча­ют вялость, адинамию, рвоту, снижение массы тела, судороги, связанные с гипогликемией. Сравнительно рано можно обнаружить увеличение печени, главным образом ее правой доли. При пальпации печень плотная, гладкая, безболезненная, нижний край ее часто опускается до малого таза. Селезенка, как правило, не увеличивается. Выраженных нарушений со стороны желу­дочно-кишечного тракта не наблюдают. В редких случаях можно пальпаторно определить увеличенные в размерах почки. Постепенно формируется харак­терный внешний вид больного ребенка: круглое «кукольное» лицо, малень­кий рост, короткие конечности и шея, значительно увеличенный в размерах живот, умеренное отложение жира в области лица и туловища, мышечная сила понижена. Дети отличаются большим аппетитом, что связано с наклоннос­тью к гипогликемии. Умственное развитие почти не нарушено. Половое со­зревание запаздывает.

В крови обнаруживают выраженную гипогликемию натощак, сменяющу­юся повышением глюкозы после принятия пищи. Проба на толерантность к глюкозе нередко приобретает диабетический характер. Наиболее типичным для болезни Гирке является проба с адреналином или глюкагоном. После вве­дения этих препаратов (0,3 мг на 1 м2 поверхности тела) уровень глюкозы у здоровых детей значительно повышается за счет распада гликогена; у боль­ных гликогенозом этого не происходит. Наоборот, у части больных может наблюдаться гипогликемия в ответ на раздражение адреналином или глюка­гоном инсулярного аппарата. Натощак часто определяют гиперкетонемию, что может сопровождаться клиническими проявлениями кетоза (рвота, интокси­кация, запах ацетона изо рта, ацетонурия). Функциональные пробы печени у части больных нарушены, но могут быть и нормальными. При биопсии в пе­чени определяют повышенное количество гликогена и снижение активности глюкозо-6-фосфатазы. Увеличенное содержание гликогена можно выявить и в клетках периферической крови.

Для диагноза гликогеноза I типа характерны, помимо гипогликемии, ги-перлактатемия и гиперурикемия.

Прогноз при данной форме гликогеноза определяют с осторожностью. Часть больных умирает в раннем детстве от интеркуррентных заболеваний, сопротивляемость к которым у них резко снижена. У других больных возмож­но улучшение состояния после наступления полового созревания. Описаны случаи развития сахарного диабета на фоне гликогеноза.

II тип — гликогенная кардиомегалия (недостаточность кислой мальтазы, болезнь Помпе) характеризуется распространенным отложением глико-
гена в печени, почках, сердечной мышце, нервной системе, скелетной мускула-
туре. Причину нарушенного обмена гликогена усматривают в отсутствии во
всех органах кислой (лизосомальной) 1,4-глюкрзидазы с локусом 17q23. Этот
энзим расщепляет гликоген до глюкозы. В его ртсутствии гликоген накапли-
вается в лизосомах, а затем и в цитозоле клетки.

Вскоре после рождения ребенка появляются анорексия, рвота, мышечная слабость, нарастают одышка и цианоз. Определяют значительное увеличение границ сердца (характерна шаровидная его форма), систолический шум, про­грессирует сердечная недостаточность по правожелудочковому типу. Со сто­роны органов дыхания отмечают частые пневмонии на фоне ателектазов с развитием тяжелой дыхательной недостаточности из-за отложения гликоге­на в межреберных мышцах и диафрагме. Может быть нарушен акт глотания. Внешний вид детей (круглое, пастозное лицо, увеличенный язык, мышечная гипотония, задержка физического развития) напоминает иногда больных с гипотиреозом и синдромом Дауна. Изменения со стороны сердца диктуют необходимость дифференцировать этот тип гликогеноза с идиопатическим миокардитом, субэндокардиальным фиброэластозом, врожденным пороком сердца. Разнообразные неврологические расстройства (бульбарные нарушения, интенционный тремор, спастические параличи, изменения ЭЭГ) в сочетании с нарастающей мышечной слабостью делают несколько сходной клинику ге­нерализованного гликогеноза с наследственной амиотрофией Верднига—Гоф-фманна.

При исследовании крови и мочи у больных детей с болезнью Помпе каких-либо особенностей не обнаруживают, пробы с адреналином и глкжагоном нормальны. В биоптатах мышц и печени выявляют большое количество гли­когена. Для подтверждения диагноза необходимо показать отсутствие кислой мальтазы в печени и мышцах, поскольку активность фермента в лейкоцитах вариабельна и не может служить диагностическим целям.

Генерализованный гликогеноз протекает очень тяжело и заканчивается смертью ребенка в конце первого года жизни.

III тип — лимитдекстриноз (болезнь Форбса—Кори) обусловлен дефи-
цитом гликогенолитического фермента амило-1,6-глюкозидазы. Это приводит
к неполному расщеплению гликогена и образованию полисахарида с укоро-
ченными концевыми ветвями молекулы, являющегося промежуточным меж-
ду гликогеном и декстрином (отсюда название — лимнтдекстрин, то есть про-
межуточный, пограничный декстрин).

Клиническая картина заболевания напоминает I тип гликогеноза. Гепато-мегалия выявляется вскоре после рождения ребенка. Отмечаются мышечная слабость, признаки гипогликемии, ацетонурия.

Диагноз основывают на биохимических анализах крови и мочи, которые не отличаются от анализов при I типе. Отличительной особенностью лимит-декстриноза является повышение сахара крови в ответ на нагрузку галакто­зой, чего не бывает при болезни Гирке. Окончательный диагноз возможен при определении активности амило-1,6-глюкозидазы в биоптате печени.

Прогноз для жизни при данной форме гликогеноза зависит от вовлечения в патологический процесс сердца, но чаще бывает благоприятным.

Другие формы гликогенозов (IV — амилопектиноз, болезнь Андерсена; V — недостаточность миофосфорилазы, болезнь Мак-Ардла; VI — недостаточ­ность печеночного фосфорилазного комплекса, болезнь Херса; VII — болезнь Томсона; VIII — болезнь Таруи; IX — болезнь Хага) встречаются очень редко. В основе развития этих форм лежат различные нарушения ферментативного синтеза и распада гликогена.

 

Лечение.

Лечение гликогенозов разработано недостаточно. Предпринимают попыт­ки введения недостающих ферментов. Применение адреналина, гидрокорти­зона, способных в норме повысить сахар в крови за счет распада гликогена и гликонеогенеза, оказались неэффективными. Несколько лучше результаты были получены от использования глюкагона в дозе до 0,7 мг на 1 м2 поверхно­сти тела и малых доз тиреоидина при длительном (6 мес) курсе лечения. По­казаны липотроштые средства (липокаин, цетамифен и др.).

При задержке физического развития назначают анаболические стероиды под контролем темпов костеобразования.

Большое значение уделяют диетотерапии. Частота приемов пищи должна быть увеличена для предупреждения выраженной гипогликемии. В этих же целях повышают количество углеводов в диете. Жир ограничивают, белки назначают в соответствии с возрастной нормой. Грудным детям дают наполо­вину обезжиренное молоко при 7-8-разовом кормлении. Кашу в виде при­корма вводят на месяц раньше срока, творог дают только обезжиренный. Но­чью и в перерывах между кормлениями ребенка нужно поить сладким чаем.

 

Фруктоземия.

Частота клинически выраженных форм составляет 1:130 000. Тип наследования предполагается аутосомно-рецессивный.

Патогенез

Причиной заболевания является дефицит ферментов фруктозо-1-моио-фосфат-альдолазы и фруктозо-1,6-дифосфат-альдолазы, в норме расщепля­ющих гексозу на две триозы. В результате блока в обмене фруктозы в орга­низме происходит накопление большого количества фруктозо-1,6-дифосфа-та, оказывающего, возможно, токсическое действие на ткани и снижающего активность гликогенолитических энзимов, что приводит к клинической кар­тине гипогликемии. Токсическое воздействие на печень и почки приводит не­редко к нарушению функции этих органов, появлению желтухи и гиперами-ноацидурии.

Клиническая картина

Становится отчетливой после введения в рацион грудного ребенка фрук­товых соков или пищи, содержащих фруктозу (сладкий чай, подслащенные молочные смеси, фруктовые и овощные пюре). Появляется рвота, снижается аппетит, иногда бывает понос. Если характер питания не изменяется, разви­вается гипотрофия. Дети, как правило, сонливы, склонны к обморочным со­стояниям, сопровождающимся потливостью и судорогами (проявления ги­погликемии). В более тяжелых случаях увеличена печень, развивается желтуха, нарушается функция почек и очень редко — центральной нервной системы. Часто родители сами регулируют питание детей, исключая плохо переносимые продукты, в связи с чем тяжелых исходов не наблюдается.

Диагноз

Основывают на обнаружении в моче фруктозы с помощью качественной ре­акции Селиванова или хроматографическим методом. Необходимо помнить, что фруктозу определяют в моче и у больных так называемой доброкачественной фруктозурией, клинически не проявляющейся. У многих детей выявляют проте-инурию, гипераминоацидурию, лейкоцитурию, что требует проведения диффе­ренциального диагноза с заболеваниями почек и другими болезнями обмена ве­ществ. Следует с большой осторожностью подходить к пробе с нагрузкой фруктозой из-за возможного развития тяжелой гипогликемической реакции. Только в случаях, представляющих большие трудности для диагностики, можно рекомендовать проведение пробы, причем количество фруктозы не должно пре­вышать 10 г/м2 поверхности тела (0,3-0,5 г на кг массы). При положительной пробе с нагрузкой фруктозой ее концентрация в крови повышается до 1,3 г/л и выше (в норме не более 0,25 г/л), а количество глюкозы резко падает, нередко ниже 0,5 ммоль/л. Проба может оказаться положительной у гетерозиготных но­сителей гена фруктоземии. Определенное значение имеет также исследование уровня фруктозы и глюкозы в крови до и после завтрака, состоящего из значи­тельного количества продуктов, содержащих фруктозу.

Лечение

Назначают диету, не содержащую фруктозу, в течение первых лет жизни ребенка. В дальнейшем, по мере повышения толерантности к фруктозе, раци­он можно расширить. К продуктам, содержащим большое количество фрук­тозы, относят тростниковый сахар, сахарную свеклу, мед, яблоки, груши, ели­вы, арбуз, апельсины, клубнику, вишню, фруктовые джемы и повидло, мор­ковь, репу, какао.

Прогноз

При своевременно назначенной диете развитие детей не нарушается.

 

 

НАСЛЕДСТВЕННЫЕ БОЛЕЗНИ ОБМЕНА ЛИПИДОВ.

Наследственные болезни обмена липидов — обширная группа раз­личных по генезу состояний, патогенетически в той или иной степени связан­ных с нарушениями жирового обмена, в том числе — плазматические липидо-зы, для которых характерно накопление липидных субстанций внутри клеток (болезнь Ниманна—Пика и др.); нарушения обмена липопротеинов (а- и 3-липопротеидемии и др.).

 

Гликолипидозы

Группа заболеваний, обусловленных нарушением процессов распа­да гликолипидов (цереброзиды, ганглиозиды). Гликолипиды — наиболее сложные липоиды, являющиеся соединениями церамида и галактозы и со­держащие (ганглиозиды) нейраминовую кислоту и гексозамины. Нарушение метаболизма этих соединений вызывает ряд наследственных болезней. Гли­колипидозы в основном наследуются по аутосомно-рецессивному типу, за исключением синдрома Фабри, ферментный дефект при котором связан с X-хромосомой.

Гликолипидозы подразделяются на цереброзидозы (болезнь Гоше, болезнь Краббе), сульфатидозы (метахроматическая лейкодистрофия), церамидоли-гозидозы (церамидлактозидлипоидоз, синдром Фабри), ганглиозидозы (Gm2-ганглиозидозы: болезнь Тея—Сакса, болезнь Зандгоффа—Яцкевича—Пиль-ца, болезнь Бернгеймера—Зайтельберга, инфантильный ганглиозидоз IV типа, Gm,-ганглиозидозы: болезнь Нормана—Ландинга, болезнь Дерри).

 

Болезнь Гоше (глюкозилцерамидлипидоз).


Дата добавления: 2014-10-03 | Просмотры: 371 | Нарушение авторских прав



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 |



При использовании материала ссылка на сайт medlec.org обязательна! (0.011 сек.)